Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:
На работе стало как "на работе", т.е., как и положено, скучно. Дискурс простого люда мне приелся, он какой-то весьма несложный и узкий мне. Например, существует понятие "женщины". Всегда обобщённое что-то. Несколько понятий интересны. Например, деньги. Оно валентно ко всем понятиям там, впрочем, как и "женщины". Понятие "мужики" несколько расширилось для меня. Там такие разные, отовсюду, из разных соц. слоёв в России и с Украины, а из Германии - да, алкаши, увы. Зато болтливы. В такой маскулинной среде я впервые, вначале как-то даже радовало, что так влёгкую стал своим, оказывается, легко таскаю брёвна и лёгок на подъём и физически не слаб, и рассудителен, как они счит., не по возрасту, и уважаем. Теперь просто скучно. Постоянно сплю или слушаю радио. Надо оттуда уходить. Никогда мне работа не была в тягость. Это, наверное, неправильно, но всё же и правильно: там мне просто нечего делать, и я уже отоспался даже. Сегодн, правда, было шумно: все рассылали и получали sms-ки, говорили по телефонам. Атмосфера удачливого промискуитета, ранжирования в этом, многожёнства, меня приташнивало от этого. Я пробовал уснуть, но логика обмена всего на всё, особенно сексуальности и денег, вмешалась в сон, вот этот визгливый азарт моих коллег, а в общем-то лирика множественного оплодотворени всех женщин, заработка всех денег, раблезианская экспансия и моральное удовлетворение и т.д. и т.п., но было не по себе, всё было какой-то кашей, а не сном. Я проснулся от sms-ки, пришедшей уже мне, тоже на тему дня влюблённых, только из Чечни, от одной девушки, которая там работает. Давно забыл я, что есть на свете Чечня. Я считал, что её обнесли забором и уничтожили остатки населения бомбами. Что было бы всего разумнее, а кто хотел, тот давно уже сбежал оттуда. Вот мы же уехали в Германию. А они чего там сидят? Ждут забора и бомбёжки? Странно, что так ещё не сделали. Видимо, война там и вправду кому-то очень выгодна. ъ

***

Зато дома как дома. И с этой скучной работы, выспавшись там и выгулявшись, я бегу домой со всех сил. Психически, возможно, я действительно очень зависим от выбираемого мной человека. В общем, это не то я говорю. Это какой-то кем-то совсем не интересным мне выставляемый мне упрёк. "Зачем люди, есть книжки, есть столько интересного". Нет: нет ничего интересного, как я думаю. Всё это интересно как-то в приложение, не больше. Например, даже моё "я".

Всё это запутанно для меня, т.е., "другой", зачем другой. Единственная верная здесь фраза: мне никогда не может стать скучно рядом с человеком, о котором я это знаю, что скучно мне рядом не сможет стать. Всякие "почему" и объяснения о дополнительностях и потребностях, такой, а не другой, сегодня, а не потом, не вчера и не "а вообще, зачем" - как-то нерелевантны в ситуации. Наверное, для меня и не всякий, вообще, для кого угодно не всякий, но впр., я не знаю, и что такое "всякий", т.к. это "всякий" предполагает некий предварит. отбор, но я думаю, что сам человек - это абсолютное чудо, живое, перманентно чрезвычайное и новое, и одновременно это очень ровно и спокойно, и оно не может надоесть. "Вот, живу и ничего не делаю". Бессмысленно? Да-да. Но в таком контрасте, противоположности даже с этим поливалентным потоком экспансивного обмена всего на всё, что постоянно дежурным бодрячком в воздухе в компании на работе. Действительная уникальность уничтожает всю эту поливалентную поликоннектность и прочую состязательно-экспансивную поебень и иерархизованный обмен. Я не против иерархий и предпочтений. Но почему всё это так утомляет, ведь это же как работа, постоянное доказательство с помощью брёвен и окурков того, что тебе должны в конце месяца перечислить деньги на счёт. Блин, вот кого-то и веселит, я это по семь часов в день вижу, а меня утомляет.

Возможно, я ошибаюсь, но я уверен на сегодня, что некоторое пространство должно быть вынуто из этого тотализатора, не надо деревьев, окурков и обмена всего на всё. Это может разрушить и деревья и окурки даже, думаю: незачем будет собирать окурки и таскать сваленные деревья, иерархии ценностей не будет.

Или, хотя бы, обмен и промискуитет должны быть приостанавливаемы. Т.е., есть же что-то сейчас, что я не могу обменять на окурки, деревья и деньги. Возможно, потому, что названное не стоит внимания, возможно, потому, что вообще необмениваемо. Это уже не важно, думаю, ответ вот на этот вопрос.
Tags: Krümel, дневник
Subscribe

  • (no subject)

    Обосраться летом в Берлине в жару прям на улице, отведав фастфуда (фалафель, купленный в сети, не с лотка на улице, не у турков) - это обычное дело.…

  • Местное Переделкино

    Обилие романов о шизофрениках, аутистах, наркоманах, маргиналах: а так так писать легче всего. Перечисленные люди мало с кем общаются, у них ничего…

  • Опросы и бабушка

    Бабушка из квартиры напротив, нисколько не стесняющаяся, да как и мы, да как и все здесь, жить без штор, тем не менее, садясь к монитору, непременно…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments