Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Ночной костёр

Хорошо жить в деревне. Вечером я заблудился, возвращаясь домой, и на одной из улиц, на которой половина однообразных одноэтажных домов сплошной стеной это fashion hotels, а вторая половина бары, тоже fashion (рисовое вино, пиво, самогонка, жуткие местные водки для китайцев, на улице столики в виде досок на пнях, посетители тихие, едят орешки, пьют это всё, большие и мелкие китайские мужики, по ходу раздеваются всё больше от жары и алкогольного жара, хлопают себя по преогромной олдскульной голой пузяке гордо и громко, выиграв в карты или в кости, они громкие вечером и тихие ночью, так как это плотно населённый жилой район - бары без названий, просто fashion bar или luxus bar написано, им там могут прям там на улице зарубить курицу для всей компании и её варить и есть, а то там же у столика во дворике или и на улице, если внутреннего дворика нет, эту курицу на костре жарить, да-да, на костре, а не гриль никакой с мангалом, но чаще всего ночью всё же шашлык, а не курица свежая, а кур здесь немало содержат; и редкие бары для белых, поскучнее в них идёт жизнь, но громкая, с музыкой, смехом на всю улицу, бары с названием, из еды ничего, кроме орешков или чипсов) я свернул не туда, так как улица этой fashion- и luxus- занятости расплылась и на многие улицы рядом, и они потеряли своё, так скажем, цеховое трудовое лицо, их трудно стало различать теперь.

Большинство посетителей баров, туристы или местные, живут здесь же по этим очень здесь недешёвым fashion hotels. Подороже те халупы, у которых и табличка министерства культуры есть о том, что они историческое достояние Пекина, и туалет внутри, а те, у которых туалет на улице, те существенно дешевле.

Самые дорогие отели здесь те, у кого есть табличка от ЮНЕСКО плюс туалет внутри, даже в номерах, и они двухэтажные, этим гостиницам уже по тысяче и больше может быть лет, и они всегда были гостиницами. У них перед входом не сидит никто, а есть зато традиционно издревле глухие ворота.

А вот у некоторых и табличка от ЮНЕСКО есть за сохранение традиционной кухни или архитектуры есть, а туалет на улице (настощая, хардовая, самая подлинная местная традиционность) в пятидесяти метрах от отеля или от этого ресторана - вот там тоже вечерами эти балдёжные старики сидят с ужасной всенародной водкой, старая марка "Красный пахарь" с красной звездой на бутылке.

А ещё там есть улица, жителям которой дали лицензию на сбор пластикового мусора, там дома с большими внутренними дворами, но жителям нельзя собирать мусор в промышленных масштабах, но так, для себя, так сказать, как приработок в рамках налогом необлагаемого малого предпринимательства, то можно. И грузовик им не разрешён. И днём ездить им с мусором по улицам нельзя. Потому они как навозные жуки ведут ночной образ жизни.

У них, впрочем, как и у всех, электромопеды, у них они огромные, с тракторными колёсами, самодельные, с тележками-прицепами как у Путина, но только не как он, с одним прицепом, а с несколькими ездят они на своих креативных таратайках по ночам.

Это милый тихий транспорт, вот он проедет мимо, обдав ветерком, неслышно объехав тебя (тротуары на районе редкость, только в "восстановленной" части появились) - так это словно тихий ангел пролетел, а электричество здесь не стоит ничего почти. Все дворы и место перед домом у них заставлено мешками с пластиком. Ничего не пахнет, только постоянная движуха ночная с пластиком, тихо шуршат они с ним как жуки, неспешно заваливают им дома, дворы, часть дороги у домов.

Раз, иногда два в неделю примерно всё куда-то отвозится, улицы становятся особенно просторны (вообще, их и мешками их не заставляют, а улицы не свободны, если владельцы всего этого fashion-мира ставят свои огромные машины, здесь до сих пор любят огромные машины-катафалки, чем мельче и неказистее fashion-отель, тем, по-моему, больше тачка его владельца или владелицы).

Вот туда-то я и заблудился, там в далеко восточной части Шичахая, есть длинная, со множеством ответвлений, улица старья и мусора, да и не одна, и я приготовился идти, долго и плутая, среди стариков и старух, часто и тихо пролетающих мимо на мопедах с еле слышимым шелестом, с огромными, но лёгкими тюками на них.

Фонари есть, идти понятно стало, куда, только долго.

И вот я издалека увидел человека, сидящего у большого костра с высоко подлетающими искрами, куда человек из большой кучи рядом часто что-то кидал.

Это оказалась бабка, а кидала она туда пачки денег, неспешно, явно греясь у костра, иногда медленно кидала не только пачки денег, но и отдельные купюры: юани, евро, доллары. Ела при этом постоянно конфеты, я увидел, приближаясь, что конфеты старинные, всё сплошь диковинная пастила и мармелад, без сахара, они чаще всего несладкие, из магазинов ручной древней fashion-выпечки, коих пекарен тоже много на районе.

Купила килограммовое самое дорогое "императорское ассорти", я тоже такой мешок купил в Берлин, и ела из него даже не глядя, деловито, машинально, без эмоций и поскорее, усердно и сосредоточенно, впрочем пережёвывая, совсем как психбольная, а фантики расправляла на ладони и жгла на палочке как бомжи жарят мышей в кино.

Мне было бы интересно, не будь всё так прозрачно и прагматично: бабка отправляет предкам наверх (посредством дыма) деньги и конфеты - у мусорной бабушки возникли проблемы, а предки взялись их решить, но нужны деньги, на взятки в Небесной канцелярии, да и вообще.

Проблемы немалые, судя по характеру подношений: это немалого стоит, распечатать так много денег на цветном принтере, бог с ними с конфетами по двадцать евро за килограмм, которые бабка ела через силу уже.

Она была не против пофоткаться, с её колоритным лицом, изрезанным мудрыми морщинами так, будто она всю жизнь проработала звездой этнофотографии в стиле репортажей из горячих точек или из мест ярого капитализма, это когда согбенные старухи идут в гору под кнутом с огромными тюками табака на горбу, или когда американский солдат браво ссыт в эти заебавшие уже всех крупным планом и отовсюду благородные старческие морщины из стран третьего мира.

Короче, бабка огонь, фотомодель с премиальных репортажных фотографий в стиле Агентства Рейтерс, причём явно и сама знает об этом, поманила меня пальцем к костру и показывает на мою фотосумочку и на своё крутое лицо и потом на меня и на себя в грудь, дескать, давай пофоткаемся.

А там давно у меня в сумке давно только такие же не сладкие конфеты, вода и прочие мелочи в дорогу в город, а вот интерес фотографировать, снимать пропал, кажется, насовсем, потому нет больше со мной ни телефона, ни планшета, ни даже записной книжки. С тех пор как я чувствую себя в этой деревне дома, а "внешний Пекин" это огромный стерильный город с гигантоманией, там пусто постоянно, мне там скучно и незачем.

Бабка аж расстроилась, что фотоаппарата у меня нет. И это понятно: она бы и фотки потом всем показывала, как она деньги предкам отправляла, как высок был костёр, а ещё большая удача - и белый принял участие в пересылке бабла, это особый счастливый знак. Сфоткалась бы вместе радостно, и со следующей почтой тоже и эту бы фотку, со мной, распечатала и отправила бы предкам полюбоваться.

Проблемы у бабки были серьёзные, раз жгла не простые "подарочки", то есть, продаваемые за реальные деньги подарки - пустые кубы из красной бумаги, разных размеров, перевязанные золотыми лентами, а вот так, хардово жгла хорошо отпечатанные деньги.

Район имеет форму ровного, точного квадрата, его северозападный угол - это монастырь ламы (какого, я не знаю, я так и не понял ниоткуда, и там на месте не понял, да это никому и не важно, там зато свечки ставят и жгут аромапалочки тоннами в месяц). На двух улицах, ведущих к монастырю, море магазинов, продающих только "подарочки" предкам, искусственные цветы, благовония и так далее, а некоторые работают только как пункты обмена "валюты" (юани за эти фантики или за фантики от конфет, свежие, с фабрик, немятые, или же за очень плохо, видимо, намеренно примитивно напечатанные на принтере мировые валюты), и эти подарочки продаются явно по цене гораздо, гораздо выше их себестоимости. Можно заказывать доставку по Пекину даже. Не знаю, нужно ли их освящать как-то - может быть, потому, что это освящённый товар, этот бизнес и развит только в окрестностях монастыря ламы.
Tags: Пекин, краеведение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments