Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Category:

Экран

На экран ноутбука или планшета реагируешь только умом. Сферу представления можно прихлопнуть, закрыть. В ней копаются одним пальцем, гладят поверхность, мелкая, мелочная даже, скажем, моторика у такого воображения и способности представления. Пальцем деланная буквально.

То ли дело фильм про акул-мегамонстров на большом экране и притом дома: тело бессознательно соотносит себя с пространством экрана, потому что, например, люди там (а "там" стало "здесь") ростом один в один с тобой, и пальчиком тут не справиться, например, уже потому, что не сразу найдёшь куда-то завалившийся пульт от экрана или мышь, она, как и всё здесь, давно без проводов-поводков, и из глубин на тебя таки прыгнет огромная акула, она плывёт уже пять минут, сотрясая толщи воды своим ультразвуковым хрипом и голодными толчками-спазмами.

Приближаясь, она едва различимой тихой ритмичной дрожью сотрясает и твои стены, сам телевизор, вызывает вибрации, отклики в теле, тремор и в вещах вокруг, и сама глубина воды, её толща, совпадает с толщей цветных жидких кристаллов большого в полстены экрана, с синевой темноты в моей вечереющей в blaue Stunde комнаты (с нем. "голубые часы", время, когда солнца уже не видно, но ещё не темно).



Страх, целительный детский страх ужастиков, начинается в тёмной комнатке бессознательно, ровно так же я должен был видеть в детстве дно ванны, в ванне не должно было быть никогда никакой пены, потому что от пены мне казалось, после первой попытки отца утопить меня в ванне, он держал мою голову под пеной, что дно ванны пробьет акула, и под пеной могут оказаться километры воды, там, даже внизу под девятиэтажкой, и я не замечу акулу, которая разнесет ванну, пробив прежде и четыре нижних этажа девятиэтажки.



С большим телевизором я могу переживать фундаментальные страхи (собственно, нет, не эти мои детские страхи быть утопленным отцом в ванне, а природные, милые древние страхи, лесные реакции тела - ради них и делаются фильмы ужасов, ради возвращения нас к корням, к живым простым реакциям) в снятом игровом виде полнее, такого не было никогда с фильмами на ноутбуке или в кинотеатрах, ведь акула должна быть именно дома, эта опасность, и я смотрю это кино, незаметно для себя улыбаясь от констатации неактуальности этих моих страхов (я нахожу внезапно эту улыбку уже образовавшуюся на лице, смотря фильмы об акулах, а я боялся слоя пены в ванне до подступающей дурноты и до экстремального падения давления очень долго), но всё же вытирая холодную испарину с тела от пяти минут ожидания акулы в тишине приятной тягучей синевы в глубине океана, пронизанной красиво солнечными лучами над батискафом в фильме.



Акулу-великана в фильме слышит только мальчик, только он способен там прекратить верещать, спасать мир, делить власть на тонущей лодке и т.п. и может сосредоточиться на мелких звуках и сотрясениях пола батискафа от быстрых рывков приближающейся, невидимой пока акулы-монстра - тоже вот прекрасный момент фильмов ужасов - напоминание о способности посидеть минут пять тихо, о способности и неспособности сосредоточиться, сконцентрироваться, расслабиться, не дрыгаться, слушать мелкие знаки, призвуки, о способности, сейчас у многих разрушенной, мы часто стали неспособны проводить время одни или дочитать страницу не отвлекаясь или посмотреть фильм не ставя его на паузу часто, чтобы куда-то заглянуть, что-то сделать).

Tags: Братск, архаическая истина, детство, дома, кино, отец, психофизика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment