Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

про страх смерти и церковь

Со скатертью-самобранкой может конкурировать только простыня-самодавалка.
Дипломатия - это искусство так насрать кому-нибудь в душу, чтобы у того во рту остался лёгкий привкус лесных ягод...
Если памперс жмёт спереди - значит детство кончилось.
Настоящее одиночество - когда перестаёшь запираться в сортире.
Старость - это когда покупаешь в аптеке не только презервативы...

Это я углядел у bekar-а, из многих кажется мне как мне интересными (во у меня конструкции бывают...), отсюда. Так верно и всё так слегка кошмарно (тем, что реально - тем и кошмарненько, дело не в афоризме, не в форме). Я не могу представить старости, одиночества, смерти, болезни, тотального дисконнекта с человеком, и вечного памперса, т.е., несвободы. И всё это - что - предстоит, что ли? Я думаю, всё это напридумывали, как и много страшилок и разводок ещё. Этого ничего нет, это бывает, думаю, да, с кем-то, я читал в ЖЖ и книжках, но искренне верю, что не со мной! А книжку "Смерть Ивана Ильича" и подобные (т.е., рассуждения отмирающего, выморочно остывающий бред)- я считаю написанными в нездравом уме, примерами депрессивной стадии шизофренических психозов (в упадке духа, иначе выражаясь). Я так и не прочитал её, да и ничего из Толстого целиком я не читал никогда, я его открывал с любого места и читал - песня была хороша сама по себе, вне сюжетов, но быстро тошнило, впрочем от приторной гиперреальности языковой инсталляции, будто этот дурень пытается умазать-умаслить ту самую им же придуманную смерть, заговорить, приручить своих же инкубов и суккубов своим же языком, в то время как только с ними и хочет сношаться - так делают все идиоты, кто не хочет сам отвечать за свои поступки и желание и говорят: настоящая любовь не конструируется, а приходит, НАСТИГАЕТ, а смерть - таинство, и рождение - тоже, а зачатие - так вообще трындец какая тайна (это при том, что право на аборты регулируется экономически, что известно не только политикам, а просто и этологам). И так далее. Читав "Смерть Ивана Ильича" впервые, я подумал, что какая исполнившаяся заклинательной мудрости (называется: высеки себя заблаговременно) мразина пугливая это написала. Это при том, что в свои 14 лет, когда я это читал, я был в плане здоровья просто развалиной (оно поправилось резко, как только я покинул репрессивную территорию отчего дома в пятнадцать), и состояния Ивана Ильича были мне знакомы. Это сейчас я не могу въехать, вообще о чём там речь, а тогда телом чувствовал, и даже имел страх.

И ещё жутко не переношу православные церкви, тихих старушек оттуда, бородатых юношей оттуда с теряющимся или же, наоборот, с излишне прямым или очень мягким взглядом оттуда и прочий народ оттуда: воротит от некоего добровольного всецело-всенощного отупения, самоотдания на отупение, тихое говение в говне отупения-смирения. Я часто и подолгу бывал там, вдумываясь и вживаясь в их состояние, я даже соблазнил в шестнадцать лет самого красивого певчего из хора в одной деревенской церкви в Омской области, ему было тоже шестнадцать, с картин Саврасова, я специально за ним в ту деревню ездил, далеко-далеко, выяснив, откуда он, ибо глаза его меня просто уделывали в ничто, вернее, во всё сразу, и я был тих и спокоен, и да, вот, он был изумительно чист, но не более (только я более и не встречал), чем любой гармоничный и здравый человек с неиспорченной психикой, нервами и чувствами. Да нет, я не соблазнил, я подружился с ним. Пусть это так называется? Это потом у него был нервный срыв, потому что ему начали говорить нехорошие вещи про него и про меня. Он и сейчас замечательный человек, только он оставил обучение в семинарии, слава богу, дурь вышла в двадцать два года, и просто у него нормальная семья и работает прекрасно в тюрьме. А вот был бы священником в тюрьме, например... нет, это очень глупо - священник в тюрьме. Нет, там, конечно, нужен человек культурный, добрый, начитанный и умница, но лучше поземнее всё же, просто мудрый человек нужен.

Смирение католиков мне понятнее. И вообще дышится в пустынности католического храма мне лучше. И там вдумываются в контракт, а у православных - чистый ритуал с уверениями в том, что это переживание. Мол, круче, чем вдумывание. В контракт. Пернеживание любви и страха. Ну... как ни обзови... а от своего любимого мне нужно доверие. Какие страхи??? Слишком много никчёмного страха в православном чувстве. Как спокойно всё же среди местных верующих. И как надрывно у православных.

Вера как контракт - это я понимаю. А православное отношение... ну... часто говорят, недистантность к богу или про ощущение большого доверия и себя ребёнком... Нет. Мне такое не надо. Мне нужно чётко: или/или. Т.е., бог любим потому что он прекрасен. Т.е., просто так. Как и люди, которых я люблю: на них просто приятно смотреть, вникать в них. Но вот они мне ничем не обязаны, и я им, хотя мы вполне можем вместе и коммунизм строить, а бог меня за яйца может взять. А с такими товарищами так: любить можно, но давайте подпишем брачный договор на случай чего. Потому католичный контракт мне ближе. И это так далеко от тупого православного свечкопроставления и прочих боголюбовных мелочей. Я знаю, кто меня ебёт и кормит: вот что важно. И нехуй придуряться со свечечками и говениями. Это прекрасно, но когда написан контракт. А потом мы будем детьми. Потом. И речь не о кризисе доверия, нет. Какой тут кризис жанра или доверия, если кто-то, не взирая на контракт (заведомая липа, держащаяся только обаянием обоих) может тебя просто размазать безнаказанно?

Ой, далеко меня афоризмы заводят. Никогда не читаю потому. Провокативные они.

Зато вот это меня порадовало и как-то вполне утешило там:

Все еврейские праздники - одним предложением:
ОНИ ПЫТАЛИСЬ УНИЧТОЖИТЬ НАС, МЫ ПОБЕДИЛИ, ДАВАЙТЕ ПОКУШАЕМ!

Tags: вера, литература, редкие попытки срефлексировать
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments