Саша Силкин (berlinguide) wrote,
Саша Силкин
berlinguide

Categories:
Расстроился очень сильно после одного вчерашнего разговора. Я сам же и виноват. Как белый день понятно: я не нужен этому человеку. Я, конечно, в упор не понимаю, почему не нужен. И рассуждать и думать об этом не собираюсь. Это устроено как гносеологич. дыра. В двенадцать дня вчера поэтому я просто упал спать, до этого три часа разговаривав с ним посредством чата. Проснулся в одиннадцать вечера, было тупо, очень, как давно не было тупо, и одновременно шквально истерично - вот чего уже не было совсем давно. Искал снотворные - не нашёл, искал мелочь на сигареты - не нашёл. Вытормаживать оказалось нечем, пришлось сидеть и думать. В час ночи меня свалило опять спать, уже от усталости и такого тупого сожаления, тупого и больного. Ночью мне снилась бабушка. Она сказала в начале сна: внимание, Саша и Юля, через десять минут меня тяпнет Кондратий, и я буду ссать под себя и бегать по квартире с ужимками и плача в слабоумии. Так и случилось. Но было весело, будто это игра. Правда, слишком воняло мочой, а бабушка топала ногами как горное животное копытцами по камням, проносясь по коридорам. И вот тут-то позвонила радиостанция "Свобода", чтобы расспросить нас с сестрой о том, как мы намерены поступить с бабушкой, сдавать её в дом престарелых или не сдавать. Я пытался говорить точно в микрофон, от этого микрофон постоянно попадал мне в рот почему-то, я начал смеяться. Я стал рассказывать самые потрясающие истории из жизни ссущейся бабушки. Сестра перехватила микрофон и заявила, что я никакой не её брат, а дед, и самый что ни на есть ссущийся старый алкоголик, муж несчастной обоссанной старухи, её бабки, живу с навязчивой идеей о том, что я брат своей внучки, а не муж бабки с инсультом, склоняю её к инцесту и постоянно занимаюсь мастурбацией как мартышка в зоопарке, смущая её и теряя в её глазах остатки человеческого достоинства. От осознания ужаса собственного помешательства я проснулся посреди ночи, прозрев в своём сне, проснулся глубоким стариком с трясучкой, алкоголиком, помешанным, в приступе стыда от всего ужаса, сильно трясло, очень полегчало от того, что всё оказалось сном. Потом я уснул и всё повторилось, только не так весело, я был реально женат на старом вечно обоссанном помешавшемся теле с плаксивыми ужимками, в котором были смешаны черты разных людей, я не мог определить его пол, и мне немного казалось, что это важно. Я ходил на работу мимо огромного дома-многоэтажки. Дальше не помню. Пролежал до семи утра, ясно понял, что не встану, ни сегодня, ни завтра. В восемь утра через силу встал, сварил кофе. От кофе стало почему-то тупо. Понял, что надо уехать, и дальше можно только постоянно перемещаться, и поскорее. Возникла мысль, что забавно видеть постоянно много новых людей, и вдруг так жить, чтобы увидеть много городов, памятников, людей и прочей хуйни в Европе - вдруг это может быть интересно? Или зарабатывать деньги и копить их и что-то строить? Я думал об этом серьёзно минут десять, как жить, так или так, хаотично перемещаться в режиме растраты или телеологично строить в режиме кумуляции? Размышление быстро показалось идиотским, потому что я не хочу всеми силами ни того, ни другого. А чего я хочу, я не знаю. Я не хочу ничего. И я давно это знаю. Я умное животное, освобождённое от инстинктов, привязанностей, программ и прочего, что делает несвободным. Но это не может радовать само по себе. Потому остаётся подумать опять об антидепрессантах или об укреплении безопасности, т.е., социальной ниши норы. Но у меня осталась мысль с тех пор приёма антидепрессантов: никогда не пей их. А сам опыт я плохо помню. Поэтому приходит соблазнительная мысль, что это весёлые приятные таблетки. Помню, что это было жутко, и пить их боюсь. Вторая мысль: спать до потери пульса, а зарабатывание на жизнь в промежутках - оно не напрягает почти. Третья проста, освобождающа и близка - суицид. Но это как всегда мило, как в песенке "что мне снег, что мне зной, что мне дождик проливной, когда мои друзья со мной". Действительно не понимаю, зачем жить. Я счастлив тем, что мне легко на душе, у меня нет соблазнов, обид, злобы, неудовлетворённости и так далее. Мне спокойно. При этом от жизни это никак не зависит. И зачем она мне - я не знаю. Брать я из неё ничего никогда не любил, да и чревато это. Людей как-то окончательно перестал понимать и разлюбил всех, каждого побаиваясь теперь уже. Вернее, понимая, что мы все такие разные, что можем быть в обычном режиме только вежливы друг к другу, потому что каждый - это или конченное и весьма своеобразное сумасшествие или просто такой же как я, обычный спокойный и скучный человек. Или же можно и любить. Но зачем. Вот зачем, логически-то разобраться. С каких хренов кого-то вообще любить. Или желать. И создавать чудесные миры чувства. Я могу испытывать ещё сострадание. Но я устаю смотреть на страдание. Впрочем жить назло, просто назло всему тому, что вот так есть, жить ежедневной ненавистью и цинизмом, вопреки и из абсурда, с редкими точными моментами сочувствия и заботы о ком-то и сострадания я ещё могу, и могу долго. Да собственно так и делаю. Всё равно лишь усталость, беспамятство, жалкий распад в финале (тоже ежеминутном и ежедневном) всего размена и перестановок слагаемых.
Tags: депрессии, сны
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author