Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

Девяностые, истоки здорового цинизма

Помню, когда я с утра работал на музыкальной радиостанции и поздравлял с пиздилетием по 50 рублей за поздравлялку, готовил новости во славу губернатора и вёл в прямом эфире долгие беседы с гостями программы о том, как им удаётся делать такую хорошую водку (от неё дохли люди как мухи) или такую вкусную колбасу (её запретили потом есть и засудили врача, её подписавшего к поеданию, а судью закопали в лесу с её ребёнком заживо, она вякала против этого мясника), а вечерами работал на оппозиционные СМИ, написал я однажды листовок очередным нацикам, да так красиво, что этим заинтересовалось ФСБ и аж завело дело. А ещё я преподавал философию в госунивере и политологию, аж на ставку, но денег не было, потому хвалил водку, колбасу и писал и правым и левым на заказ всё, что просили. Так вот, эти листовки анонимные мне же на экспертизу и принесли на кафедру. Сам себе я писал экспертизу, разнёс себя в пух и прах, нашёл признаки даже гитлеризма в своих сочинениях, осудил, разобрал по косточкам, по буквочкам, сослался на высказывания Ленина, Путина, Христа, местного митрополита, губернатора и других великих деятелей науки, справедливости и искусства, просил высшей меры наказания для автора этого говна. Всех нахуй по её результатам за полярный круг сослали и посадили кроме меня. Вот так мы жили. Девяностые и двухтысячные тоже, кстати. Давайте, давайте дальше расскажите, какое весёлое время было благодатное.



На фотке мне восемнадцать лет, я выгляжу старше, чем сейчас, одной девушке я пообещал уже оторвать башку, если ещё будет лезть ко мне с ребёнком, которого родила, скорее всего, да, от меня, но я не знаю, правда ли от меня, не было интересно ни тогда, ни сейчас тем более, а с этим ребёнком я решил остаться в отношениях отца и ребёнка, во многом потому, что мягкое давление общества было, родителей, понятий друзей и окружения, универа (все очень жалели мою тогдашнюю жену, она там тоже училась). Везде тогда много ковров не потому, что все любили ковры, а потому, что тогда могли зимой отопление на две недели и даже на месяц выключить. Так вот, я смотрю и вспоминаю все эти ужасы, и это вообще не я, а будто кто-то мне всё это рассказал, подкинул фотки, или это был яркий интересный сон, не хороший, не кошмарный. Точно не эротичный, ни на гран, точно триллер и ужастик отчасти. Но никаких чувств нет к этой "памяти". Это и есть, собственно, бесчеловечность, распад, то, о чём можно пожалеть как об утрате, жестокости - когда твои части, твоего тела, времени или сознания, больше не твои.

Так вот, многие такой опыт оценивают как бесценный опыт взросления. Это неверно. Это такой опыт, которого не должно быть вообще ни с кем, никогда. Но тогда было со многими. Травмированное общество, общество травмы. Многие не выкарабкались потом из этого, их тоже закопали, они сдались, спились, сорвались и так далее. Или пишут в "Логос" или речи Путину, что одно и то же, вообще-то. Но, пока я не могу объяснить точно, как это, у меня тогда появились человечность, витальность, сочувствие, а раньше не было. И потом уже самый здоровый цинизм и способность уже автоматически, не вдумываясь, обходить любые слова, убеждения, веру и прочее говно, такой цинизм появился, а не тогдашний цинизм, когда всё поровну и всё переваривается крепким молодым желудком.
Tags: Омск, мои фотографии, радио, ребёнок, травма, универ
Subscribe

  • Норма - 2

    Сэлинджер пишет о том, что многие солдаты, увидевшие лагеря уничтожения в Европе, впали в депрессию, да так, что их отправляли с фронта домой. Я…

  • Норма

    В Фульде, в этом самом немецком, до анекдотов о фульдинцах, городке, есть сеть магазинов NORMA. В качестве фульдинских сувениров с сорокинским…

  • Книга историка О. "Моя любовь в Треблинке"

    Написана от первого лица как воспоминания еврея-трансгендера (неоперированного, конечно же), воспринимается ни на ура, ни с отвращением в немецком…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

  • Норма - 2

    Сэлинджер пишет о том, что многие солдаты, увидевшие лагеря уничтожения в Европе, впали в депрессию, да так, что их отправляли с фронта домой. Я…

  • Норма

    В Фульде, в этом самом немецком, до анекдотов о фульдинцах, городке, есть сеть магазинов NORMA. В качестве фульдинских сувениров с сорокинским…

  • Книга историка О. "Моя любовь в Треблинке"

    Написана от первого лица как воспоминания еврея-трансгендера (неоперированного, конечно же), воспринимается ни на ура, ни с отвращением в немецком…