Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

Немецкие дети

Моя дочь, приехав в тихий маленький городок Германии в семь лет и пойдя в школу, так и не втянулась в это, и так и держалась в стороне от грубости, крикливости детей здесь. Зато она была потом, уже через три года говоря и сочиняя на немецком лучше чистокровных детей, редактором школьной газеты, пять лет бессменно до случая на мосту, а также писала на каникулах, майские праздники и лето проводя у меня в Берлине, листовки к Первомаю с цитатами из Маркса. Она быстро могла написать много разных, даже противоположных по мессиджу текстов, и сдавала их в типографию вовремя, иногда в них она миксовала от азарта речь Геббельса с речью Маркса и Христа, не давая понять, кто из них кто, а так же смогла написать на железнодорожном мосту по центру, вися на строительных "подтяжках" напару со своим бойфрендом, за два часа, при проносящихся мимо поездах через Майн "СЛАВА КПСС!" на русском и на немецком, быть там же на мосту задержанной полицией и исполнять потом общественные работы полгода.

Я до сих пор не знаю, была для неё левацкая удаль и тусовка чем-то интересным или всего лишь разрешённой здесь формой собраний, игры в общественную активность, разрешённым детским садом, элитной буржуазной игрой (они издавали вдвоём газету левых теоретических чтений с её парнем, отец которого возглавлял и спонсировал "Комитет Искусства и Сопротивления" в Цюрихе, а его сын жил один в роскошной квартире в Берлине, недалеко от нас, через канал, в Кройцберге, они организовывали какие-то митинги, чтения стихов на мосту около нашего дома, откуда утопили Розу Люксембург, всегда в день её и смерти и на её ДР, часто они с моей дочкой зависали сутками и у меня, потому что я вкусно готовлю, они много ели, от травы всегда жрать хочется, в их возрасте не видно, сколько кто ест, а потом куря травку, штудируя Маркса, Ленина, Геббельса, вели ожесточённые споры о нуждах мирового пролетариата, получали деньги от отца этого парня и печатали весь это развесёлый бред в своей газете).

Но она никогда не одобряла эту крикливость, грубость, показную расторможенность детей здесь, расторможенность по расписанию, именно только что вне урока, после звонка и вне дома.

Вот я, например, так же не одобряю натужное желание веселиться у населения Кёльна, их тупые пьянки с возгласами "давайте веселиться уже!" или "мы лучшие!" в метро и на улицах, но исключительно с вечера пятницы по утро воскресенья. А потом молча тупо вкалывать с утра понедельника до вечера пятницы. Даже берлинцы (собственно, жители района Нойкёльн) мне тут приятнее в этом вопросе: в Берлине пьют вне зависимости от того, наступила пятница или ещё нет. Ежедневно. А те, кто считают себя не алкашами - те пьют через день, благородно просыхают, ведут, так сказать, здоровый образ жизни (по берлинским меркам). А кёльнцы, да и обитатели всех порядочных, настоящих немецких городов, они как школьники, особенно агрессивные тогда, когда идут ошалелой ватагой из школы, тогда они пинают бутылки, показывают факи старухам и вообще всем, ссут на спящих пьяных бомжей, в метро пугают тем, что резко подбегают, будто сейчас сбросят тебя на рельсы, затем ещё быстрее отбегая ровно за сантиметр до прикосновения. Я даже не реагирую, знаю, что они точно знают, где кончается их сантиметр дозволенности. Им надо выпускать пар.

Почему именно в Германии так? Не знаю. Второй месяц, как я вернулся из Пекина, и так и не могу привыкнуть снова к этой невротизированности детей здесь. Моя дочь говорит, что папа не волнуйся, они потому и выделываются, что сами именно что боятся всего, и пальцем не тронут никогда, а так бы они убивали, если бы не боялись, но тоже с вечера пятницы по утро воскресенья, а потом вкалывали бы до пятницы снова. С возрастом, говорит моя дочь, они встанут в стойло смирно, и будут как кёльнцы.

Вот сегодня, например. Я спустился вниз, шёл во двор с большим пакетом мусора (я открыл для себя "турецкие апельсины" - маленькие ярко оранжево-красные, пятнами, идеально круглые тяжёлые шары, идеально вмещающиеся в ладонь, похожие на бильярдные шары своей вескостью и ровностью, пахучие уже до снятия кожуры, из них можно жать невероятно освежающий и вкусный сок, в нём идеальное соотношение сладкого и кислого, и так как они продаются по пятницам и субботам с большой скидкой - два килограмма за одно евро, я покупаю сразу по десять килограммов и давлю сок рычажной сокодавкой, остаётся много отходов), открываю дверь во двор, вижу мальчика напротив с уже поднятой у мяча ногой, была миллисекунда до удара, он выкрикивает "Entschuldigung!" ("Извинение!") с тоном "Огонь!" и пинает мяч.

Мяч прилетает по моему мешку с биомусором, там кроме кожуры от турецких апельсинов были объедки от рыбы, уже пахучие, всё это разлетается около двери во внутренний двор. Я начинаю хохотать и аплодировать, моя реакция несколько настораживает детей, но секунд через десять они тоже подхватывают моё веселье, и готовятся ко второму голу, уже в противоположную дверь. Я ухожу обратно к себе.

А что я скажу им? Я их буду воспитывать, что ли, носом тыкать? Их мамаши используют внутренний дворик как удобный садок для присмотра за своими придурками-детьми, следят за ними из окна, ведут переговоры по загонянию их домой, а то и просто говорят с ними, ругаются. Это как правило, турецкие мамаши.

А сегодня играли, как я видел, два чистокровных немецких мальчика. Ну, может быть, только немного еврейской или какой-то арабской крови было примесью в них, а так-то очень достойные мальчики, конечно, лет по двенадцати. Странно, что они не пошли на детскую площадку в пятидесяти метрах от дома, там и футбольные ворота есть и футбольное поле, засаженное яркой мягкой травой.

Удивительно, что в Пекине в центре города я жил, было очень тихо. Дети тихие, не забитые, они простые нормальные тихие люди без выкидонов, без выходок, без пирсингов и кислотной раскраски волос. Как и все люди там. Кроме приезжающих как туристы жителей деревень, но их во всём мире не любят, китайских крестьян-туристов. Но дети там удивительно тихие после Берлина. На второй день они стали здороваться в ответ, встречаясь если на лестнице или у дверей или на лестничной площадке в доме. На третий день сами начали здороваться. Играли шумно в футбол, но в отдалении от дома, там много площадок для детей и для спорта. В метро мне, иностранцу, помогли пару раз купить билет в автомате и воду в автомате (хотя уже второй год я наблюдаю в Пекине явно государственно стимулируемый национализм, на уровне школьной программы обвинение европейцев и американцев, иностранцев вообще в прошлых бедах Китая, особенно англичан за опиумный геноцид, и часто там расклеены лозунги о том, что теперь Пекин столица мира, и мы не зависим больше от иностранцев, но сделаем их зависимыми от нас).

В немецких же городах дети выдерги вне школы и вне прилегающей к дому территории. А в Берлине вообще выдерг обильно так, как нигде больше я ни встречал (я ещё не говорю о насилии в школах, оно, судя по газетам, только в Берлине, и совсем уж брутально здесь, до забития на смерть ногами в школьном туалете, чего я со времён моего детства в маленьком советском заполярном городке больше нигде не встречал). По-моему, и дома они здесь такие тоже, судя по крикам и скандлам из окон.

Я стал после Пекина в этот раз присматриваться к малышне и к подросткам здесь, да, их агрессию даже поощряют здесь, учат "свободному проявлению чувств" (спускать пар, то есть, только в строго отведённом месте), и вовсе не только турки-школьницы зависают у эскалаторов и у входа в лифты и в дома, как то у них принято везде - болтовня это святое у турков, но и немецкие как чистокровные, так и дети-полукровки делают то же самое, причём эти-то намеренно, а не бессознательно подражая родителям, как их турецкие сверстники.
Tags: Nord-Neukölln, Германия, Кёльн, Пекин, больные люди, дети, мировая революция, немцы, нравы
Subscribe

  • Миф о бессознательном

    Популярность понятия природного, бессознательного (а также и от бога данного, неизменяемого) сейчас - не более, чем запрет на осмысление, приём,…

  • Монументальное толокно

    Продолжаем мультики про то, что поэт в России больше чем поэт. Вот тут сравнивают Толоконникову по мощи с Гитлером, с милицией, с госинститутами,…

  • Паразитов - на социалистический контроль!

    Что-то сегодня курильщики лютуют. Банят, матерят, вставляют в диалог высокомегабайтные GIF-файлы с выпусканием дыма мне в лицо. Хорошо, что я…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Миф о бессознательном

    Популярность понятия природного, бессознательного (а также и от бога данного, неизменяемого) сейчас - не более, чем запрет на осмысление, приём,…

  • Монументальное толокно

    Продолжаем мультики про то, что поэт в России больше чем поэт. Вот тут сравнивают Толоконникову по мощи с Гитлером, с милицией, с госинститутами,…

  • Паразитов - на социалистический контроль!

    Что-то сегодня курильщики лютуют. Банят, матерят, вставляют в диалог высокомегабайтные GIF-файлы с выпусканием дыма мне в лицо. Хорошо, что я…