Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:

мужское и женское на письме

Посмотрел на свои записи здесь, отлистав назад. Какой кошмар. Какие-то мелочи, какие-то восторги, какие-то сплошняком эксклюзивные импрессии, какая-то совершенно мелкокалиберная немагистральная маскулинно некондиционнная взвесь маргинальных сколков блуждающего по возможным сознаниям наличного трансморфирующего, но нисколько не трансформирующегося, не развивающегося Я. Совершенно наркоманский подход к делу самовоспитания и нарративопостроения. Постоянное чувство вины и отрыва потом.

Где героич. миф? Где свершения? Где маскулинное? Где получение удовольствия от сделанности, а не просто собирание пыльцы со сделанного, уже наличного, уже не мной деланного фейерверка? Я понимаю, что мне жестоко не хватает женщины, и в общем-то, я как начал писать, не только этот дневник-lj-журнал, так её и не хватало. Но нельзя же постоянно впадать в это, в это женское, сидеть в нём, как ласкаемый музой-женщиной-матерью ребёнок, пускать пузыри, взбивать пену в этом любимом корытце осколочности и приватных и всё более приватных импрессий.

Что я написал за два дня здесь? И что я сделал не здесь? Разительное отличие! А почему же я не доволен тем, что я сделал не здесь, сделал одно и подумал-то даже, а пишу третье (или второе)? и даже в ум не пришло написать, а написал опять пое...ни, наворотил опять её, этих тонких призрачных аутоцитат и связей мелочных деталей моей гораздо более сложной и не умещающейся в эту сетчатость жизни. Я разослал каких-то дурацких Bewerbung-ов опять, я мучительно и скучно (!!!) переводил кусочки опубликованных своих статей на немецкий, рассылая их далее, я заполнял анкеты и опять искал работу и звонил надоедал людям, и отвечал на две невыгодные мне работы.

Я не знаю уже вкуса "сделать". Часто я думаю, что предложи кто-нибудь или я сам себе меня устраивающий меня наркотик, и я полностью отвалил бы в царство фантазии, грёзы (вот именно так гадко я могу подсаживаться, например, на кино! - хм, на кино, но не на книжки: я не люблю читать). Останавливает какое-то интуитивное знание, что это будет недостаточным и вследствие этого недостойным удовольствием. И тут, на вот этих словах я спрашиваю себя: а это ли есть женское? Таково ли женское удовольствие? Нет-нет, ни хрена. Потому то, что я пишу, оно - вообще никакое. Оно никакое, оно чистая безотносительная к человеческому, мужскому и женскому, и деятельному, чушь и накипь. Не сливки, нет, именно накипь грязной дешёвой немытой неухоженной кастрюли. Кастрированное, лишенное, вывязанное, евнухоидальное.

Мало того, что я сам поедаю эти сливки-накипь, бесполезные (вот, понял, почему я никогда не перечитываю здесь собой написанное, но вот короткие записи в бумаж. запис. книжках перечитываю - да, т.к. они мне полезны оказываются, даже при метафизичности содержания), так ещё я рад, когда подсаживаю на эту манеру, логику письма ещё кого-то, рад ведь совсем как наркоман, которому радостно, что не он один такой, а и другие ширяются тем же, и посмотри, не померли же, значит и ты жив будешь!

"Да какая же ему жена. Ушла от него, и правильно".

Ну, это высказывание верно, если принять как ничтожное и вот так вот патологичное некое придуманное мной сейчас женское. Но оно не таково, думаю. Оно понормальнее есть-то само по себе, вне этих моих построений о самом себе же. Ответ чаще всего прост: ради этой женщины тебе не хотелось никаких свершений. И её женское, даже описываемое не так, тебя не устраивало, иначе зачем ты творишь миры, всё более и так похожие на женское, подобные женскому, но которые есть лишь подделка, и ты сам всегда это знаешь.

Вот, теперь я сам хожу по дому и готовлю себе жрать. Я могу насыпать в макароны сто граммов сыра, двести, триста, да хоть вообще наоборот, например, двести граммов макаронов и четыреста сыра и сверху три чайных ложки паприки вместо одной - и (это тоже) заебись, особенно если запивать молоком. Так я привык есть утром чаще всего. Вот так функционирует "я". Нахрена ему женское? Когда оно появляется? Давайте придумаем это. Вспомним на крайняк. Ну когда Вы приходите на кухню, а там уже в тарелке макароны, и двести граммов тёртого сыра и одна ложечка паприки, и рядом ещё целая баночка этой паприки. Ну, приятно. - Приятно именно как женское? - Да я не знаю в общем-то... Наверное, как знак внимания просто, мне поровну, наверное, чей. Он сам по себе своей наличностью наполняет своё же значение, он не имеет выходящих за ситуацию значений, т.е., мы остаёмся, т.о., на моём поле, в поле мужского (ну, обзовём более большее или просто доминантное поле так). Но, в общем-то, я опознаю ситуацию и удовольствие от неё именно как ситуацию проявления специфически женского, но, знаете, женское - это ещё не всё, что мы сейчас с вами проговорили... внутри этой же ситуации есть момент непредсказанности, отличия, которое я не могу контролировать, момент чудесного, что ли... - Можно ли предположить, оставаясь в пределах нарисованной ситуации, что женским является введение некоторого дополнительного агента или различия в это состоявшееся и без женщины поле различия? - Несомненно, Вы правы. Агент необходим. Хотя бы для того, чтобы нам, обоим агентам, ха-ха, не было скучно, нужно производить различие. Хотя, что значит скучно? Мне тепло, это мой дом, моя кухня, есть макароны, сыр, паприка - я это повторяю или другой - какая разница? Это я, это моё, чего же скучно-то. Кому скучно дома, поднимите руки? Да разве может быть скучно дома. Мне не будет скучно, потому что я постоянно повторяю ситуацию своего покоя и воли над этими предметами, над любыми предметами, такой постоянный кайф, плюс кайф подтаскивания ещё чего-ниб., допустим. Зачем мне агент?... Заводить женщину от скуки, нет, лучше тогда уж мужчину, дружба какая-ниб. соревновательная подойдёт больше. Или из взаимопомощи - лучше мужчину ещё добавить в ситуацию всё же, чё баб-то разводить... Не агент, нет! Вот последние две мною названные позиции, взаимопомощи и скуки, - позиции как раз агентные. Видимо, даже не агент, но совершенно мне полноправный другой, который...э-э-э... - Который тем не менее?.. - Да, Вы правы, именно что тем не менее! Вот этот момент "тем не менее" и задаёт удивительное смещение. Этот момент мы принимаем в эту игру добровольно, оба, оба агента, и где-то здесь и появляется женское. - Смещение или вымещение? - Нет, смещение, я сказал о смещении, не путайте меня. - Но кто регулирует смещение? - А никто. Возможно, разве что конь в пальто. Банально. Кто-то же должен смещать, просто брать на себя эту роль. Кто-то должен задать само смещение, не являясь даже носителем полной возможности легитимировать смещение. Т.е., я вполне могу легитимировать полное смещение и смешение всех наличных на столе и дома макаронов, сыра и паприки, но я не могу так же самовластно легитимировать полное уничтожение и смещение и смешение границ личности моего партнёра по ситуации смещения, т.е., допустим его и назовём его - женщина. Если мы перемешаем всё это в мясорубке и на кухне этой ситуации только моего желания, мы останемся одиноки, не надо было и заводить второго, как вы выразились, агента. Просто кто-то задаёт в некоторой партнёрской ситуации наличие этих самых макаронов или риса, паприки или майонеза, сыра или кукурузы. - Вы настаиваете на понятии "партнёр"? - Ну конечно. - А конь в пальто - это преимущество! - это же неравноправие? - Ну что Вы несёте. Какой ещё конь. Сегодня был, завтра сплыл, конь-то, сегодня паприка, завтра майонез, сегодня макароны, завтра каша или мюсли. Давайте оставаться в рамках предложенной ситуации, без коня. Какой ещё конь?! Конь - такой же ресурс, как и макароны и паприка. Вопрос не в этом. Вопрос в том, нахрена мне женское вообще? Чем отличается одинокое пожирание макаронов от совместного, разнополо партнёрского (а не агентсткого) пожирания. - Но вот Вы выразились ранее "это мой дом, моя кухня..." - а "моя женщина" - это продолжение ряда? - Разве что в том смысле продолжение, что это женщина, но не в смысле даже, в том, что и кухня, что "она моя". Она, безусловно, моя женщина, и если она не моя, это прискорбно и дрянно, и я пишу в ЖЖ всякую поебень, Вы же видите, что там написано ранее, там вынашивается гомункулус, женщина, с ней и о ней я разговариваю, абсолютно виртуальное создание, мной искомая Ева. - Как это? Т.е., Вы обращаете речь Евы к Еве? - Ну что Вы! Вот Вы мыслите совершенно уебански, извините, абсолютно нелитературно мыслите, т.е., Вы не можете помыслить текста, в котором произошёл диалог, соитие, понимание мужского и женского, да такого текста и нет, он не нужен, когда Ваша Ева с Вами. Да, я хотел бы, чтобы такие глаза были у моей женщины, которые инсталлируются здесь, такая чувствительность, чувственность, потому охотно верю, что масса женских дневников в сети - это написано одинокими несуразными мужчинами... грязные немытые онанизменные подделки, ну их... в жопу, от которой Делёз кого-то там зачал с Гваттари... Заметьте, при всей декларативно высказываемой мной любви к моей жене она здесь никогда не описана и не появляется ни в описании, ни фабульно. Возможно, конечно, это делается, и скорее всего, потому, что я не ешаю мухи и котлеты, и я никогда не буду говорить о том, что не может и не должно быть высказываемо. Возможно. Возможно именно как то, что я не допущу утечки суверенно моего в коллективную собственность слов. Некое реальное женское сюда никогда не попадало, даже в виде подделки. Но всё же женское сюда изрядно откачивается... тем не менее, как Вы удачно выразились. И, как ни странно, и по уверениям многих, я пишу именно мужское повествование. Большинство моих читателей и комментаторов - также женщины. - Мдя? Вы считаете, что им не хватает мужской речи, мужского, и они вот сюда вот приходят почитать откровенненькое? - Ну и это тоже. Мужчины так часто немногословны, годы уходят, знаете ли, по уверениям самим же женщин, чтобы их понять, научиться переводить на красивый обильнословарный язык их молчание, гаммы чувств и т.п. А тут открыл страничку - парень рассказывает сам. - "По уверениям самих же женщин"... Хм, Саша, а Вы не думаете, что женщины тоже тихонько спекулируют в этой фразе, не позволяя утечки своего, принадлежащего им мужского, а выторговывают у Вас так ещё и Ваше, а эта фраза позволяет им не говорить, не торговать, т.е., не отдавать своего мужчину, например, Вам? Признайтесь, Вы спекулируете, т.е., навариваете прибавочную стоимость в этом э-э-э равноценном обмене? - Ну и это тоже. Спекулирую потихоньку. Чего же делать. С волками, знаете ли, жить - по вольчи ныть. На распространённом мифе об отличии женщин и мужчин, бывает, подспекулирывавыю. Но не на распространённых мифах о мужчинах или о женщинах, конечно же, этим пусть занимаются злоебучки и прочие обильно женственные персонажи сети. Хотя, знаете, я намеренно делаю эпатирующие женщин-приходящих-сюда-почитать-о-мужчинах вещи, жесты. Неинтересно только соответствовать, мне интереснее быть понятым, т.е., задать соответствие самому, а не соответствовать. Вообще, у мужчин и женщин в рамках неприватрного обмена развита такая паритетная спекуляция. Это такая интересная сцена базара, когда и продать охота своё, которое не пахнет, ну, так, поторговаться, и боязно (что возьмут и купят, лишь только обналичь товар). Торгуем потому котами в мешке, а деньги берём не глядя тоже. Вот такие мы читатели-писатели-друзья. Доверяем, так сказать, друг другу, лишь бы не открыть наготы и не коснуться её, реальной - а то совратимся или подерёмся ж. - Ага. Так Вы всё же высказали риторическую позицию мужчины: задавать соответствие, а не соответствовать! - Ну а то. Конь должен сидеть в пальто, дорогуша! Я не могу позволить себе свихнуться в чехарде смены ролей. Да и какая это позиция собственно мужчины, это торговая позиция, роль, в нынешнем воплощении всего лишь позиция жмотистого и боязливого торгаша (не расчётлмвого, а именно жмотистого и пугливого, глупого). Поэтому, от желания от неё удалиться я не играю в роли. Я говорю о предзаданности и гармонии, а Вы говорите мне о подделке. Я повторюсь, я пишу мужское повествование о женщине, возможно, в неудачной форме. Проще говоря: это речь к женщине, это таким образом восполнение её отсутствия, и приходят сюда, да, часто женщины, остающиеся без мужского внимания. Но не это главное для них, кстати, и для меня. - Но многие мужчины в сети ведут дневники! Вы же не назовёте их немужскими! - Ну, хм, их адресат - другие мужчины, например, они мужские, но адресат - другие мужчины, например, таковы дневники, набитые политикой, разборками, демонстрацией коня без пальто - Вам не представляется возможным, что не только женщины одеваются для женщин же, а не для своих мужчин? - Т.е., это гомосексуальные дневники? - Сама ты пидараска, прости. Вообще-то самые такие кондово маскулинные дневники ведут именно геи или бигендерные люди. Но это не гомосексуальные дневники. Гомосексуал обязательно возмещает отсутствие, недостаток мужского, общения с мужчиной, вымещает излишнее женское в себе, его дневник - это или отчёт перед Прамужчиной, отцом о Сделанном, расшивка по канве мифологии свершений и достижений, или же это дневник соревновательного типа (от первого отличается коммунальностью и большим интерактивом), или же это дневник-флирт, ширма для алькова. Третий тип - это скорее женские дневники, хотя ведут их и мужчины. - Погодите-ка. Если гомосексуал нуждается в мужском внимании, он должен бы вести себя как женщина, демонстрировать женскую риторику. - Нет, это мужчины, нуждающиеся в мужском же с позиции мужчины же. Папа. Недостаток отца, любви отца. Давайте поговорим о папе. Как Вы думаете, девочки, оставшиеся без отца или нелюбимые отцом будут лесбиянками? - Нет, не будут, они будут искать мужчину для восполнения недостатка мужского. - А вот и нет. Что Вы пристали со своими недостачами? Ладно, примем пока эту опрощённую логику. И может получиться попросту так, что мама вполне такова в такой семье, что вполне будет папой. Таким папой, ПАПОЙБЛЯ, что девочка захочет потом мамы, потому что девочка и сама уже папабля, понимаете ли, смотреть на вещи надо диалектически, но мы последуем пока Вашей логике. Итак: ей мужское будет уже в печёнках сидеть, противно будет уже, обкорм маскулинным. - Но Вы сами толчётесь в логике недостач и избытка! - Дура. Извините. Я да, толкусь, сейчас, потому что я пытаюсь сказать Вам о партнёрстве без недостач, о том, что гораздо интереснее вопрос различия (партнёрства в разном), а не сходства (в недостающем). - Так всё же есть различие до различия, устанавливаемого владельцем макарон? - Конечно же, и это не просто коммуникативное различие. Как я думаю.
Tags: ЖЖ, автоинтервью, гендер, женское, редкие попытки срефлексировать, стилизации
Subscribe

  • Норма - 2

    Сэлинджер пишет о том, что многие солдаты, увидевшие лагеря уничтожения в Европе, впали в депрессию, да так, что их отправляли с фронта домой. Я…

  • Норма

    В Фульде, в этом самом немецком, до анекдотов о фульдинцах, городке, есть сеть магазинов NORMA. В качестве фульдинских сувениров с сорокинским…

  • Книга историка О. "Моя любовь в Треблинке"

    Написана от первого лица как воспоминания еврея-трансгендера (неоперированного, конечно же), воспринимается ни на ура, ни с отвращением в немецком…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

  • Норма - 2

    Сэлинджер пишет о том, что многие солдаты, увидевшие лагеря уничтожения в Европе, впали в депрессию, да так, что их отправляли с фронта домой. Я…

  • Норма

    В Фульде, в этом самом немецком, до анекдотов о фульдинцах, городке, есть сеть магазинов NORMA. В качестве фульдинских сувениров с сорокинским…

  • Книга историка О. "Моя любовь в Треблинке"

    Написана от первого лица как воспоминания еврея-трансгендера (неоперированного, конечно же), воспринимается ни на ура, ни с отвращением в немецком…