Category: искусство

Ящики

В это лето отуристовление района продолжается ещё с большим темпом, чем в прошлое лето. Велосипедов, скутеров всех фирм целые острова. Мешают. И никто ими не пользуется. Понаставили на каждом углу практически электрические зарядки для транспорта. Никто ими не пользуется. Выкапывают из земли с мостовых вековой пролетарский булыжник и втупую заливают асфальтом. А самое интересное я не сфотографировал, так как это люди, а люди в Германии очень не любят, когда их фотографируют, хотя с прошлого лета соответствующий этой дремучести закон и отменили. А самое интересное: бары, кафе, рестораны заменяют стулья на ящики из-под стеклотары. Прочные, хорошие, чистые, но не новые, но ящики. Иногда на эти ящики на сторону сиденья прибивают доску и привязывают к ней поджопную подушку. Так вот, район стал совсем туристическим, цены в ресторанах, которые стали все био, заоблачные, запись в них за несколько дней вперёд. И вот эти ящики. Я посмотрел походил и совершенно понятно, что это декорация. С одной стороны, это сбоку бант у самого модного района города, указание на его молодёжно-модерновость, а с другой стороны это высказывание "мест нет, но мы такие креативные, что организуем". И получается с виду так, что вот, только что мы сообразили вам сиденья, постарались, напряглись. Только это каждый день одно и то же. А гости всегда разные, с большим удовольствием фотографируются сидя на ящиках. Интересный круг случился: десять лет я наблюдаю изнутри этот район, как он стал из бичатника и истамбула хипстерпарадизом. Так вот, десять лет назад ящики вместо стульев были здесь реальностью, а не частью спектакля. И реально люди валялись под столами среди этих ящиков, а со столов вытирали реальную блевотину. И никаких поджопных подушек.



Collapse )
shatny_zhene

Травма от искусства

Четыре года назад я подал заявление в полицию и затем в суд на один городской музей по поводу причинения мне серьёзной психической травмы от того, что меня не предупредили о том, что в одном видео на выставке будут демонстрироваться сцены употребления наркотиков, курения, распития алкоголя, оскорбления и избивания человека.

Четыре года эти твари пудрили мозги моей адвокатше отписками на тему того, что это же искусство, современное и тырыпыры, и что я уже должен был бы одним этим фактом быть предупреждён об опасности психической травмы. Но я обожаю кафку, тяжбы в Германии, а со времени тяжелейшего бракоразводного процесса для меня судиться в Германии это спорт, особенно если это немецкие фирмы и учреждения и тем более, если это искусство и ещё более, если это искусство от государства или от города Берлина (терпеть не могу этот город и особенно его искусство сучье, брутально пошлое и тупое, как и сам город этот, впрочем, я и искусство как в целом, так и по отдельности терпеть не могу, пудрилово мозгов всё это, нанесение психических травм умышленное и неумышленное, ищу в нём давно, будь то стихи, видео или музыка и так далее, только повод для новых исков в суд и нанесения травм).

Сегодня таки они решили перейти к вопросу обсуждения своих предстоящих извинений, того, что конкретно надо им взять в вину, по тридцатому уже кругу, теперь те же яйца, но не сбоку, окей, а в упор фронтально. Вопрос обуждения извинений.

А просто так документ с извинениями написать они так и не в состоянии, всё боятся, что придётся тогда и денег дать за психическую травму. Какая мелочная страна. И то, что они не понимают своей вины, оказывается, не свидетельствует о том, что их извинения заведомо неискренни. Это даже не рассматривается. Кстати, в деле до сих пор нет и отдельных физических ответственных лиц, до сих пор это иск к институту, юридическому лицу.

Один бар на соседней с домом улице давно выплатил мне компенсацию по такому же делу, когда я зашёл туда шесть лет назад и случайно увидел у них в телевизоре фильм со сценами курения и употребления спиртного. Судились всего два года, основным документом был от руки написанный кассовый чек со временем, когда я там выпил виски и накурился в хлам травой там же (здесь не преступление курить траву публично плюс в частных заведениях с особыми правилами... не преступление и нормундель курить в реальности, а вот по телеку, я считаю, видеть такое я не хочу, это уже потому что тогда будет травма человеку!). Но государство уломать здесь тяжелее, чем частную алколавочку-бар.
beijing mummi

Акварель

Открытки китайского художника. Я поинтересовался, нет ли у него русских корней, посмотрев на его работы и открытки (застал их вместе месяц назад на одной туристической улице в Пекине). Нет, русских корней нет и ни в каком Харбине и т.п. художник не провёл детство. А мне показалось, видимо. Или я несведущ в акварельной технике, и такая, минутными набросками, она вся выглядит, возможно, как "пейзажи русской души". Атмосферно так. Причём точно передана атмосфера, в физическом смысле, внезапного тёплого дня, одного из первых весной, тёплого и оттого и пасмурного, в моём родном городе в Заполярье, г. Игарка.



Collapse )
beijing mummi

Поздний Пикассо

Очень милая, большая, основательная выставка работ позднего Пикассо в Потсдаме. Полное погружение в уютный тёплый ламповый мир старого дуремара через обильные каляки-маляки этого невероятно продуктивного и так по-домашнему, старомодно, лампово постоянно сексуально озабоченного старикана, чё попало рисовавшего и как попало, но с неизменным чувством живости рисунка и композиции. Женщин крутил он в своих работах как кубик Рубика или разрубал одним махом напополам, со лба и дотуда прям, даже обожаемую жену (она на половине работ), хотя её всё же он "разделывал" реже всех. Или же он делал из женских голов лампы, часто с абажурами из шляпы или причёски. Но чаще всего он крутил женщин, а особенно их головы так, что шарики и ролики у баб выпадали, и над всем, почти со всех поздних его работ нам открывается большая, волосатая, очень большая вагина. Всегда очень реалистично изображенная, без верчений, без фирменного пропускания через "призму".
tualet

Ван-Гог и китайцы

Ван-Гог китайцам очень по душе, так много его сочинений продаётся, записных книжек с цитатами из его писем, с репродукциями через страницу, календари, календарики, времена-годные часословы даже. За два года, как я заметил, стало больше. Предполагаю, что Ван-Гог их трогает тем, как быстро провинциальное безумие, как в его жизни, так и здесь как витальность, самобытность, транслируется в некое общее, в свет, быстрый, моментальный. То есть, вот упрятывают Ван-Гога подальше в сельские дурдомы, там возникает его атомнобомбный свет, квантовая горелка шизофрении расщепляет реальность в удивительные спектры, энергии не занимать, она бьёт ключом, сельские картины, картины труда в шизофренном магическом свете неземном, неупрятанном - от человека, упрятанного в дыру, в дурдом. И в дыре, в грязи взрывается это солнце, вспышка психоза и за ней ремиссия. И становится все это прям из этой сумрачной приватной дыры великим публичным достоянием, свидетельством своеобычной витальности. Важно ещё стирание понятий центра, периферии, свойственное Ван-Гогу: ровно как в его творчестве, жизни стирается, благодаря вспышке самобытности, граница между шизокопошащейся в своей буйной уникальности мелкой деревней и ясным крупным городом, так же в Китае сейчас стирается на европейский манер единичность Пекина как столицы, он превращается в скучноватый бюрократической музейный центр вроде Брюсселя, хотя и могущественный, кафкиански сильный и единственный, но серый, и один из центров в ряду других.

Весь этот психический рисунок как-то очень близок китайцам, у них популярны его картины с силуэтами людей, с сакурами, конечно, и самые самые декоративные, вроде звёзд на небе - китайцы любят всё электрическое, синтетическое, фонарики, разноцветность, пестроту, яркое всё, календарики какие-нибудь с ядерными взрывами есть в продаже, например. Не заметил никакого больше европейского художника, так любимого китайцами, как Ван-Гог.

Искусство Германии, вывезенное в конце тридцатых годов в Шанхай

Из туалета в немецком отеле под Шанхаем, замечательная немецкая туалетная аутентика над писсуарами.



Collapse )

Сразу бросилось в глаза сходство с фресками из Заксенхаузена (где-то в середине ряда фотографий в записи по ссылке), и исполнение, и характер юмора (мужской туалет и концлагерь очень похожие места часто).

beijing mummi

Монументальное толокно

Продолжаем мультики про то, что поэт в России больше чем поэт. Вот тут сравнивают Толоконникову по мощи с Гитлером, с милицией, с госинститутами, признают её равносильность Государству. Говорят, что она очень сильна и не отличается от госвласти своей мощью, удалью, влиянием. Чинила насилие милицанерам, куру ущемляла пиздой.



Это левые, такие милые русские левые. Типа с теорией о ненасилии. Но вот ясно, что этот человек скучает по насилию и терпеть не может свободных поступков, ему бельмом в глазу простейшее действо поцелуя милиционеров, его простое значение, раздражает поведение людей, готовых оплачивать свои поступки. Тотальный инфантилизм в комментариях там. Обычное садомазо тоски по насилию, неприятие витальности, хитровыебанно обставленное словами. Недаром все левые в России сидят на антидепрессантах плотно.

Ещё интересный симптом в этом тексте к теме деформации насилием: человек на различает границы себя и другого, это как социалистическая экспроприация частной собственности, это присваивание чужого акта, высказывания. Интерпретирует в хвост и в гриву, будто это было его выступление, выход, поступок. Эта странная стёртость границ между собой и другим, но и понятная в свете общей и индивидуальной травматизации.
hund

Естественность экологической романтики / противоестественный драйв от Москвы - искусство Н. Толокно



Милая, естественная, чудесная девушка. Чем и является бельмом в глазу, она как "швейцарская школа", продукт о том, что насилие неинтересно, не нужно.

Второе, что тронуло: всех тянет в Москву, их травят, бьют там, сажают в тюрьму, а всё равно там драйв, туда надо. Её с детства тянуло (мечта быть как Пригов, Сорокин).

Пригов, Сорокин, акционизм, Надя, Петя и т. д. - это про власть, в Москве и в России есть сильнейшее поле власти, такого больше нигде нет, такой концентрации власти, это как сверхплотное вещество, уже предмет искусства, уже фантастика, уже драйв. Потому все перечисленные люди - они о власти, о Москве, это московские персонажи, привязанные к Москве, к предмету своей ненависти - к тотальному, развязному, охуевшему насилию (власть может быть и со знаком плюс, да, как тотальное охуенно прекрасное царство божие, но сейчас вот так, что охуевшее насилие - неважно, принцип тотального охуения и размаха остаётся).

Чем интересна Надя: московский персонаж, лепленый под власть, прикидывается героем ненасилия, некоего чистого удовольствия от простых человеческих вещей. Так, что хочется спросить: ну милая, так оставайся в Берлине, и Пётр пусть с нами останется, мы тут простые человеческие экологические вещи растим и едим безблядно не по лжи. Но нет, простой девчушке, ряженой в ментовскую куртку с капюшоном под платок Индиры Ганди, милая пародия, нужно ехать туда, где травят. Ну не парадокс ли? :)

В общем, она молодец. Рядиться надо в драйв типа от простой вкусно приготовленной курицы, а потом, да, снять маску - и в пизду эту курицу, как в их известной акции, затолкать, всё это ёбаное мещанство и фейсбук с рецептами и обсуждениями еды и её фотками онлайн. А сначала да, попиздеть про то, как хороша биокурочка, как грудку правильно готовить, а потом бум - и снова к основному московскому драйву - про власть, а курицу пиздой всосать, украсть, отволочь, чтобы ноги только куриные оттуда торчали брутально. А не про никакую не про жизнь естественную чудесную пиздеть не по лжи толстовско-индирогандиевскую.

Отличная игра на том, что озвучивается тяга к простым-естественным-вещам, а сама автор этих слов им противоречит и тянется туда, где очко жим-жим, адреналин скок-скок и рядом вовсю и часто вслепую хуярит хвостом огромное нигде невиданное левиафановое чудище. Противопоставление экологической риторики риторике власти и одновременное высмеивание той и той части, схлопывание выбора - отлично произведённая деконструкция этих пустых риторик, мифов.