Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Gorky

(no subject)

В юности я мягко переходил в весенний режим, в ускорение, в перестройку, в оживление. А теперь как-то сразу, как-то жадно. Количество в качество. Причём сразу понятно: вот вчера было ещё количество, а сегодня уже нет количества, есть следующая ступень - качество. Вот так тупо, в соответствии с диалектикой. И так всё с возрастом огрубляется. Как будто время сжали, не дают времени на плавное развёртывание. Хотя казалось бы, его стало больше. А пока освоишься в новом режиме (в новой гормональности?), который как снег на голову, чувствуешь себя хаотичной белкой, броуновским движением. Всё новое с возрастом как снег на голову.
Gorky

(no subject)

Кьеркегор правильно сказал о скуке: "Жизнь - это непрерывный побег от скуки". И Бертран Рассел хорошо сказал: "Поколение, которое не может выносить скуку - это поколение духовных карликов". Я добавлю то, что скука есть у всех, даже у тех, кому якобы некогда скучать, якобы у кого работа, дети и т.п. взрослая жизнь (люди чаще бегают от скуки посредством этих практик и отговорок, чем находят настоящий смысл в них, если уничижительно говорят о скуке, я замечал). Даже у животных есть скука. Их вообще мне очень жаль, когда им скучно. Больше никогда не заведу ни крыс, ни даже рыбок, не могу забыть, как крысам в детстве хотелось выбраться из клетки, как они её трясли и злились, как они к ней привыкли только с возрастом. Привыкли, со временем вытеснив её из сознания, но так и не приняли её.
Gorky

(no subject)

Судя по звукам с балкона соседнего дома напротив, детям таки приобрели гуся. Когда его гладят, он почти стонет, мурчит, как кот. Гуся не видел пока, но задался вопросом: а если птица упадёт, это же или карликовый гусь или же у него крылья подрезаны. Очень домашний гусь. Пришёл завтракать на балкон, прибежал, когда стали раскладывать из банки фрукты из компота. По звуку ложечки я понял, что компот сиропной консистенции, вязкий. Собственно, от кряков гуся я и проснулся, тревожный, испуганный тем, что снова попал в детство. Но это оказался лишь сон, в нём мы хоронили мою сестру, стараясь поплотнее набить её гроб вшами, опарышами и разными трупными насекомыми, так полагалось по новому закону, плюс похороны в гипсовой маске, полностью обматывающей голову.
борьба с короновирусом

(no subject)

Школы в городе закрыты минимум до 19 апреля, как и театры, галереи и так далее. Народ гуляет массово в парках, везде. Масок нет ни на ком почти, и правильно, они и не рекомендованы. Спорное дело эти маски. Собирают всё на себя ведь. Рестораны работают, но на вынос и на доставку. Дичайшие картины Берлина в эти дни: ужины на три блюда на скамейке в парке неподалёку от ресторана. Но и на скамейках засиживаться нельзя, полиция сгоняет. Можно только куда-то идти. Меня всё это мало трогает: мне удалось вернуться в чтение одной сложной большой книги, оставленной в конце октября ("замотался", хм, на четыре месяца). В новой квартире удаётся достичь настоящего минимализма. Выброшена прорва вещей. Куплены массивные значимые вещи. Диван как слон, например. Красивый ровно спящий слон из войлока, мы ему снимся. Или он нам снится как диван, и мы, мартышки, снимся себе как люди, облапив слона и лёжа на нём. Книги как евреи: с каждым переездом их уничтожают, продают, раздают, но они всё ещё живы, их гетто сократилось в две огромных стены теперь, а раньше было, ещё две недели назад, в четыре. Спасибо новому мобильному приложению, делающему продажу книг очень лёгким делом, достаточно просканировать штрих-код и сфотографировать книгу. Огромный балкон я уставил растениями, будет сад летом. И кухонное подспорье.

Ночью стало холодать

От наступивших холодов, когда камин ночью остывает, я стал брать с собой спать морскую свинку, и чтобы было тепло и чтобы не было так одиноко. И вот что я имею сказать, что меня удивило даже: ещё маленький, полугодовалый свин, животное, суть которого постоянная еда, за что я его не осуждаю, это его полноценный язык общения со всем миром, это животное привыкло к моему присутствию в комнате за две недели моего гостевания у сестры, но оно не привыкло к телесному контакту с людьми. Не было холодов, были тёплые южные ночи ещё четыре дня назад. С утра я ходил на пляж или ездил в Анапу к парням, с которыми задружил. И вот холода. Свину тоже не пришедшиеся по душе. Он стал нервный, скулит, стал крайне прихотлив в еде. И вот я стал брать его в постель. Это полноценное живое существо в плане того, что его можно любить, испытывать к нему привязанность, оно издаёт все знаки теплоты, нежности. Он первые две ночи устраивался на подушке рядом со мной в своём подгузнике (спит в пелёнке, хотя ночью и не ссыт и не какает) очень даже дистанцированно, и спал очень чутко и не позволял себя гладить. А теперь он очень симбиотично спит со мной. И в этом и обнаруживается главное, что я имею сказать, приятное: витальное единство, понимание живым живого. У свинки в этом не меньше достоинства, чем у меня. Мы оба заинтересованы в том, чтобы поспать сладко и тепло. И вот он так ко мне пристраивается, и я к нему, что я могу гладить его толстый бок, дышать его ароматным яблочно-арбузным дыханием из его носа, и он лежит так, чтобы повторять изгиб моей шеи, во сне он так расслабляется, что валяется как колбаса вверх ногами и похрапывает. За два дня мы обрели такое понимание и консенсус согревающихся в ночи существ. И все эти мелкие настройки симбиотичного совместного сна делались мелко, шаг за шагом, кому как лежать на подушке и как накрываться одеялом. Вчера он стал так и вообще что-то напевать на ночь, пока не уснул. Простейшее животное, у которого нет понятия игры, как у собак, крыс. Оно только ест, всегда ест. Или спит. Но есть понятие о том, как комфортно спать, дышать, не мешать другому, проводить вместе комфортно время.

Немецкий средний класс повышенного уровня

Средний повышенного уровня класс Франкфурта - это очень интересно, наблюдаю десятый год, приезжая на Рождество в семью моего мужа, проездом с ним через Франкфурт, на семейные праздники, а иногда и просто так, сам по себе пожить пару недель на крыше старого дома в одиночестве на пятом этаже как Карлсон, в большой двухъярусной чердачной комнате-призме.

Комната эта - это рабочий кабинет стариков-родителей, если нет гостей, но работы с годами уже почти не стало, зато женились и нарожали обильных внуков обильные дети. Настоящий средний класс плодится охотнейше и уже до тридцати лет это начинает делать, а не сверлит себе мозги карьерой, работой, он является носителем нормальных жизненных ценностей, это его задача, а вовсе не какой-то там прогресс и инновации. Эй, Москва, учись жить истинно европейски, жить действительно буржуазно и хорошо, качественно жить учись!

Комната моя стоит на крыше, выделяясь конусом со стеклянными стенами, она венчает отдельной квартирой крышу старого дома, дома-достояния ЮНЕСКО в Holzviertel (престижнейший, старейший район Франкфурта, теперь жилой придаток банковского квартала).

В этом доме жил один немецкий известный сказочник на первом этаже, а моя квартира-комната (зацените этот поворот мысли, сопоставление) вот на крыше оказалась. Комната с высоченными косыми потолками, с бойницами окон через древнюю черепицу, с большой террасой-балконом и с основательной сауной, с видом с одной стороны на старый туристический город, а с другой на небоскрёбы банков, до которых пятнадцать минут идти, и до дома Гёте на другой стороне десять минут идти. С огромным чистым звёздным небом над головой (во Франкфурте небо как в тропиках, видны и цвета созвездий порой, потому что здесь производят самый чистый продукт в мире, самый экологичный и безотходный, по кр. мере, для страны-производителя, то есть, производят кредит).

Все прозаично, всё предсказуемо. Но всегда в среднем классе и в поездках сюда есть удивительное, несмотря на повторяемость здесь всего за десять лет, всего до мелочей вообще до самых-самых, каковое явление (повтор, застывшее время) я люблю, и меня всегда здесь действительно тепло и неподдельно в семье любя принимают и ждут.

Вчера за ужином в ресторане, в который ходят совсем не столько поесть, сколько отпробывать, переживать новый кулинарный мир, экспириенс, красоту, ходят также удивить гостей красотой и необычностью блюд, кухней, наличием в городе такого ресторана, новизной блюд, которые стоят... лучше и не говорить, сколько они стоят и не фотографировать еду, к тому же её там было кот наплакал (почти за все такие ужины средний класс может списывать процентов от пятидесяти до ста их цены с налогов как представительские расходы в рамках своих бизнесов как владельцы бизнесов), так вот, вчера за ужином в одном приподнятого уровня ресторане помимо интересной еды и т.п. были интересные гости (как всегда).

Средний повышенный класс - это не только родители-менеджеры среднего звена из банков, люди повышенной среднести, но с наличием креативного ума, изобретатели новых международных инвестиционных стратегий, в юности левые, а потом в шестидесятые и семидесятые они-то и накачивали кредитами весь, якобы освободившийся, постколониальный мир в рамках его поддержки, развития.

Средний класс повышенного уровня теперь - это ещё и их дети, летающие по этим странам как консультанты, работники фондов, экологи, активисты, журналисты, педагоги и да, конечно же, и как новые менеджеры и кредиторы.

Последние помалкивают. Скучные потому что как говно. Или понимают, что за риторикой развития стран и инвестиций в них стоит разграбление стран, жуткие проценты по кредитам в них, пробивание крайне высоких, как в Европе, цен на лекарства там. Вообще, как я понял, пробивание всяких днищ, окончательное разрушение нищих стран, массовое искоренение населения целых стран - это основное занятие стратегических финансистов важнейших банков Германии. Потому за ужинами они помалкивают.

Экологи любят попиздеть, пробздеться зато как следует. Вчера одна рассказывала снова (все дети повышенного среднего класса постоянно летают по всем развивающимся и борющимся за свободу странам мира, и большой праздник, если дитя снова пролетает через родной Франкфурт, второй или уже, впрочем, третий, не помню, самый большой аэропорт мира, и решило остановиться на пару дней у родителей), как она отдыхала в одном национальном парке неделю, потом во втором, в другой стране в пяти часах полёта неделю, в третьем, ещё четыре часа полёта, провела последнюю неделю своего отпуска, и везде почти каждый день пять часов на машине в горы туда и пять обратно, а парки национальные круче всего в горах беднейших стран, и там каждого туриста потому возит отдельное авто, и она ещё после этого борется против выбросов углекислого газа в мире (и одиннадцать часов полёта к родителям в гости на четыре дня, а послезавтра тринадцать часов полёта обратно в Африку к станку).

Ну как? Ну как так?! Это же сколько газа выбрасывают эти старые драндулеты в беднейших странах, дизельное топливо, она ездит и канистры с топливом в машину там ещё берёт, так как заправок нет, и ездит чтобы только попасть на вершину горы и там час посмотреть на мир с горы - они все, кто из среднего класса, они обожают попадать на вершины гор, да повыше. Это их инстинкт, потому они любят ходить, вернее, сначала ездить, ехать в горы, и там потом ходить кругами - чтобы тренировать себя на нахождение на самой высокой площадке, на вершине пищевой и любой другой пирамиды мира, на стремление вверх, на смотрение на мир сверху как его хозяин, как рачительный жалетель мира, как ангел, да хули как ангел, как господь бог.

Я её спросил, ну и как, ты годами уже ездишь по этим горам по всему миру - они отличаются хоть где-то, виды с вершин гор? Засрала уже всю планету свинцом и углекислым газом, своими селфиками в горах и со слонами, растопила ледяные шапки и все вершины своими катаниями на драндулетах по горам, и всё руководишь раздачей стипендий на исследывания развала транспортных инфраструктур стран четвёртого мира, на выбросы свинца, ну и как голова? Не болит от шизофрении? Обиделась. Задумалась. Но ненадолго.

Мне зато всё можно. Во-первых, я красив, гениален, обаятелен, с правильными чертами лица, в которое впечатан богом интеллект и сексуальность, с лицом, которое сразу доказывает всем без слов мою правоту, экологичность, моё право говорить от лица всего разумного, нежного, хрупного, земного, живого, природного.



Плюс я не езжу по горам, я по ним только хожу, и то редко. И я русский, я по традиции могу быстро занять нишу, притом бесплатно, мне за это ничего не будет, это моё ведь природное свойство, ниша честняги и правдоруба, и тогда за столом, и со мной такое часто, если меня пригласить, то часто все сидят и обтекают с застрявшим куском в горле, как я чего-нибудь ебану, резану правду-матку, рвану тельняшку на груди.

Средний класс Германии мазохистичен малость. Самую малость, впрочем, ровно так, чтоб сказать, что и нам приходится нелегко, обтекать приходится, совеститься, ломать голову, уколы совести.

На картинке садик одного такого ресторана, вчера там сидели как раз с экологической дочерью и её родителями. Интересно было вот что: свечки в антикварных стаканчиках были принесены на столики в саду с началом потемнения (нет, не в мозгах, а на улице), и так стало уютно, интимно, хорошо с этими фонариками и свечами...



И тут хуяк! В одиннадцать вечера. Включили огромные фонари, как на стадионах, вокруг ресторана, он был, оказывается, на музейном острове, я и не заметил, и там для охраны включают эти фонари. И они высветили каждый квадратный метр, каждый столик, каждую морщину у всех, каждый куст.



Дас ист Германия. Когда пиздык хуяк - и такие фонари вдруг как на зоне, как в кино о том, как семья бежала из ГДР и хуяк влупили эти фонари вдруг, всю семью высветили сразу как на ладони, мать застрелили сразу на колючей проволоке, когда она её перерезала, в лохмотья изрешетили, они так и осталась висеть и стекать по проводам вниз на землю, маленькую сестрёнку разорвали собаки, сына-подростка тут же запинали ногами солдафоны, отца пытали и закололи потом сывороткой правды до овощного состояния к суду. Вот что такое дойчланд дойчланд убер аллес, это вот так когда влупили фонари, а вовсе не эти рестораны в музеях с невероятными блюдами, которые я даже не стал фоткать.

Ещё потрясли собаки в этом ресторане. Им не дали ни еды, ни воды, как то делают в ресторанах в Берлине, если приходишь с собакой. Но они и не просили еды или воды. И не рвались знакомиться друг с другом, как в Берлине, например, в дорогом мексиканском ресторане у меня в Нойкельне на районе я впервые видел оральный, к тому же межрасовый, секс у собак: болонка-мальчик не мог нормально выебать добермана, так доберман лёг, приоткрыл рот и болонка жарил его в алые жаркие губы минут сорок с перерывами под столиком на пожрать и попить воды, и потом с новыми силами принимался за своё, у добика аж уши тряслись, и все фоткали и радовались, и смеялись такому шоу в ресторане и, по-моему, кончил и доберман тоже, и, кстати, я впервые увидел тогда такой огромный и пульсирующий от счастья член у собак, как у того добермана. А в этом ресторане вчера собаки сидели как живые. Ничего не просили, никуда не стремились. Странные собаки во Франкфурте.


Страсти на Trödelstraße

Молодой пёс с молодым хозяином оба с ленцой шли по Аэровокзальной улице Берлина, называемой также "улица старья", так как здесь каждая пятая, а раньше была и каждая третья дверь, это лавки старья, которое продается, в отличие от Шарлоттенбурга с тем же товаром, выставленным там штучно в витринах на Suárez Straße и называемым там уже антиквариатом, у нас в Нойкельне всё то же самое продаётся на вес чаще всего и честно называется Trödel (хлам, старьё). Но бывает и у нас тематическая расстановка товара, тоже антикварно, стильно, а не старьёвщицки, то есть.

И вот пёс этот увидел в ящике, выставленном на улицу, среди прочих потасканных, старых мягких игрушек замечательного, ещё свежего, гусёнка, с отличной свежей, тонкой шеей и с большим глазом. Гусёнок ему очень нравился, и пёс остановился у коробки, уставившись на гусёнка, в то время как его хозяин продолжил идти вперёд по улице.

Несколько раз пёс порывался идти вслед за хозяином, но оставить гусёнка не удавалось, пёс делал два шага от ящика с игрушками и потом снова два шага назад, и так несколько раз. Пришлось обиженно и полузадавленно тявкнуть, как бы громко зевнуть в сторону удаляющемуся хозяину.

Хозяин увидел это замешательство, зависание своего пса у входа в этот магазин, вернулся и купил ему этого гусёнка, отдав всего одно евро. Но нести гусёнка хозяин отдал самой собаке. А жарко у нас сегодня. Пёс нёс гуся с перерывами, выпуская его из пасти, ставя на землю, чтобы отдышаться, у пса было несколько лишних килограммов, как и у его хозяина. Небольшой пёс, сравнительно шарообразный. Хозяин оборачивался к нему строго, останавливался и ждал его с укоризной. До приобретения гусёнка пёс шёл достаточно резво.

В очередную паузу пёс заскулил громко, разрываясь между желанием беззаботной прогулки и гусёнком, и таки поставил гусёнка аккуратно под одно кривое дерево и, оглядываясь на него, побежал к хозяину, который был уже далековато. И прибежал к нему уже без игрушки, но виляя хвостом от облегчения, от радости.

Какая типичная, милая моему сердцу берлинская лень и сцена, подумалось мне, я шёл позади этой пары, ещё медленнее их. А потом хозяин пса послал его подбирать гусёнка. Пёс его подобрал, несколько раз по дороге роняя его на землю, но таки подтащил игрушку к хозяину, поставил перед ним и сам внаглую, прямо на глазах своего хозяина, основательно, настырно перед ним лёг на мостовую. Я громко заржал.

Пёс обернулся, увидел меня, застеснялся, встал, но игрушку уже брать не стал, игрушку пришлось нести хозяину, он нёс гусёнка за шею, как добычу с охоты.

Без эмоций

Когда немцы в конце разговора прощальной фразой внезапным тонким голосом поют "гу-уууууууут" или "чуууу-уууууус" как паровозик, убегающий вдаль, да ещё со сменой тонов, это значит, что они крайне раздражены? Звучит это как "hallo?" когда просят подвинуться или в значении "ты обнаглел" или как "danke" в значениях "ну это вообще уже за гранью" или "сделайте это" (как "спасибо", сказанное по-русски заранее). "Чуу-ууус" обычно пропевается уже когда немец (немка) на ходу, отходит или же по телефону, чаще всего стремясь сам поставить точку, завершает неприятный разговор.

Или же это только в Берлине эти хамские, перверсивные значения gut, hallo, danke и tschüs являются основными. Но некоторые, редко, конечно, но поют чус или гут и даже daAnkEeeee совсем обыденно, не подразумевая ничего негативного, то есть, обыденно имитируют эмоции, и это пропевание равно искусственно растянутой улыбке. Эти совсем уже с поехавшей крышей, по-моему.

Но, может быть, у немцев всё и в норме, они лишь так привыкли, как к "поцелуям" два раза в воздух мимо щеки при встрече или прощании, и так поют потому попросту от счастья, как птицы, эти свои чу-ууууус и да-а-аанкееее, гу-ууу-уут (иной раз могут спеть все три этих слова одно за другим).

Будет вам и белка, будет и свисток

Снова почта Германии. И в комментариях хорошо освещён вопрос о том, можно ли снимать людей в Германии на камеру, записывать аудио, в какие суммы выплат может обойтись это правонарушение, даже если вы снимаете правонарушение (часто вор может заплатить 300 - 600 евро штрафа, не сидеть ни в какой тюрьме, но получает до 6.000 евро компенсации за то, что его сняли домашней автоматической видеокамерой). Заметьте, кстати, как DHL поровну на эту запись, в которой она обозначена меткой и теперь фонит на весь интернет. То-то же. А вообще, здесь в Германии опасаются на такие огромные фирмы открыто жаловаться. Можно влететь на огромную сумму за порчу репутации.