Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

  • Location:
  • Music:

Как нужно проводить Дни города

1. Вчера была сильная жара, и я всего лишь ездил в университет кое-что распечатать и по дороге зашёл на пляж, это было в пять часов дня. Пьяных было две трети загорающих. Я выбрал сравнительно тихое местечко, и мы с собакой там расположились, мне очень хотелось скорее прочесть то, что я распечатал и прослушать то, что я скачал. Только я углубился в слушание-листание композиций и чтение-листание распечатанного, мой слух в паузе между дорожками привлекли нахально смеющиеся девические голоса. «Вон, смотри ещё, какой мальчик лежит, с книжкой и куча бумаги ещё, и плеер ещё, умный, наверное, до немогу». – «Ага, мальчик. Это псих, а не мальчик,
Света. Я ему реферат по этому, по Гегелю, два раза сдавала по философии». – «Он что, у Вас преподаёт что-то?» - «Ага, осенью опять сдавать буду, пошли отсюда». – «Да нет, давай подойдём, он тебе так поставит, хочешь даже поспорим?» Да, наушники в ушах у человека – вещь обманчивая. Голос второй девицы я опознал быстро, тяжеловесная нахалка с юрфака (я таких номинирую как «халды»). А моя собака возьми и ни с того ни с сего на них залай, да так, как таксы лают, вытянувшись в трубу, подпрыгивая, трубно так лая. Я поворачиваюсь к ней и к ним и громко говорю: «Ну что ты лаешь, дорогая, девочка и так будет сдавать философию теперь до посинения, а ты ей ещё настроение портишь». Да, девочка не для этого выпила в жару, однозначно. Ну это такое начало для меня было Дня города. Потом я забился домой и никуда не выходил, потому что День города… ну, это лучше никуда не выходить, в Омске это хуже, чем день десантника где-ниб. в месте дислокации десантников.

2. Ночью перепитые молодые люди трезвонили в домофон, не попадая в свои квартиры. А также окрестные алкаши требовали пустить их за самогонкой к Светлане Ивановне этажом ниже. Не знаю, что там было, в этот раз, на Дне города, но толпы населения возвращались почему-то пешком и очень пьяные и весёлые.

3. Вчера у моего деда, работавшего с раннего утра на даче, случился инфаркт. Скорая ехала полтора часа, два раза потерявшись, а диспетчера цинично или просто пьяно смеялись в трубку, сказав, что с сердцем плохо у Вашего деда - да пить меньше надо в такую жару, а у нас тут люди с головами проломленными, а у вас там с сердцем плохо. Я посоветовал создавать на такие Дни отдельные спецбригады скорой помощи, колесящие по городу чтобы проламывать головы налётами на самые развесёлые компании. С юмором на скорой всё в порядке: мне ответили, что у них и так всего три машины на весь Центральный район сегодня.

4. Светлана Ивановна с сыном и племянником вчера перепились и буйствовали всю ночь, загнав свою старую бабку в ванну и угрожая ей тем, что если она что-то не подпишет, в ванне её и утопят.

5. Сегодня я возвращался домой в половину двенадцатого, Вера Ивановна, мать Светланы Ивановны, сидела на скамейке в одной ночнушке и босая, я в темноте не распознал, быстро постарался пройти мимо привидения. Она вообще бабка хорошая, стыдно ей жутко за Свету, да и не жила она никогда с ней, только последние пять лет, так вышло со смертью мужа (третьего), и вот ей, когда я уже закрывал дверь в подъезд, пришлось закричать мне попросить, чтобы я пустил её переночевать. Обычно она укрывается у Александры Васильевны со второго этажа, которая живёт с внуком, но внука вчера принесли "отхераченного", и сутки А.И. из-за этого не спала, а сейчас уснула (света нет в окнах), а если В.И. её разбудит, то она вообще спать не будет. Ну да, не будет: в подъезде я увидел, что у неё синяки и хорошая набрякшая гематома на виске и не меньшая на руке, на голове вырванные волосы и запёкшаяся кровь. С Верой Ивановной у меня отношения во многом определяются тем, что когда-то она была женой (второй) деда Тани, честно говоря, Танина родня ей его пристроила после смерти первой его жены, и при В.И. он не пил вообще. Да и вообще В.И. хорошая, и как она так по жизни, такая умная и порядочная, так "попала", я так и не понимаю. Сегодня видел впервые, что она плачет. Говорить она не хотела, пока я ей стелил постель и сварил кофе, нашла старый альбом с фотографиями (у меня весь пол устелен фотографиями и письмами-бумагами), и стала рассматривать. Пока пила кофе, смотрела. Всё же я поражаюсь тому поколению. Надо же, её вчера почти топили в ванне, сегодня избили и она сбежала из дома, а вот - увидела альбом и с интересом смотрит, и что-то спрашивала ещё и рассказала мне пару интересных историй, увидев на снимках своего мужа, Таниного дедушку. Есть хотя и говорила, что не хочет, съела два больших бутерброда с сырной массой и чашку с творогом, сметаной и вареньем. Съела быстро и пошла спать. Сейчас, кажется, не спит. Потому что, когда она спит, она храпит.

Да, так вот, как надо отмечать День города:


1. Для начала отрубить головы всем, за год приговорённым к смертной казни по области. Или четвертовать. Или вешать. Транслировать зрелище следует на все рекламные телеэкраны города также, и по телевизору соответственно. Это надо сделать тогда, когда все, кому было нужно, уже поддали, но не до свиней, часов в шесть вечера, под звон колоколов на церквях. Рубить надо с матами, вешать с издевательствами, четвертовать понемногу, у палача и казнимого должны быть микрофоны на воротниках, мы должны слышать утробу и ухмылку палача, равно как и казнимого. За пульт звукосведения посадить лучшего диджея ночных клубов, о чём объявить заблаговременно. Зрелище должно повергнуть всех в ужас. Но пьяный. Чтобы просто растерялись, чуток протрезвели и дезориентировались после активации. До катарсиса ещё далеко.

2. Музыка, танцы, пиво бесплатно полчаса, потом опять платно.

3. Через час зверски четвертовать какую-нибудь старушку-мать, предварительно рассказав её жалостную историю на тех же телеэкранах и по всем громкоговорителям. Не особо вдаваясь в объяснения. Типа бессмысленная смерть-казнь. Резко понизить цены на алкоголь вокруг места казни и наполовину по всему городу. Музыка, конкурсы, объявление наград за год по городу и по области, награждения.

4. Постановка "Сруби дерево, сожги дом, убей ребёнка". Всё настоящее, нужно навести ужас на город, просто чтоб кипятком обоссались. Алкоголь сделать бесплатным на время постановки. Половина от страха должна уже рассосаться продолжать банкет по микрорайонам. Или покаяться в чём-ниб. по церквям (все должны работать).

5. Итак, девять вечера. В каждой школе директор выходит на крышу с мегафоном и объявляет результаты обязательной лотереи: кто-то из мальчиков выиграл бесплатное поступление на престижный факультет университета им. Ф. М. Достоевского, а какая-то из девочек-выпускниц школы сегодня будет в полночь сожжена (как и каждый год). Объявление мрачное, директор плачет, конечно же, матерински, объявив реальное имя и заплакав от реальности этого имени, но, пересиливая себя, она призывает всех явиться к школе. Закон - превыше всего. Все в ужасе, но так нужно. В полночь плачущий истеризирующий микрорайон подтягивается к школе, от жителя к жителю передаётся история девочки (интересно записать текст на входе и на выходе), приносят бездыханную от горя мать, все орут, плачут, трезвеют, но костёр уже сооружён, и все прощаются с той, кто сразу стала всем Самантой Смит, Катей Лычёвой и подругой навечно. Многие мальчики клянутся отомстить мировому злу, или соседу или ещё какой-ниб. манифестации зла.

6. Салют и только новая музыка, новая музыка, новая.
Tags: Омск, нравы, праздники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments