Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

Лифт

Родители мужа живут в старейшей части города, в "районе деревянных домов", в доме постройки восемнадцатого века, и вот решили все жители дома уже лет двенадцать или пятнадцать назад, предполагая свою старость, построить в доме лифт. Согласование на постройку крохотного стариковского для подъёма немощных старческих тел лифта в бывшей каминной трубе шло тринадцать лет. Сравнительно быстро по немецким меркам. Как раз успели к артриту моего тестя.

Лифт построили за три месяца. По лестнице подниматься в три раза быстрее, даже с артритом. Но лифт чудесен. Бесшумный, дверь в него открывается так, как дверь ящика у фокусника в цирке, берущего людей из других измерений, лифт в доме родителей крадётся по этажам в старой дымовой трубе очень тихо. Сама труба осталась трубой с видимой стороны, то есть, со стороны входа в дом - со стороны лестницы осталась она каменной трубой с резными и расписными стенами, а с противоположной стороны стена бывшей каминной трубы-вытяжки теперь заменена стеклянными дверями на каждом этаже.

Стекло при остановке лифта внезапно моментально становится прозрачным, и приехавший жилец появляется в стене за стеклом неожиданно и в полной тишине, будто телепортированный с другой галактики. Он видел только что своё отражение в черноте непрозрачной двери лифта, перемещающегося по этажам, скорость перемещения была неопределима, так как во всё время транспортировки тела, поддувая в лицо и уши и создавая впечатление третьей космической скорости, технократично жужжа и высокотехнологично вибрируя, работала невидимая, приятная, обдувающая голову вентиляция, а если не прикасаться к движущимся вверх или вниз стенам шахты лифта, то и не заметно, что лифт движется.

И вот внезапно стекло становится прозрачным, кабина, а точнее никакой кабины там нет, есть только площадка пола, перемещается и именно она, так вот, она останавливается, и пассажир лифта видит себя в небольшом зеркале, которое на каждом этаже находится напротив двери в лифт, зеркало увеличивает пространство, а собственно в лифте надо ехать скромно, не дышать и не касаться движущихся стен, не опираться на них, потому что места в лифте очень мало. И пока едешь в лифте, нужно постоянно держать нажатой и не отпускать большую зелёную кнопку, иначе лифт остановится и загорится красная лампа прямо в лицо, а через минуту лифт приедет на первый этаж, если снова не нажать и не удерживать большую зелёную кнопку. Видимо, доставляя старое испустившее предполагаемо дух тело скорее навстречу карете скорой помощи. Которая, впрочем, автоматически не вызывается с отжатием зелёной кнопки во время поездки в лифте.










Так вот, лифт вышел в один миллион двести тысяч евро. Из этих денег четыреста тысяч - это работа с документацией, судебный процесс со сраными защитниками памятных мест и народных исторических достояний, продвижение разрешения на постройку, полностью легальное, без взяток. И это ещё быстро и дешёво. И построено было так, что не дрогнули ни одно витражное стекло древнее между этажами, ни одна расписная фаянсовая плитка на бывшей трубе-вытяжке не треснула, ни одну дубовую ступеньку и ни сантиметр паркета в подъезде не пришлось переложить.

Чаще всего теперь говорительно-бумажная, сертификационно-оценочная, проектно-процессуальная и т.д. часть любого предмета, начиная с банки консервов и заканчивая небоскрёбом, составляет более половины стоимости в Германии. Это я о том, что страна всё более литературна, а производство всё более производство речи, знаков, согласия. Мне это крайне нравится и занимает торжеством разума, конвенциональности, расслабленности, фактически. Я переживаю это как возврат к природе, страсти, к человечности, это освобождение от материальности, вещизма. И потому вчерашняя моя запись о пятистах километрах полей и ветряков, коров и свиней между Берлином и Франкфуртом была такой злобной - я не понимаю, нахера всё это. Весь этот аграрный недоиндастриэл в эпоху тотального перехода в словесность и красоту. Вывезти всё нахуй в Китай, Польшу, Россию, Бангладеш и Индию все ветряки, свиней, говно, пшено, дым, отходы и прочую бренность! Но нет же, эта показуха растительности, рачительности и хозяйственности здесь какой-то культ и фетиш. Уже и мозги технические утекают в Китай, здесь остаётся только красота, гомосексуализм, дизайн Dasein-а, политика и самый чистый экологически продукт и производство - Кредит. Но нет же, вся эта блядская еда шароёбится по полям, а поля здесь везде, вместо полян, кустов, кущ и парков, везде имитация хозяйства и самопрокормления. Ввели повсеместно бумажные пакеты для мусора, а также и в магазинах, они в три раза дороже полиэтиленовых, в пять раз непрактичнее, раз в семь убийственнее для экологии, чем пластик. Но их делают в Китае. А здесь продают. По 20 центов за пакет. На них написано "ПРИВЕТ ЭКОЛОГИЯ!"



Это же какой-то чёрный юмор!
Tags: ffm, мои фотографии, семья, старость, экологическая романтика
Subscribe

  • (no subject)

    В Берлине, не считая гонконгцев, очень много именно пекинцев, и это видная, самая заметная, всегда освещаемая прессой и заметная в культурной жизни…

  • (no subject)

    Раньше я думал, что у людей, стоящих и смотрящих подолгу на дождь из окна, ноль внутренней и внешней жизни, полное нечего делать, и они от скуки…

  • Дорогие товарищи!

    Классное начало у фильма Кончаловского "Дорогие товарищи!", ход сразу в дамки: мать-сталинистка просыпается с утра в постели с каким-то мужиком,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • (no subject)

    В Берлине, не считая гонконгцев, очень много именно пекинцев, и это видная, самая заметная, всегда освещаемая прессой и заметная в культурной жизни…

  • (no subject)

    Раньше я думал, что у людей, стоящих и смотрящих подолгу на дождь из окна, ноль внутренней и внешней жизни, полное нечего делать, и они от скуки…

  • Дорогие товарищи!

    Классное начало у фильма Кончаловского "Дорогие товарищи!", ход сразу в дамки: мать-сталинистка просыпается с утра в постели с каким-то мужиком,…