Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

Современная немецкая философия и старинная франкфуртская кулинария

В центре Франкфурта обилие книжных магазинов с интеллектуальным содержимым повышенного класса: редкие книги, книги о литературе, философия и о философии. Но всё это какое-то неживое. Например, сочинение "Общество сингулярности" (единичности, исключительности) философа из пригорода Берлина, по структуре и простоте является кулинарной книгой, но богатой, толстой, обильно унавоженной иллюстративным материалом (без картинок): мысль одна, тупа, проста, основательна - мы живём в символическом капитализме, и здесь ценится исключительное, единичное, особенное. И дальше разделы книги: исключительность в политике, исключительность товаров, исключительность в чувствах и так далее. И это вот считается в Германии теперь философией.

Хотя нет, кулинарные книги сложнее и интереснее, Вильгельм Гауф написал здесь мою любимую сказку "Карлик-нос" с замечательнейшими описаниями тонкостей местной кухни, а мой муж, потомственный франкфуртец, знает такие травки, которые только очень редко и дорого можно встретить на рынках и никогда в магазине, и за три травины, нужные для какого-нибудь блюда, он платит по десять евро, а называет он их моментально и точно, будто по наитию, лишь посмотрев на имеющиеся продукты и прикинув, что можно приготовить из них. А однажды нам на Рождество его родители подарили самодельную книгу их семейной кухни, так вот там все эти десятки трав в сотнях рецептов описаны, и половину этих блюд мой муж готовит быстро и не задумываясь, не смотря в рецепты никогда, и нисколько не хуже Карлика-носа.

Вообще же, самое моё первое впечатление от Франкфурта так и остаётся основным: лет в двадцать я увидел фильм Фассбиндера "В год тринадцати лун", начинающийся с того, что в предрассветных сумерках по набережной Франкфурта идёт какая-то женщина, ей встречаются там два пьяных мужика, и она очень с ними хочет совокупиться, всё происходит в молчаливом бессловесном сопе, и вот они её довольно таки лениво щупают и обнаруживают, что она мужчина вообще-то, и затем долго, так же сосредоточенно и молчаливо, но уже страстно сопя, избивают её/его, молча же пытающуюся убежать. Сцена вызвала во мне тогда дичайший хохот. Сейчас, хорошо зная город, я смотрю эту сцену только как сцену о тотальной скуке здесь.
Tags: ffm, кино
Subscribe

  • (no subject)

    Эксперименты с тем, как отнимали у детей зефир и кормили их обещанием дать две зефирки, если вытерпят без одной - они выражают то, кто элита, какое…

  • Солидарность трудящихся? Нет, не слышал

    Я всегда слышу в слове Solidarität совсем не то, что вкладывают в него левые (и слово уже стало левым), а слышу преумноженную солидность, слышу…

  • Печаль свободных художников Берлина

    Население Берлина ломанулось на биржу труда с началом пандемии и локдаунов, а жизнь с биржей труда полна опасностей, как то попасть на чёрную работу,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments