Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:
  • Music:

омский вокзал

В 10 вчера встретился с сестрой на Учхозе, гуляли, пили чай до половины второго, вызвали такси, уехали на вокзал. На Учхозе было очень хорошо, такие места детства, но сегодня очень много пьяных, которым не сиделось дома.

Столько пьяных, как на омском вокзале ночью, не встречал ещё ни на каких вокзалах. Может, сегодня просто праздник. Да вообще, по-моему, Омск – город алкоголиков (приехав из Москвы, заметил, как много у нас алкогольной рекламы). Весь вечер сегодня встречал людей с пивом, портвейном и вином, добираясь до Учхоза, в половину десятого вообще на остановке в центре у муз. театра все люди на остановке, за исключением детей, были пьяные. И водитель маршрутки до Учхоза тоже. Я не сказал ещё про то, как пьют на Левом берегу, напр., обитатели дома, в котором живу я: постоянно все лавочки заняты пьяными, разных возрастов и соц. статусов, утром, днём, вечером, ночами. Омский вокзал перестраивают. Много людей сидит на улице: несколько рядов кресел, скреплённых по десять-пятнадцать штук стоят вокруг милицейской будки, обращённые к ней, на небольшой площади перед вокзалом. Юлин поезд ушёл в половину четвёртого утра, я остался на одном из этих кресел ждать маршрутки, потому как внутри вокзала очень душно и противно: туда стеклись совсем пьяные. Тратить 200 руб. на такси до дома мне не хотелось, да домой просто не хотелось. Удивительно: милиция не пользуется законом, запрещающим распитие спиртного в общ-ых местах и просто на улице. Вокруг будки находятся две или три крытых забегаловки. В какой-то момент оттуда выбежало пьяное тело и совсем как слепой мотылёк стало болтаться с увеличивающейся скоростью по пятачку в амфитеатре этих рядов кресел, натыкаясь с сильным стуком на центр – будку, и рикошетом от неё наваливаясь на эти деревянные кресла. Милиции было всё равно, они ходили из вокзала в будку и обратно, просто не замечая этого танца пьяного мотылька. Да они много чего не замечали. Например, одна загашенная бабёнка наблевала прямо перед собой у них на глазах, достала платочек, вытерлась и пошла мимо будки за бутылкой в киоск. А другая вообще встала и, задрав юбку, прислонилась задом к гранитной стене вокзала, совсем недалеко отойдя от ряда кресел, и стала ссать. Милиционеры спокойно прошли мимо. Я бы не сказал, что там совсем бомжи, там все сидят, и не бомжи тоже, например, много водителей такси, ожидающих клиентов, да просто подъезжающие к поезду пассажиры (компания каких-то советско-сибирского вида стариканов, это на которых страна держалась, приехали на "Жигули", обнявшись за плечи, пели песню «Аэропорт, аэропорт, ночное зарево огней…»). После выхода бабы номер два, поссавшей на стенку, я решил неспешно пойти по направлению к дому, к тому же светало.

Может, в Москве я просто не замечал алкоголиков. Но по-моему, их там нет. Однажды всего лишь, помню, ехали мы в метро с Сашей Волошиным, и я подумал, что пьяных-то нет, хоть и день выходной, и как раз на этом в вагон влетело бессознательное тело, проехало одну станцию, какой-то инерцией вынеслось в двери, с размаху шибанулось лицом о колонну, рикошетом плечом о другую, пробежало, вращаясь вокруг какой-то оси, метров пять, въехало в стену, а дальше мы уехали, попытавшись предположить, что им двигало.

На вокзале, вообще в Омске, всё одно и то же: тот же бутерброд и кофе, маршрутка в пять-ноль-пять, таксист, уже знающий, как и десять дней назад, как и полгода (во память!) назад, что мне на Волгоградскую, встреча с Е.П. Барановской, то отъезжающей в СПб, то прибывшей оттуда, как и полгода назад, и как и в августе прошлого года, та же бабка в туалете с рекомендациями по пользованию.

В апреле уехали Таня и Маша, я всё не отошёл, сегодня сестра, целый вечер чувство повтора, какая-то гудящая пустота в голове, когда сидел на площадке у вокзала, через три недели улетает Андрей, а дальше провожать будет и некого, дальше без проводов в минимальные сроки смоюсь тихо сам по себе.

Тоска не поддаётся рационализации, просто заливает мозги, совсем бессловесно, ничего не скажешь, не зацепляемое чувство. Задумывался об абсурде, когда шёл до дома, хотелось прийти и читать Монтеня – но как можно думать об абсурде? Открыл Монтеня – такое впечатление, что я и его проводил – слова сухие, чего там читать. Не хочется заканчивать говорить, писать, это как-то выручает, но что писать попусту, я и так писал про алкоголиков просто страницу.
Tags: Маша, Омск, Т., алкоголь, учхоз
Subscribe

  • (no subject)

    Нет, закон о сдерживании арендной платы за жильё (потолок цен) в Берлине сегодня не отменили. Лишь сказали, что Берлин не вправе такой закон был…

  • (no subject)

    Чем притягательны фотографии берлинцев под цветущими сакурами, так это масками. Лица под масками выглядят моложе, люди выглядят улыбчивее (носогубный…

  • (no subject)

    Накопление мудрости к старости на понятном языке - это укоренение долгоиграющих хороших привычек, то есть, привычек, стабильно приносящих…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • (no subject)

    Нет, закон о сдерживании арендной платы за жильё (потолок цен) в Берлине сегодня не отменили. Лишь сказали, что Берлин не вправе такой закон был…

  • (no subject)

    Чем притягательны фотографии берлинцев под цветущими сакурами, так это масками. Лица под масками выглядят моложе, люди выглядят улыбчивее (носогубный…

  • (no subject)

    Накопление мудрости к старости на понятном языке - это укоренение долгоиграющих хороших привычек, то есть, привычек, стабильно приносящих…