Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

борьба с короновирусом

(no subject)

Я всегда любил морских свинок, да почему-то всех грызунов, впрочем, и эта любовь с генами и в процессе домашнего обихода с этими животными передалась и моей дочке. Когда она с мамой переехала в свои семь лет в Германию, то они сразу завели морскую свинку, и это было правильным решением, потому что потом, и очень быстро, быстрее, чем русские же сверстники, нашлись другие обладатели свинок, и к свинке Брунгильде принесли первого жениха, пошли дети, их надо было пристраивать, на что откликнулась уже целая сеть свиноводов и свинолюбителей Фульды, и так за несколько лет у моего ребёнка сложился весьма здоровый круг общения, основанный на циркуляции морских свинок в городе. Многие круги общения потом складывались и, конечно, проседали, но этот круг общения принёс, оказалось, верных до сих пор друзей и постоянных радушных приятелей, круг, нисколько не просевший за пятнадцать лет. Свинки оправдали себя. Очень здоровое начало это было. Я всегда это знал, видел по мордам наших свиней, которых мы держали и нечаянно разводили с трёх лет моей дочери.
Gorky

Переживать

Объяснял сегодня ученикам, что такое русское "переживать".

В детстве я много переживал со страхом или с радостью за что-нибудь. Переживать - это быть проницаемым. Это как магия - ты не хочешь, но на тебя влияет что-то.

Я переживал силы природы, их расположение ко мне, я верил в какие-то токи здоровья и нездоровья во мне;

я верил в магию лет до семи, то есть, что можно заколоть чью-то куколку и человек погибнет, сам не ведая, отчего;

я был проницаем для социальных сил (например, я боялся, что меня проиграют в карты больше, чем меня изобьют ещё раз, хотя что такое быть проигранным в карты, я плохо себе представлял, но жил там, где людей проигрывали в карты и отвозили на карьер, и они там пропадали, уже шестнадцатилетние);

я боялся нищеты, то есть, тоже проницаемости.

А сейчас я проницаем только конвенциональной проницаемостью - для чувств, мыслей, всё остальное делается по контракту, по договору, по согласию. А вот мысли и чувства как в детстве - ты для них проницаем, ты переживаешь, сам того не желая чаще всего.
борьба с короновирусом

(no subject)

Смотрю сериал об осужденных на Соловках и одновременно в почту пришло письмо какое-то спамное с продажей диеты для похудения. А потом бряк и второе на тему как бросить курить. А мне так смешно всё это. Вот приди они лет десять назад, я бы заинтересовался, а теперь меня жизнь так вышколила, что мне что курить бросить было легко, что жрать, что пить, такая сила воли оформилась за десять лет последних. Булки в диете этой спамной порицаются и советы даются, как от булок отвыкать. Боже, бред и трындос. Ну не ешь их, и всё. Да просто не ешь. И даже насиловать себя не надо, сжимать челюсти, кулаки и т.п. не нужно. Какие нафиг диеты, советы. Я могу не есть и сутками, если скажу себе не есть. И в одиночестве могу уже давно жить месяцами. Жизнь заставит, жизнь научит. Вот и осуждённых на Соловках жизнь учит в сериале. Только их мордой об стол возит, а у меня всё мягко прошло.
Jruesse aussem Kiez

(no subject)

Накопление мудрости к старости на понятном языке - это укоренение долгоиграющих хороших привычек, то есть, привычек, стабильно приносящих удовольствие. Мелочи всегда, например, бесперебойно приносят удовольствие. Почитал, сделал зайчика к Пасхе, яйцо раскрасил, напрятал яиц для детей по дому и по саду, будем играть в поиски яиц, посуду помыл, ужин готов - вот удовольствие, вот жизнь. А Берлин, конечно, с местной вынужденной, от нищеты, склонностью к экспансивным страстям, он от этого локдауна и карантинов загнулся. Город художников и секс-маньяков не вынес принуждения к мелочам и к хорошим долгоиграющим привычкам. На такие мысли наводит то, что на порно-сайтах все тоже как вымерли, в Берлине к весне в строю остались только жирные охуевшие от похотливого зуда, а точнее, от зуда тотальной скуки старики с веригами на гениталиях, они теребят свои причиндалы тщетно в попытках возбудить плоть, утратившую способность к возбуждению. Но большинство людей так и отказывается встречаться реально - так сильна антиковидная пропаганда, так сознательны геи, так склонны к здоровому образу жизни. Или просто импотенты давно уже. Давно уже я заметил, что в бой всегда рвутся одни старики. Им потому что умирать скоро, и они очнулись перед смертью чтобы надышаться, да не стоит уже. А нормальных немецких привычек, чтобы радоваться удачной закупке в супермаркете, ловко попрятанным для внуков яйцам и так далее - нет, не приобрели таких привычек. В голове только художество безбашенное авангардное и секс паральный угарный так и остался к старости.
Gorky

(no subject)

Когда читаешь сам, а не слушаешь аудиокнигу, то ясно себя слышишь. А когда аудиокнига, то слушаешь кого-то. Наверное, потому, когда нужно отвлечься от самого себя, всё же аудиокниги, чтобы конкретно забивать эфир, даже засорять его и избегать себя. Например, так в депрессии (я говорю о тяжёлой депрессии, то есть, когда больно пошевелиться и больно даже просто думать и просто быть). А ещё аудиокниги - чей-то голос, то есть, чьё-то здоровое бессознательное, телесное, то есть, удовольствие, желание, способность к связности. То, что и поломано как раз в депрессии, то, что нужно вернуть - способность получать удовольствие.
Gorky

(no subject)

А когда кого-то из берлинцев удаётся убедить принимать антидепрессанты, чтобы встал человек наконец-то, то через две недели человек уже прочно стоит на ногах, но так жадно наслаждается, дорвавшись до здоровья, что перестаёт спать, идёт вразнос, несмотря на сдерживающее прикрытие антидепрессантов нейролептиками. Вот же город. Привычка к удовольствиям в воздухе. Неспособность сдерживаться в них. Или же такая усталость от долгой депрессии причина такой ненасытности, то, что просветов было так мало, вот и стремятся его побольше урвать, едва дорвавшись до здорового состояния. А что будет, когда весь этот локдаун и карантины отменят.

Помянем тех, кто ещё при жизни работает лёжа

Они заслужили прижизненные поминки.

Двое людей в ленте (фейсбук, там у меня 5000 френдов, так что двое или четверо и т.п. даже очен ничего статистически) помирают от работы, загнав себя и ведут репортажи распадающегося тела, распадающегося годами. Оно распадается и распадается, но они ничего не меняют, они стремятся зарабатывать текстами, гробят себя сидя за мониторами без сна, в вечных дедлайнах, нервотрёпке. Ужасна жизнь в тексте. Я всегда это знал, потому ни-ни, ни ногой в эти работы, где дедлайны и корпение в монитор. Оба работают уже лёжа. Интересно, что за продукт такой дорогой они изготавливают, что он даёт возможность работать лёжа. Лёжа - это вообще работа или как.

А двое умирают от ковида, одна умирает интересно: переболела два раза, весной и сейчас, умирать начала после первого раза, последствия. Тоже работала в тексте, спеклась как сосиска в тесте в тексте, износилась вкрай, видимо, иммунитет разношен, разбомблен. Фитнес, спорт, а здоровья не было. Потому что всякое кофе-ту-гоу и дедлайны, как я думаю. И последние полгода было только ожидание второй серии пиздеца. Ожидание, состоящее из наблюдений за телом, которое хорошо, вернее, жутко бомбануло ковидом (разваливается вся как есть). Ведёт репортажи из реанимации, подзамочно, со всеми попрощалась сегодня.

Второй умирает просто, и тоже репортажит из реанимации, но и там успевает работать работу в Тексте, тоже текстовик. Пневмония не проходит, усиливается. Человек работает лёжа, работает на аппаратном дыхании. Я вот думаю, что за страна, которая так заставила своих людей надорваться и у которых после их работ нет запаса денег даже чтобы поболеть пару недель, месяц. Сами они себя довели? Не похоже. И не должно быть таких условий, чтобы человек так себя доводил.

И какое самосознание: работать лёжа. Сила воли. И вся вот эта вот поеблотина. Мной обуревает злорадство: так и надо тем, кто умеет так унижаться, чтобы работать лёжа. Не может быть, чтобы жизнь была так жутка, чтобы заставить работать лёжа. Это с головой что-то привет и ку-ку должно быть.
hund

Вирус разрушает элиту

Что интересно сейчас с этим локдауном в Берлине: улицы днём и ночью не отличаются. Они пустые и днём и ночью. Я вот думаю, а что же станется с этой новой, здесь расцветшей религией постоянной интенсивности. Об этом берлинском феномене пишут статьи и книжки, суть его: совмещение изначально несовместимых интенсивностей. Например, йога с утра, бокал шампанского на завтрак, работа над проектами в ноутбуке или в офисе, в обед стейк, вечером гриль, позже рейв, наркотики, угар, с утра амфетамин, бокал шампанского, выставка, работа, концерт Гайдна, японская кухня на ужин, йога с пивом и т.п., и так по кругу, с немецкой уютностью и тщательностью отрабатывая все эти интенсивности, сложные движения, экзотику и прочие возмущения на ровной плоскости дискурса. Что станется с этим постоянным ускорением. Весь этот локдаун будет повторяться и повторяться как удары в морду на боксёрском ринге пока партнёр не падает в нокаут. Смерть городской культуры Берлина, всего этого тщательно отстраиваемого, как мобильные приложения и стартапы, каскада интенсивностей - вот что жутковато, этот удар под дых нарождающейся здесь городской элите, удар по её важнейшим ценностям. Я даже не представляю, как они переживают то, что никуда не улететь, здесь аэропорт функционировал как метро, да он и был продолжением метро по структуре, отсюда всё близко плюс крайняя дешевизна перелётов. Ну и то, что кафе давно закрыты - где и как работают массы, постоянно зависавшие в кафе с одной чашкой кофе на весь день? Дома, что ли? А йога? В общем, все куда-то попрятались и смылись, никого не видать, ответов получить не от кого.

Старики на покаянии

Что особенно раздражает в поздних "показаниях" приближённых к Гитлеру и верхушке, так это "момент истины". Как бабушка, секретарша Гитлера в видео из вчерашней записи рассказывала, что вот я молчала пятьдесят лет и вот я теперь решила заговорить, я поняла, меня проняло, я была неправа и Остапа понесло. Неправа, окей, но зачем же так натурально и так драматургически затасканно впадать в озарение, в прозрение. Ведь старые люди, смотреть это стыдно за них. Наверное, старики и вправду сущие дети, с такой наивностью чтобы верить самим в эту дешёвую драматургию, даже если это им так "вправду" поставляет на белый свет ума (который если остался ещё) их бессознательное. Осознать свою выгодность тогда очень неприятно, ещё неприятнее осознать было бы всю выгоду того, что потом было тоже хорошо. Имитация боли и драматургия - это желанное искупление, в своём роде, стоит добавить, очень затягивающая игра в искупление. Пятьдесят лет ждала. К юбилею разгрома фашистской Германии прозрела. А тогда они прозревали быстро, у неё и у других жертв-пособников-по-бессознанке заранее были документы на другое имя, адрес проживания в Швейцарии и такое всё, чем она и другие моментально воспользовались и сколь долго могли, столько и скрывались. Какие-то несносные старики на сносях все эти видосы, что эта бабушка, что херова туча дедушек, покаявшихся немецкому телевидению к юбилею победы.



На видео один дедушка, тоже жертва фашизма, бывший глава гитлерюгенда. Тогда, говорит он, важно было накормить молодёжь. Иначе говоря, приставить к станку.