Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Category:

Мне очень плохо, сейчас помирает моё любимое животное, самый красивый, самый умный, самый мой любимый и замечательный среди всех свинок и вообще наш любимый свин.

Как приехал, так всё эти зачёты, в день по одному, а сегодня два; всё та же усталость и жара, что и в Москве, только не так влажно в воздухе, поэтому полегче. Днём приехала сестра из Игарки, позвонила мне сразу, потому что, как зашла ко мне домой, увидела, что Кучик умирает. Как я забыл свиней на лоджии на жаре, на самом солнце, куда временно поставил коробку с ними утром – я и не помню. Сама мать и свинёныш не перегрелись почему-то, всё же там была вода. Просто он самый пушистый, наверное, потому и не выдержал. С 11-ти утра до шести вечера. «Я и не помню» - чем ещё могла закончиться эта усталость длиной в полтора месяца. Как трудно не обвалиться в самокопательство сейчас, да и вообще уже сколько времени. Хоть выговориться, что ли, позволить себе. Такой жёсткий прессинг вины и совести при том, что я не курю, не выпиваю и не ем ничего успокоительного – так решил проснувшись в поезде, вот этот жёсткий прессинг, сопротивление его вторжению, привёло к тому, что я забыл про свинок. Хотя я уже думал, что в воскресенье, т.е., завтра, отнесу их на Птичий рынок.

Ну вот он и умер, умное красивое роскошное моё любимое животное, только что вздохнул и всё же умер. Видимо, я всё же не рассчитал дозировки кордиамина, я хотел снять отёк мозга. Не знаю, чего я не рассчитал, он стал холодеть полчаса назад, через пятнадцать минут после укола. Я пытался его согревать на руках. Он очень красивый, я могу описывать его долго. Но мне просто досадно: как же так. Так хорошо начался день, мне подарили сегодня много роз, три букета, итого получилось двадцать три розы, и вчера ещё букет подарила Ира Кребель, потому как всё равно уезжает завтра и надолго, итого получилось тридцать роз, весь дом был в цветах бы. И утром сегодня уже было очень спокойно и почти ясно на душе, и кошмары дистанцировались, как и сожаления. Так я привязался к этому животному. Надо было просто скорее продать его семейство, ведь оно-то мне и мешало, отнимая столько времени. И где-то внутренне, видимо, я не хотел за ними ухаживать. Но думал, что без него будет скучно дома, а ему будет без подруги скучно. Вот так тупо эта ситуация и разрешилась, зависшая. Последние два дня перед отъездом в мск я пытался пристроить их, просто отдать на рынке, пробегав последний день перед отъездом с ними с двумя, но все, кому предлагал, говорили, что такие большие им не нужны. Да чего бы они понимали в свинках.

Очень трясутся руки теперь. Дома офигительно пусто, сестра поехала на Учхоз. Но курить я не буду: курить - это ад, замороженный ад, замораживаемый, отодвигаемый. Я лучше буду писать письмо в Германию. Но Тане я не могу о нём написать, она просила его отдать, когда уезжала.

Он ещё не окоченел, мне нравится на него смотреть, гладить, он очень красивое животное, вид такой, будто он вспотел и лежит, задумавшись и прикрыв глаза. Я ведь думал, что он очень живучий, неосознанно был в этом уверен, очень глупо уверен, видимо, часто наделяя его своими чертами, или наоборот. Это была очень гармоничная пара свиней, кстати, среди них это редкость, чтобы пара – и очень мирно и полюбовно жили, и мне до сих пор нравилось за ними просто сидеть и наблюдать. Он очень большой, не меньше небольшого пекинеса. Конечно, взять и закопать такое создание – не совсем кажется логичным, пока ещё. Как надоест его рассматривать, пойду закопаю, а то и просто выкину в мусоропровод, потому что идти никуда не хочется. Как досадно, от досады даже руки трястись перестали. И я стал такой вдумчивый, взвешивающий обстоятельства и т.п.

Tags: Учхоз, мои любимые, свинки, сестра
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments