Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Category:

Великий китайский файрвол

Все программы в Китае, имеющие касательство к гуглю, а это почти все, так как преобладающая масса гаджетов работает здесь на гуглевской операционной системе андроид, так вот, все программы надо ставить с первого раза шаг за шагом без ошибок и сомнений, не откладывая даже на час, тем более на завтра, иначе через час или завтра придётся искать новую версию этих программ, так как они будут забанены искусственным интеллектом здешней невиданной силы и вторая попытка не удастся - он не позволит ставить всякие VPN и прочее аморальное говно в обход директив и невысказанных инвектив партии (она же правительство).

Попутно установке новых, за месяц уже забаненных, программ на основе гугля, я снова вспомнил, как я стал мизантропом и нелюдимцем: обилие стрессов расшатало мне способность к концентрации внимания ещё в детстве.

Как я учился на пятерки? <Как побеждал в краевых олимпиадах с первого класса? - да это всего лишь быстро со стрессами развивавшаяся невиданными скоростями уникальная способность ко лжи и имитации, а на самом деле я не понимал даже таблицы умножения, не быв в силах в силу задёрганности и постоянного неконтролируемого, непредсказуемого стресса сосредоточиться и понять её принцип, и потому у меня развилась невероятная буквальная и фотографическая память уже в пять лет - спасибо идиотам- родителям, на тогда в его двадцать семь лет кандидату мед. наук и лучшему хирургу города отцу и врачу скорой помощи матери (пиздец в том особенно, что врачи, вроде бы обученные понимать человечью природу, так не понимали нихуя в ней, чтоб родному ребёнку устроить ад... из благих побуждений притом, что особенно досадно), отдавшим меня в школу в пять лет, в класс педагогического эксперимента, тогда начали только окучивать шестилеток, внедрять это начали, начали аж с пятилетних детей, помещая их в классы с нормальными семи- и восьмилетними детьми, которые, естественно, пиздили пятилеток и шестилеток смертным боем этих нас вундеркиндов сраных, и теперь я общаюсь с людьми только если меня ничего не заботит, если не возникает совместной деятельности, проблем, задач, необходимости плотного контакта, да даже и не плотного.

Ведь меня всегда раздражает попросту то, что кто-то рядом, если я даже всего лишь завтракаю. Я начинаю тогда ронять посуду, еду, переворачивать чайники и так далее - мне мешают сосредоточиться, блаженно уйти в себя, в безмысленную пустоту-полноту, дающую ответы на всё сама собой и мгновенно, если надо. Люди всегда меня раздражают и в форме даже интернета, книг и других своих поделок и снятых рафинированных форм, потому я и не читаю ничего, когда, например, ем. Я ведь ненавижу и саму человечью речь тоже, не только в частностях, а в принципах, в установках, и я точно знаю, что настоящее мышление и бессловесно и не имеет отношения к написанным "логикам".

Практически, я общаюсь с людьми только для удовольствия встречаясь, еще конкретнее, только для секса, эмоций, любви. А вот если мне что-то нужно сделать, например, тупо отсканировать входы в VPN, кряду двадцать штук, то люди рядом мне сразу мешают даже при простейших задачах, даже родной муж, раздражают невероятно все.

Родной мужик за месяц может забыть после десяти лет совместной жизни, что мне не надо ничего советовать, если я не прошу, не заговаривать со мной, не отвлекать, если я занят чем-то. Он нормальный человек с нормальными привычками в общении, с лёгкими вопросами и предложениями помощи без задней мысли о том, что они могут вызвать не благодарность, а шквал агрессии. То ли увы, то ли к счастью он, да, совершенно, замечательно нормальный человек.

Но сегодня я его облаял: как вы немцы суки мне надоели со своей коммунальностью, ничем её из вас пидарасов не выбить, лезете, мандавошки, везде под ноги со своими советами и поучениями когда надо и не надо. И так далее :( Я быстро отхожу, конечно. Но потом, увы, долго мучаюсь тем, что способен на такую жестокость. Впрочем, он уже вспомнил это и не придаёт этим выходками и моим виражам никакого значения, которое бы меня потом мучило. Он быстро вспомнил, что для того, чтобы я что-то быстро и хорошо сделал и притом остался в хорошем расположении духа, надо только удалиться, оставить меня одного и закрыть за собой дверь не забыть. А я забыл о том, что это значит - жить не одному, а с кем-то.

Люди неприятны, так как мешают сконцентрироваться. Ничто и никто больше людей не вызывает острого и долгого рационального желания с мучительно навязчиво идущими в голове минут десять картинами расправ с кровью и расчленёнкой желания убивать их сразу на месте, кроме людей. Потому что это не животные, не стихии, не природа и не вещи, а люди причиняли стресс - это так и отпечаталось за жизнь, уже не исправить.

Кстати, что интересно, у китайцев другая этика, нет повышенной европейской коммунальности. Хотя типа у них теснее и потому коммунальнее, так как коммунизм и человек для страны, а не страна для человека. Это всё так. Может быть, потому они и учтивее друг к другу, чем в Европе. Так как более давно, дольше живут в тесноте и коммунальности, чем европейцы. И одновременно ближе они, теплее друг к другу. Но об этом в другой раз, это другая тема. В Пекине же сразу приятнее, чем в Германии: объективно просторнее, меньше людей на кв. метр, люди тише, нет настояния на улыбках, позитивности, на постоянном позитиве, на постоянном проговаривании всего и в особенности того, как всё правильно мы и хорошо делаем.

А в деревнях-то они, конечно, ужасно болтливы и коммунальные свински чаще всего, и постоянно любят одно и то же повторять, приговаривать, что делают непосредственно и говорить о том, как им приятно и хорошо. Ну, наверное, как и везде, так делают люди, не обременённые рефлексией или сверхкоммунальностью, каковой тяжкий болезненный опыт пережили все огромные города, только потом став пустынными при огромном тем не менее населении, как это пережил Пекин, сейчас пустынный огромный лёгкий город в противоположность захоженному тесному засранному липкому вечно несвежему Берлину.

Кажется, что это не в Пекине 26 миллионов человек, а в Берлине вместо двух с половиной там. И что они там, в Берлине, все 26.000.000 постоянно на улицах, постоянно жрут курят и серут и плюют под ноги и кидают окурки. Уж так разительно стали отличаться эти два города всего за четыре года, пока я живу теперь пока между ними, настолько стремительно быстро и хорошо изменился Пекин к лучшему, а медленнее, но к худшему, изменился Берлин.



На скриншоте: еле восстановил за шесть часов основные программы и наконец-то только что стабильно два времени и две погоды стали при любом айпи показываться снова правильно.
Tags: Пекин, агрессия, детство, дома, зачем пишем, школа
Subscribe

Posts from This Journal “агрессия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments