Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

hund

(no subject)

Кого попало немцы самолётом из Афганистана не вывозят. Только по заранее утверждённым в министерстве иностранных дел спискам, даже если это частная инициатива. Самолёт на двести посадочных мест вывез вчера восемнадцать человек, сутки простояв в аэропорту.
борьба с короновирусом

Общность

В Тегеле сегодня видел две разные группы туристов: академическую - группа преподавателей из Франкфурта, вторую - сборную группу из Австрии, самые разные люди. И та и та группа немцы, только сильно австрийцы акцентом выделяются. Как оказалось дальше, не только в акценте различие. Обнаружилось различие между двумя группами и поинтереснее.

Первая группа: истинно в немецком натужном духе постоянная коммуницированность, выказывание общности, поиск в скучнейшем аэропорту поводов поговорить, и хотя они все друг друга знают, они все до одного были как на работе, старались выкладываться. По ходу, понял я, они гуманитарии, едва ли не философы: изрекали цитаты, умничали о культуре, о судьбах нации и прочее, от чего стоя рядом краснеешь, если слышишь. Всё так неприятно знакомое мне по бытности преподавателем и по нашим групповым выездам на конференции, съезды, слёты, летние школы и т.п.. Вторая группа - свободные люди. Каждый увлечённо сам по себе и с предметом увлечения - с заброшенным аэропортом. И я был теперь в этой уже группе, а не в первой.

Встреча двух общностей произошла на остановке автобуса, когда все погружались в автобус для туристов. Первая группа почувствовала как они то ли громки, то ли смешны. Им тоже захотелось естественной расслабленности, усталости после двух часов на ногах. Но нет, они притихли лишь ненадолго и даже в автобусе продолжили создавать единое культурное поле, генерировать умности.

Сходил я попрощаться с Тегелем

Поход в закрытый аэропорт "Тегель" не порадовал (по ссылке в конце записи анонс мероприятия): открыт был всего один терминал. Круговой обход его занял половину часа. На половину часа рассчитана и звуковая инсталляция, к которой, как пышно анонсировалось, приложил руку Бликса Баргельд, современник Тегеля, фигура, как и аэропорт, семидесятых - восьмидесятых годов. Инсталляция эта полная херня, как, собственно, и сам старый наркоман этот. Вообще, всё сделано в берлинском духе "Дёшево, но не сердито". Почему билет стоит семь евро в практически заброшку - масса охраны, уборщики, ненужные огромные туристические автобусы, везущие от остановки городского транспорта в аэропорт ровно минуту, масса контроля прохода в аэропорт, больше, чем когда он работал ещё прошлой осенью. Сама же звуковая инсталляция не тянет на семь евро. А кроме звуковой инсталляции заброшка, несмотря на модное слово иммерсивность в рекламе похода в Тегель, ничем не сдобрена, не украшена. В этой инсталляции с перерывами в тридцать секунд можно услышать меланхолические звуки придуманные количеством две штуки, сообщения типа Карл Густав Юнг Карл Густав Юнг следующий рейсом в Швейцарию просим Вас пройти в гейт А на посадку, или человека, знающего язык волапюк просим обратиться к администратору, или сейчас будет отключено снабжение аэропорта водой. Собственно, ещё пять или шесть звуковых сообщений подобного сюрреалистического ряда и это всё. А в рекламе обещано что прям аэропорт будет функционировать как призрак и все мы несколько раз от этого кончим прям на месте. В книжной лавке, там временно развёрнутой по случаю этих "последних двух недель, когда вы можете попрощаться с любимым аэропортом", порадовал этой мечте соответствующий книжный репертуар, частично на моих двух фотографиях он остался. Даже книгу Беньямина включили, вот молодцы-то какие. В общем, жаль потерянного времени и даже семи евро. Второй терминал занят под прививочный центр, там тоже пусто и тоже сняли и рекламу и электронику вынули. Но тишина. Хоть бы блять люди вскрикивали от уколов в жопу или куда там прививают коронавирус. Или тоже бы подавали соообщения типа "Сообщаем, что мандавошки не передают наш вирус" и подобное.

В Тегель можно будет попасть только ещё две недели

Если кто ещё не в курсе, пока что, ещё две недели, начиная с субботы, 21 августа, можно обойти закрывшийся аэропорт Тегель так, как никогда ранее не было возможно: 1) проход почти во все помещения; 2) уникальное звуковое сопровождение - звуковые композиции, относящиеся к авиации, исторические объявления, плюс всякую пургу обещают пускать из специально поставленных там для разных стереоэффектов колонок, чтобы создавать сюрреалистические впечатления. Обещается, что аэропорт будет жить призрачной звуковой жизнью до 5 сентября в терминалах А и B.



Я собираюсь туда ранним утром в понедельник, чтобы там никого не было. Тегель запомнился мне хотя и как очень уютный аэропорт, но как крайне тесный, а пару раз у меня там были приступы тревожности от тесноты. Они прошли, когда я воспользовался проходом в бизнес-лаунж, это второй этаж, там высокие потолки и только несколько человек было на огромное поле зала ожидания, к их услугам было несколько баров, кофейных стоек, разные кухни мира и везде за прилавком стояли филиппинки, китаянки, индианки, и в Тегеле я понял ещё раз, что такое капитализм, и это лицо его очень точно подходит этому архитектурно великолепному сооружению семидесятых годов, совершенно киношное здание ведь.

Я хочу теперь погулять там ранним утром. Почему-то улетал я всегда оттуда рано утром, из полупустого аэропорта, возвращался в blaue Stunden или ближе к полуночи, запомнил, что с выходом из Тегеля всегда наступали очень домашние сумерки, и я растворялся в них с моей усталостью и чемоданом, заходя в по-домашнему уже стоящий автобус до метро, тоже пустой, и метро до дома всегда было почти пустым. Потому хочу погулять по пустому аэропорту.

Может быть, правильнее идти туда завтра рано утром, так как в субботу все долго отсыпаются после вечера пятницы. Но всё же понедельник лучше по настроению - имитация будничности больше. Тегель был для меня аэропортом, в котором растворилось различие между аэропортом и метро, между самолётом и автобусом, я полюбил его за будничность, во многом это было возможно благодаря его нахождению в городе.
hund

(no subject)



В кадрах из Афганистана гипнотизирует то, как цивилизация близка к нецивилизации, но сделать ничего невозможно, граница между двумя сущностями тонка, но неприступна, то есть: вот самолёт, оплот нашей цивилизации, рассекает человеческое море, набирая скорость. Флагман цивилизации в море архаики. А вот сама эта граница ещё раз: технология онлайн-политпросмотра вбрасывает зрителя в аэропорт Кабула и в Кабул и во все мелочи так же, как этот самолёт, можно даже казни наблюдать, но граница прочна, сделать что-то за или против невозможно.

(no subject)

Стюардессы Люфтганзы всегда разыгрывают роль прирождённых стюардесс, стюардесс от бога, стюардесс по призванию, эти женщины не могли и не могут быть никем иным, кроме как стюардессами. Он такие же и вне самолёта - такая уверенность только крепнет при каждом соприкосновении с ними. Как они это сообщают пассажирам - дело их режиссёра, их школы, дело в мельчайшей мимической моторике и хорошо отстроенной психофизике, конечно. В них сильно активирована материнская сторона. Подчёркнута их грудь в деловом пиджаке. Недаром.

А вот помню тоже стильных, но других, стюардесс расформированной компании Air Berlin, второй по величине после капитально арийской Люфтганзы. Эирберлинки были конвенционально женственны. Конвенционально стюардессами, точнее. То есть, с ними было ясно: от и до я с тобой женщина и стюардесса, но вот после окончания наших отношений, определяемых твоим билетом, я человек-мечта, я свобода, я Берлин. Но в пределах этого самолёта я выполню всё в точности, что должна. Ни больше, ни меньше. То есть, она могла бы быть и официанткой. Униформа стюардессы на ней только потому, что она нашла работу стюардессы. Да, она любит свою работу.

Но она больше любит тебя и себя вне этой работы. К которой она относится с улыбкой. Вот приземлимся - и там, в Берлине, жизнь. Или в Мадриде. А здесь работа по найму, по договору, конвенционально я стюардесса, а ты пассажир. А ведь всё могло и может сложиться иначе. Этот странный флирт эирберлинок иногда. И вообще они в любой момент, часто казалось, могут оказаться трансвеститами. Когда такое приходило в голову, было понятно, что это высший пилотаж их обаяния, и что недаром у них на кителе не предусмотрены вытачки для груди.

Каким-то образом образ немного рисковой девчонки-зажигалки мог если не конкурировать с образом матери, то дополнял его. Так, наверное, и было специально задумано, молодёжно-модерново. Но не нашло, как видно, стойкого финансового отклика среди небогатого молодого населения Берлина - в 2017 году Air Berlin была расформирована c убытком в полмиллиарда долларов.
hund

(no subject)

Меня занимает контраст чувствительности стюардесс и бесчувственности работников аэропортов. О чувственности стюардесс хороша книга "Управляемое сердце", разбор полёта капитализма в воздухе диффузной чувствительности. Сама же чувствительность активируется отнюдь не опасностью полёта, отнюдь не волнениями пассажиров, но системой продаж авиакомпании. А в обществе чувств, есть надежда, чувствительность будет активироваться соборно, ансабмлями, ясной логикой множеств, подмножеств, простой сигнальной логикой даже.
борьба с короновирусом

(no subject)

Аэропорт создан с видимой практичностью, но это дизайнерское решение из разряда интерактивного дизайна, с элементами, то есть, вовлечения через архитектуру в деятельность (стояние в очередях эта деятельность). Они двадцать пять минут не могут посадить кружащий над городом самолёт. К херам летят все эти попытки экономить природу, экологию, тепловые следы, ископаемое топливо. А также вверх тормашками с этим дизайном встали в голове соображения именно что о практичности аэропорта с целью обезопасить полёты от терроризма: роскошная, огромная чёрная, жирнейшая интернациональная друг друга не понимающая лента очереди в середине аэропорта наглядно генерирует глюки в системе, спешку на всех её стадиях. Нервная очередь напоминает какой-то марш смерти. В неё вливаются и вплетаются постоянно очереди помельче. И когда тебе кажется, что ну вот, вот оно и рассосалось перед тобой, то откуда-то сразу прибывает новый отряд людей и встраивается прямо впереди. К тому же, всеобщая очередь устремлена постоянно наверх, лестница за лестницей в небо. Всё это дизайнерско-архитектурное говно очень нервирует.
борьба с короновирусом

(no subject)

Непривычно далеко от города новый аэропорт. Зато в него ходят автобусы на керосине. Пока едешь, пахнет как в самолёте когда-то, когда в самолётах пахло ещё керосином. Хороший, свежий запах. Новый аэропорт не только далёк, но и огромен, так, что в нём часто образуются очереди на посадку такие, что пассажиров, сдавших уже багаж и прошедших досмотр, разыскивают внутри аэропорта по громкой связи, регулярно. А самолёты не взлетают, кстати лайфхак, если багаж принят и загружен, а пассажира от этого багажа всё ещё нет. Ведь так может поступить террорист - сдать бомбу и отправиться назад домой. Но так может произойти и в новом аэропорте, где придумали всех-всех пассажиров выстраивать в одну очередь. Очередь поражает своим величием, длиной и шириной.
Gorky

Берлин - Пекин

После выходных так много пишут о снах и ещё много фотографий. Пожалуй, напишу и я, я так редко сны пишу, раз в пару лет, наверное.

У меня был интересный сон ночью о значимых для меня городах: Пекин в центре, а по периметру его на многие километры размазанный Берлин в виде постоянного круглосуточного китайского рынка, базара, превращённый город в виде палаток и киосков, рынок, через который я пробирался, пытаясь выбраться, продраться сквозь него в аэропорт или к станции метро.

Но выйти к какой-нибудь цели не удавалось, потому что я постоянно отвлекался на консультации о том, куда и как нужно идти, я отвлекался на рассматривание Берлина в виде игрушек, которые везде продавали на этом базаре, там весь город был представлен в виде игрушек и конструкторов, самых разных, и лего-Берлин там тоже был. Китайцы не могли ничего толком объяснить, как и куда пройти в этом их Берлине.

В конце концов я попал в аэропорт, и даже в самолёт, но в течение полёта упал в крыло самолёта, как-то в него то ли пробрался, то ли закатился на одном из виражей воздушного судна, и так в крыле и летел, поспал там лёжа.

И потому вышел неизвестно где, но меня попросили обратно зайти в самолёт, так как не было визы, непонятно куда, какая виза требовалась-то, неясно.

Я подумал сегодня, что это сон о нерождении, о застревании, о нереализованности, о зависании, и если учесть то, что Фрейд писал, что техника, её рельефы - это женские половые органы, то вопрос "ты где" лучше не задавать, чтобы не нарваться на рифму, но весь мой сон такая рифма и есть с его концентрическими стянутыми кругами.