Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:
  • Mood:
  • Music:

как дела и выздоравливай: о коммуникативной этике

Температура 38,5°C, вчера от Машиного визита я очень устал, и зря выпил чая, пока она была. И мы танцевали, я курил, Маша решила нафотографировать меня... Да нет же, ничего так вечер, только это было бодростью на веществах. Красный чай действует так разгонятельно, а другого дома не оказалось, что спать я лёг только в пять утра, несмотря на то, что меня очень ломало, два часа шла кровь носом, я писал письма, доделывал перевод и писал тупую статью. Насыщенно. Пока не почувствовал себя смертельно, и не упал спать. В бронхах отвратительно тоже, и так остаток ночи кровь, сопли, кашель. Проспал таким вот сном до четырёх дня, на красный чай смотреть страшно, мало того, что он выпускает джиннов, он просто делает из меня работоспособное с резво стучащими сердечком и висками зобми, даже с высокой температурой я если. Пошёл купил парацетамола по старому рецепту, как-то отпустили, квартал не закончился потому что.

В нерецептурном купил ромашковый концентрат, леденцы с антибиотиком. Много минеральной воды и яблочного сока в "Tegut"-е. Задела сцена: мужчина неторопливо копался в стеллажах с хлебом. Весь хлеб упакован в полиэтилен. Два пакета с тостами упали на пол, мягко пружиня, подскочили, остались у его ног. Он их не стал замечать, продолжил рыться. Я бы поднял. Я понимаю, что это, наверное, дело продавцов, но просто же жалко, если затопчут. Если бы это был хлеб не в упаковке - пусть бы лежал, его уже с пола-то не надо продавать. А этот ещё годный. И мужик произвёл на меня впечатление барана, ощипывающего стог сена, с которого падают клочки. Конечно, хозяева сами виноваты, что не спрессовали стог так, чтобы сено по сторонам не летело, когда скотина в нём роется.

Ещё я купил вкусного чая, ройбуш, яблоко, корица, немного апельсина и какао. Он называется рождественский, и при заваривании двух пакетиков сразу издаёт запах смолы от ёлки. До чайного магазина не знаю, когда и дойду, слабость сильная, а на улице холод. Хочется сигарет, но не сигарет, а "сигарилл", "Moods", но это далеко идти туда, где продают те, которые мне нравятся. Полчаса вниз, полчаса ещё подниматься потом, а я еле дышу после вчера.

Не пишите мне "выздоравливай", я и так знаю, я не отвечаю на комментарии чаще всего, а на такие тёплые прямо жалко не отвечать, но писать что-то в ответ скучно. А мне чаще всего кажется, что ожидается ответ. Мне не смертельно, это хоть и тяжёлое что-то гриппозное, но мне уже лучше. Слабость сильная и досада на вчерашне бездарно проведённый вечер, я устал невероятно просто вчера. Чай, конечно, меня поднял на ноги, но как... два часа, проведённые с ребёнком, по сути в изменённом состоянии сознания, они того не стоили, особенно продолжения, это так мучительно - не спать до пяти утра, болея. Пишут sms-ки, знакомый, знакомая, знакомый, знакомая, и всё "как дела?", "ты где?", "почему молчишь?" - идиотизм. Где-где - в пизде, ну что ещё скажешь. Хоть бы по делу что-то написали хоть раз. Один пиздёж. Я не отвечаю на эту поебень никогда. Нет, бывало, по глупости, т.е., от изобилия жизненных сил, отвечал, и то, только через интернет, быстро всем одну фразу бодрительную. Но не сегодня же. Писали бы сразу просто: а что у них. А что у них-то? - мне бы хоть прочесть интересно было. Или если хотят моего внимания - так бы и писали - Саша, я хочу твоего внимания, у меня то и то, а не эти, как заводка мотоцыкла, тыркания меня тупыми какделами.

Мне вот лучше написать о коммуникативной этике, это мне интереснее, чем идущее на поправку здоровье или согласительно-ободрительные реплики.

Или ещё, месяц раз от раза "Как дела?" в e-mail. "Я волнуюсь". Волнуйся, падло, думаю, но на как дела и волнение груди отвечать не буду. Потом телефонный звонок: "Господи, через знакомых твой телефон нашёл, думал, ты умер там уже, не отвечаешь и не отвечаешь". - "Ах, дорогой, ты с майл-ру пишешь? Прости, дружище, все твои письма падают в спам, майл-ру - паршивая почта, первый спамер в этом мире. Надо было позвонить мне просто". - "Не мог найти твоего телефона, потерял со старой симкой, я вообще думал, что с тобой что-то случилось. А у меня к тебе такое дело было, да вот, увы, теперь все сроки вышли".

Ну ёбнутые люди. Жаль, конечно, что дело мы проебали. И, видимо, мне проще всё же впредь понимать такой жанр как волнения в груди и как дела. Блин, но что-то я думаю, что не жаль, и вот эти с какделами и с волнением - с ними связываться по делам не стоит.

Они, напр., знают, что я пишу в блог. И по блогу всегда ясно, что я не помер, и даже как дела. И телефон всегда можно увидеть там же, и они знают, что я не пишу как виртуал. Да нет же, они знают больше: что мне трудно ответить одну фразу "Дела хорошо", я физически испытываю тяжесть, чтобы её написать. Но вот письмо по делу напишу порой через не хочу, и даже с радостью. А вот на такое и рука не поднимается, как брёвна таскать. И пусть они имеют право жить в этике, что нужно иметь предлог для разговора или поддерживать связи или не знаю, что там ещё может заставлять постоянно ощупывать друг друга на предмет жизнеспособности и какделовости, но я тоже хочу жить со своей этикой, в которой всех я помню прекрасно, и как дела - да не суть, блядь, как дела, были бы дела, что говорится... А были бы плохи, то я бы сказал, как они плохи, и не дожидаясь вопроса, если бы счёл нужным, так как я за мир со свободным волеизъявлением.

Я не хочу сказать, что мой мир настоящее и нелицемернее и живее-сильнее. Ну, просто вот как-то раздражает наличие чего-то, что не понимаю, кажется.

Нет, конечно, матери (хотя она как раз пишет мне редко, зная, что если я сам о ней не вспомню, лучше не спрашивать, не отвлекать) или вообще близким я всегда буду отвечать, как дела, и на проч. самые, на перв. взгляд, по форме, дурацк. вопросы. Пусть буду отвечать лишь "хорошо", когда всё совсем плохо.

С этим некоторым кругом я живу в режиме долженствования, очень даже, а не в режиме свободного обмена запросами.

Т.е., фраза "как здоровье?" от тех, кто вне такого круга, воспринимается весьма тупо: с ответным вопросом "а что тебе моё здоровье?" Т.е., что далось-то моё здоровье - дело какое, требующее участия есть или боязнь заразиться спидом? - что за этим вопросом?

Кстати, так реагируя, я вполне понимаю, что реагирую не вполне светски. Т.е., я являюсь человеком определённого поколения, реагируя так: травленного-затравленного поколения, ориентированного на выживание, и помнящего об этом всегда. Светское время в этой ориентации ещё не наступило, как время варьирования, альтруизма и ценностей изобретения, а не просто выживания.

Кстати, чем мне и противна питерская бомондобогэма: они живут в тоталитарном нищем разрушающемся мире, а ломаются так и манерничают, будто живут в фильмах-комедиях с Луи де Фюнесом, живут аж в лёгкой, характерной для Европы, усталости от культуры, живут так, будто их ценности светские, а не первобытно-выживательные, которые, вообще-то там и применимы-вменимы, но зачем-то народ играет в салонную лирику.

Понятно, что пожелание здоровья... Ну, наверное, приятно, что желают вот так что-то... Нет, не приятно. Это отвлекает. От круга, который постоянно рядом, в котором преобладает режим долженствования (любви? дружбы? - неважно, и то и то я воспринимаю с компонентом долга, человеку, отношениям). Который я назвал выше кругом долженствования. А вот пожелания о здоровье - это же читается как если бы человек хотел быть причастным к этому кругу долженствования. Но это практически невероятно. Т.е., и чтобы так было, и этого захотеть (для этого нужно сильно меня любить, любить действительно, а не в лучших проявлениях по праздникам и не как любовь это вечный праздник). И потому звучит в его словах как его вымороженная грёза или голливуд и диснейленд. А я больше всего ненавижу нереализм.

Я не хочу сказать, что задавание таких вот "ощупывательных вопросов" возможно только в описанных только что отношениях, я, скорее, о режимах ожидания. Т.е., по мне нормально иметь подолгу неотвеченные, если они то позволяют, по делам, письма, или если на мои письма подолгу не отвечают. Это отношение лучше всего выражает блог: я не жду комментариев, никакого режима долженствования, и даже комфортнее много, если комментариев вообще не пишут или если их отключить.

Может быть, когда-то раньше, хотелось "просто общения", т.е., вот я, вот просто люди, вот я принят и обласкан и иммунизован ими.
Теперь всё иначе. И особенно это чувствуешь, будучи иммигрантом, или вот так вот сильно температуря или болея, т.е. в моменты обострения ценностей: слова и клавиатура даются с трудом, новая строчка в п/я - удар по мозгам необходимостью прочтения, ещё одним приращением в мире необходимости, а не свободы. Теперь: есть проблема и её решение, и эта логика наиболее постоянна для всего.

Я вообще думаю, что нет чистого отдыха, "просто общения" и развлечений, как и чистой графомании. Т.е., само письмо даже, занятие только им, интенсификация, т.е., поля представления и речи - это практика депроблематизации, или даже просто её локализация, пустоты, что и есть свобода и ориентир и нулевая степень проблем в мире проблем и необходимости. Так я развлекаюсь, кстати. С немногими людьми. Удаётся. Уничтожить всё, весь мир различья мы разрушим до основанья, а затем мы наш мы новый и тэпэ.

Т.е, людей с вопросом "как дела" - жалко. Они будто неприкаянные. Они не попадают и не в светский мир моих развлечений, и в круг долженствования тоже.

Откуда взялись эти пидарасы в моей жизни? - задаюсь я порой вопросом. Неприятно же, что вот, образовался круг придурков. Вроде как в ответе же я за тех, кого приручал, и не считал я их раньше придурками так уж чтобы очень. Хотя, всё, конечно, видно сразу было.

Да никак не образовался. Люди, изначально склонные к иллюзии, иллюзионизму по жизни. И раньше, когда мы были ближе, эти какдела что-то значили. Сейчас, хотя они ничего не значат - не знаю, зачем люди держатся за эти фразы.

Вот, напр., очень внутренне одинокий Филипп на инвалид. коляске, уже второй месяц звонит мне в дверь и по тлф,и я и писать стал потому, что он опять звонит в дверь. И я ему не отвечаю, потому что резоны исчерпаны. Однажды он меня здорово подвёл. Я не вижу, за что он держится, чем руководствуется в своих действиях ко мне, кроме как не иллюзией, не представлением, что он ценен как интересный собеседник, напр.. Он исчерпан как собеседник для меня. Ему сложно понять это в силу его жизненных условий: живёт больше не тем, что он ценен др. людям, а их жалостью, и ему трудно почему-то это понять.

Завершая. Т.е., я понимаю, что не могут быть отношения между людьми ограничены долженствованием, есть ещё и просто ожидания. Но в таком случае они не должны быть навязчивыми, затребующими ответа. Пусть будут просто ожиданиями. Мне очень интересны люди, потому и пишу в блоге, смотришь, как вообще можно жить, как можно жить счастливее исходя из. Но интересны - это не предполагает присутствия. С возрастом я понял противоположное детству: в детстве казалось, что моя жизнь единственна и единична, и она так прекрасно-уникальна, что её хочется и хотелось разделить со всеми, и сил, казалось, тоже хоть отбавляй (это потому так ребёнку кажется, что ребёнок ввязан в очень малое количество силовых полей). Теперь я очень мало с кем и могу и хочу делить действительно присутствие, а не презентации-репрезентации-представление.
Tags: Филипп, болезни, дневник, редкие попытки срефлексировать
Subscribe

  • Садомазо возобновилось после ковида

    В этом плане больше всего поразил меня две недели назад парень, берлинец, сразу мне приславший свои фотографии в голом виде, исписанный с ног до…

  • Куколды одолели

    Изложу мою теорию того, почему стало так много куколдов. Сразу скажу, что эта теория основана на весьма сейчас непопулярной идее конвенциональности и…

  • Реклама и порнография

    Реклама и порнография - это как два океанических самых крупных течения, на которых держится климат - на них до сих пор, согласно статистике по…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments