Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Category:

На детской площадке

Лето у нас, плюс двадцать два, двадцать четыре уже вторую неделю. Я облюбовал себе один столик на дереве на детской площадке, со скамеечкой, там вай-фай бесплатный хороший и обзор отличный, высоко сижу, далеко гляжу.

Наблюдаю за мамами с детьми, папами с детьми (пап больше, мужчины больше любят играть почему-то, чем женщины), а также у нас есть большое пространство внизу дерева, метров сорок длиной, тридцать шириной, двадцать высотой - баскетбольная площадка с сеткой, называю я её давно "садок парней", они там резвятся, красиво смотреть, они там полуголые, игривые такие, что мне аж стыдно. А ведь они все турки, или метисы немцы с турками, гетеросексуалы, но, господи, шутки у них все про трахнуть в жопу, навалить на клык, дать отсосать, нагнём и так далее.

А когда они уходят вечером, там какой-то цирк начинается - приходят турецкие очень объёмные тётеньки, возраст не могу определить, они чернобровые, низкорослые, в футболках, ярко накрашенные, очень басистые, солидно сисястые, а также отъявленно грубые, в кроссовках, они начинают пинать мяч или даже всего лишь пластиковую кем-то оставленную бутылку с водой втроём или вчетвером, или рюкзак с тряпками, они громко хохочут, иногда с матерщиной смеются так, что бьют себя по коленям ладонями, сложившись пополам от смеха, и тогда плюют с размаху в гальку или друг в друга, в решётку, трясут столбы с баскетбольными мишенями, хлопают себя по сисям, по жопе, по писям, если забивают голы, жуть вообще такая, что я даже боюсь слезать с дерева.

Но там ещё до самого заката часто остаются грустные матери с детьми-погодками, от трёх до восьми лет, примерно три матери и десять детей. Две матери ничего так, сидят разговаривают друг с другом или по телефону, а третья всегда круги наматывает молча по детской площадке по периметру вокруг баскетбольной площадки с коляской. Часто я вижу, как её дёргает, ровно так же, как дёргает кошек от отвращения, например, если их потрогать грубо или смеяться над ними. Просто дёргает женщину что-то. Она резко разворачивается иногда. Два раза я видел, как она натурально от каких-то своих мыслей подскочила, аж коляску едва ли не перевернула. Мне её жаль. Она напоминает мне одну мою морскую свинку.

У нас морская свинка жила, родила семерых свинят. Мне и моей дочке все семеро нравились. Так, что мы троих даже отдавать не хотели потом два года ещё. А свинка уже в первый месяц плакала от них иногда, это были первые роды её, и сразу семеро, она сбегала на руки, как только руки поставишь ей как лифт. А раньше она совсем не любила на руках сидеть. Сидела плакала, верещала, а как возьмёшь на руки, сама засыпала, уходить с рук к детям в коробку часто не хотела, они её там преследовали, сосали её до изнеможения, воспринимали её как свиномать какую-то, загоняли её в угол, валили в говно и сосали, они вообще не видели её как видели её мы, как изящную розеточную породистую нашу любимую Брунгильду. Молока им не хватало, они орали, чахли, болели, у самой Бруни от отсоса всего этого выпали зубы, ела она жадно, но мало... В общем, мы отсадили детей и кормили их пипетками, Бруня поправилась, снова растолстела буквально за месяц, потом уже и с детьми проживала, била их нещадно всё стадо, руководила жизнью подрастающего поколения два года, никого больше к себе не подпускала в жизни, не рожала ни разу уже.

Вот эта женщина от своих троих по площадке точно так же бегает. Отца их и мужа я ни разу не видел.

В общем, очень интересно сидеть за столиком в развилке дерева, это совсем крутую детскую площадку у нас в этом году отгрохали, каждый год она всё интереснее и лучше.
Tags: Nord-Neukölln, весна, гендер
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments