Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

так, lytdybr последних дней

Чем ближе к отъезду, тем больше беготни и волнений, раньше мне не свойственное состояние. Но очень приятное. Всё оказалось рассчитанным по дням. Почти полное отсутствие свободного времени. Очень мешает универ, где мне ещё подвесили курсы повышения квалификации, и как-то я вовремя забыл от них отказаться. Теперь ещё с субботы до конца следующей недели таскаться на придурковатые занятия по разработке курсов дистанционного обучения, какой-то сетевой проект. А зачем мне нужен теперь русский сертификат «тьютора дистанционного обучения» - по-моему, совсем не нужен.

Днём я всё это делаю. Вечером я сижу в темноте и ем и пью кофе и [всё же] курю, ещё разговариваю по телефону с Т., М. и А., рассказывая, как прошёл день и как продвигаются сборы. Сегодня приходила репетируемая девочка, очень долго рассказывал ей Вебера, а потом Валлерстайна, постиндустриальное общество. С девяти до шести университет, потом с шести до восьми девочка, мы вместе с ней подошли к подъезду дома, я почему-то как шёл домой, так и был уверен, что к подъезду подойдём одновременно, я опаздывал. Когда она ушла, я выключил свет сразу, я даже не стал есть, так я устал.

Потом я ложусь спать и долго обдумываю с наслаждением, сколько и чего я сделал, чтобы уехать скорее, вспоминаю телефонные разговоры вечером. Дома стало очень холодно. Окна я так и не заклеил. Сплю под тремя одеялами и ещё плед сверху и ещё в длиннополой ночнушке, но всё равно очень холодно. Зато к утру я согреваюсь и встаю рано, не чувствуя холода. Сегодня согрелся раньше – в час ночи, проснулся, думал, что утро. От жаркой постели приснилось, что сплю с Машей. Когда-то была такая же холодина дома, когда и окна были заклеены, но отопление ещё не дали, лет шесть это было назад, а обогреватель мы ещё не привезли со старой квартиры в Амурском посёлке, Таня куда-то уезжала (куда? – вот же вопрос… я не помню) и мы спали вдвоём, обняв друг друга. Я проснулся очень тихо посреди ночи, было жарко, я долго рассматривал в темноте (у нас луна светит прямо в окно, когда ясное небо и полнолуние особенно) лицо и черты своего ребёнка, она очень красивая, и я не помню, как уснул опять же.

Сегодня я проснулся от этого воспоминания и от лёгкого досадного мандража по поводу того, что а вдруг что-то может препятствовать моему отъезду, какая-нибудь внезапная причина, что-то с документами, например, или что-то с деньгами. В который раз за день, за эти дни, перебрал всё множество сделанного и множество несделанного к отъезду. Вроде всё в порядке. По-моему, эти тревожные пробуждения – следствие того, что я уже трое суток не принимаю флуоксетин, и память размораживается, размораживается чувствительность, чувственность тоже, психика жадно обустраивается в реальности, которая была отделена от неё тёплым, но уже ненавистным и ставшим лишним стеклопакетом этого пошлого антидепрессанта (я поедал его на прошлой неделе уже максимальными суточными дозами). В эти три дня появился аппетит, сегодня я два раза ел в столовой, и очень немало даже. Вчера съел почти все остатки праздника с Дня Рождения: торт, который уже начал засыхать, курицу, уже засохшую, оливки и маслины, даже полкило сыра и две большие ёмкости с желе, и ещё что-то тоже ел в столовой. В столовой я и не помню, когда был последний раз. Где-то в прошлом семестре.

Да память вообще реально очухивается. На латинском сегодня вспомнил внезапно песенку Вини-Пуха, которую учил девять лет назад. От внезапности воспоминания запросто и весело спел её студентам, они просто припухли от потрясения и тоже пожелали её тоже выучить. Писал на доске, вспоминая очень подробно несколько часов девятилетней давности, когда я сам выбрал этот текст для перевода и две пары сидел его переводил под надзором бабы Насти, которая вела у меня латинский на первом курсе филфака. Память вообще, да, отлистывается запросто. Я даже удивлён. Я думал, пока пил флуоксетин, что вообще уже не буду ничего помнить кроме того, что насущно в пределах умопостигаемого повседневного опыта и ясных рациональных целей. М
Tags: Маша, дневник
Subscribe

  • (no subject)

    Один берлинский друг очень характерно выразил свой возрастной синдром, публикую с его разрешения: весной ларь открыли, а там моль жирная скачет, а…

  • (no subject)

    По воздуху и по освещению весна ещё не чувствуется, а вот по тому, что в доме напротив жильцы, у которых до сих пор в окнах видна стоящая наряженная…

  • (no subject)

    Сознательность населения такова, что я видел сегодня идущую по улице девочку лет пятнадцати, которая чтобы откусить дёнер снимала маску с одного уха,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments