Category: кино

Teddy bear (2012)

Честный, воспитанный мужик, живущий в свои сорок с мамой, занимающийся гипертрофией своей маскулинности (бодибилдер, раздувает мускулы ну до смешного прям - он так уничтожает своё либидо, маскулинность, радикально сублимирует) и поиском спутницы жизни в Дании (регулярно знакомится), устав от датских дам с утилитарными запросами и их унылыми замашками на пиздостроительство, от их асексуальности (ну такие ему попадаются, воблы фригидные), едет в Таиланд, будучи наслышан о человечности и сексуальности тайских невест. И это драма, унылая драма скованного человека, девственника. Он и в Таиланде уже на второй день там пребывания находит себе фитнес-зал, качалку, компанию качающихся мужиков. Ну и всем говорит, что ищет любовь, а не перепихон и не ночи, полные огня. Непьющий. Немцы тоже такие же, кстати, им чтобы поебаться, нужно напиться сначала, что-то сломать в себе, преодолеть стыд (гетеросексуалам, а вот гомосексуалы в синьке и наркотиках не нуждаются, стыда нету у них потому что совсем уже). Ну и вот, собственно, фильм о том, как мужик с датски травмированной кургузой сексуальностью меняется, устанавливает на новый лад контакты и отношения с женщинами. В Таиланде. Может быть, привезёт себе и жену, как его удачливые, счастливые в брачной жизни друзья, соседи дома, в Дании.


Прелюдия (2019)



"Прелюдия" - очень красивый, очень немецкий фильм, и я думаю, как и все истинно немецкие фильмы, за пределы Германии он не выйдет и интересен за пределами Германии он не будет. Проблематика его такова: есть музыка, она требует и чувственности и одновременно дисциплины.

Итак, это фильм о немецкой дисциплине: талантливый юноша учится играть на пианино в странном загородном пансионе, где все ошалели от музыки, все меряются оттенками трепетности, нежности, проницательности - тем, что по сути не переносит дисциплины, силы. Но они там все так живут, они все соревнуются, они все готовятся ку конкурсу.

Трепетный юноша главный актёр влюбляется в самую красивую девушку этого загородного дурдома для талантливых молодых музыкантов, и она хочет ебаться, ебаться и ебаться с ним. А он хочет сублимировать и соревноваться, соревноваться, оттачивать мастерство своих рук в нежности не пальцами на её клиторе и в её вечно гостеприимной мокрой омрачающей до дрожи воображение пизде, но он переносит всю свою отточенную нежность на клавиши, и долбит сука, долбит и долбит по ним так, что ну слишком уж долбит.

И потому, потому что больше он долбит по клавишам, а не по пизде, появляется у этой девушки ещё и любовник - молодой кудрявый распиздяй, с расхлябанной манерой игры, недисциплинированный, но он совсем хитрая скотина, он играет в игры молодых оленят с главгероем в лесу, купается с ним голым, играет с ним в догоняшки, кто кого догонит, тот того и выебет.

Он совсем, причём умело, целенаправленно, сносит главгерою крышу. От обилия секса, чувственности главгерой вообще начинает уже трястись как больной Паркинсоном порой, он не выдерживает такого накала и разниц, ведь всё это ещё он старается вкладывать в свою игру, технику, и "всё это", таким образом, постоянно у него в эфире, в голове, в руках, буквально на кончиках пальцев. Когда камера показывает его руки, показывает она их с позиции сидящего за инструментом, и у самого у меня горели кончики пальцев, когда я смотрел на то, как они играют на клавишах.

И весь фильм музыка, классическая музыка, сыгранная не обильно, но близко, будто ты сам сидишь за инструментом, и она сыграна вся как пробы, повторы, постоянное улучшение. Там даже линейкой по рукам бьют.

От всего этого переизбытка чувств у главгероя начинает крючить руки, от перенапряжения и невозможности разорваться между строгим запросом Музыки, между юнейшей, но глубочайшей и развитой пиздой Анны и между охуенской маскулинности и способности целоваться и ебать мозги их общего друга (по-моему, он и в рот отлично ебёт, но от нас скрывают то, что происходит между двумя парнями один раз в душевой поздно вечером).

Руки главного героя день ото дня перенапрягаются, и вот... его отстраняют от подготовки к конкурсу. Он ошеломлён, он не понимает, как же так, он вложил столько дисциплины, силы в музыку, он постарался передать безумие всего этого лесного летнего юного сексуального угара, и вот его отослали отдохнуть домой, в какой-то засратый и серый гэдээровский дом его семьи.

Да всё в фильме серое, не серые только трое этих молодых людей, один из которых всё же сереет к концу в своём родительском доме и спокойно встаёт на табуретку и вешается.

Фильм очень напряжён и динамичен. То, что парень вздёрнулся, не производит никакого впечатления кроме того, что вдруг внезапно сладкая тирания музыки, сопровождавшая весь фильм нас, она наконец-то затихает, наступает настоящая немецкая провинциальная тишина.

P. S. И, эх, там же есть пара вторжений целительного техно, герои иногда ходят на дискотеку, но не главгерой, которому техно не по нраву, ведь в техно нет этой жестокости дисциплины и стыда.

Не насыщает



За окном прямо сейчас. А так-то, проводив с утра мужа обратно непосредственно в Гонконг, решил воспользоваться остатком своего безлимитного билета на сеть кинотеатров повышенной умности и комфортности ("York"), с утра хожу смотрю кино нон-стопом, и завтра планирую делать то же самое до самого последнего сеанса (ну раз уж уплочено, надо смотреть). Отметил уже для себя, что кино не достигает той насыщенности жизни и мыслей, которую мне обычно поставляет моя реальность запросто так, бесплатно, без билета, и совсем уже безлимитно без единой щели и трещинки во всей своей монолитной безлимитности. Ощущение, будто не наедаюсь, не накуриваюсь.

Синонимы (2019)



Романтичный израильтянин решает переехать во Францию. Сразу же попадает в пошлейший, книжный, насосанный из пальца французский роман, то есть, в любовный треугольник в пределах одной кровати, в самую французскую книжно-киношную мякотку - богема, огромная квартира, двое молодых людей-рантье, писатель один, музыкантка вторая. Но параллельно развивается и вторая линия - унылые подработки, тупые интеграционные курсы, придурковатые новые друзья. Фильм на раз о проблемах современной Франции.

Ангел (2018)

Совершенно красивый, конфета и полотно о Буэнос-Айресе восьмидесятых, полный отличной музыки, лиц и психологии крупным планом, с отлично работающим сюжетом, нисколько не расхлябанным, без ненужных появляющихся линий, как сейчас это принято, но совершенно новый, прошлого года, фильм "Ангел".



Да, красота красивейшая, и без рассусоливания, размазывания. Герой же в сравнении с героем такого же профиля ("хладнокровный убийца, маньяк, отморозок") из фильмов того времени ("Роберто Сукко", например, там герой с явными психопатологиями), в этом же фильме это герой нашего времени: существо по принципу "хочу", "живу здесь и сейчас, а не завтра", его короткий разговор с его матерью: "Ну как, как? Неужели мой сын, ты, мой ангел, мог убить одиннадцать человек и столько награбить - разве способен на это нормальный человек? - Да, мама, нормальный человек на это способен" (герой вызывающе для всех красив и, самое примечательное, ювенален и в высшей степени имеет облик ангельский, подростковый, герой значимо надолго ювенален, не стареет, ведь он живёт в постоянном удовольствии).







hund

Borgman

"Иногда мне всё кажется каким-то нереальным. Думаешь, я истеричка? Мы должны доверять друг другу". Отличный фильм Вармердама на старую тему о том, какой ужас, зло творится за красивым фасадом. По степени изощрённой отмороженности и выморочности бытового абсурда фильм состязается с "Забавными играми". В "Боргмане", в отличие от однолинейного, чётко держащего ужаса "Забавных игр", будто вы упали на высоковольтную линию электропередачи, но почему-то ещё живы, ничего не взрывается, всё длится, гудит в голове, и нет никаких других чувств, мыслей, кроме этого высоковольтного гудения через ваше тело - так вот, в отличие от такого ужаса на манер Хичкока, в "Боргмане" барочным идиотизмом взорвалось прям внутри головы зрителя то выморочное молчание, скандинавское, протестантское, молчание приличного обихода из Бергмана. В этом фильме происходит много чего, в отличие от фильмов Бергмана и "Забавных игр" Ханеке. Особенность стиля "Боргмана" в сочетании вопиющей жестокости происходящего в этом фильме со всё тем же желанием Бергмана снимать и удерживать поверхностное приличие, молчание. Взорванный идиотизм, неудержимый, хтонический, нутряной - и молчание, приличие, поверхность. Разнонаправленные векторы, постоянная игра со зрителем в "стой там иди сюда" - фильм почти выматывает этой постоянной шизофренией.


hund

Зов волка

В этом есть что-то, и немало: чернокожий актёр, всегда снимающийся в роли наркодилера и главы мелкой арабской мафии с огромной золотой цепью на груди в Париже, он в новом (2019) фильме о французских подводниках, готовящихся выпустить ракету ответным ударом по России, становится командиром самой важной подлодки, и примерно час фильма посвящён тому, как арабы и негры внутри самой важной подлодки истории ничем не отличаются от визуально более французской части команды, называют друг друга братьями и вся команда слаженно все вместе готовятся ебануть по Москве и, дословно, спасти Европу.

Тем не менее, самый продвинутый, обладающий сверхслухом солдат-подводник всё же пока ещё француз, он на слух определяет по графическим изображениям реальные звуки в море, определяет по звукам торпеды, корабли, подлодки. Природный француз - он таков! Утончённый французский мужчина. Вот это штамп так штамп! Это смотрится как нацистская гадость, это возвышение белого и гетеросексуального мужчины в самый ответственный для Европы момент.

Но почему именно он наделён природной сверхспособностью? Это нарушение канона! Ведь всегда дикари должны обладать лучшими животными качествами - слухом, нюхом и так далее. Плюс он ещё и очень красиво ебётся в кадре. А это вообще уже давно не сильное место европейского типа в кино. Надо решать проблемы. Эстетика. Политика. Головка чтоб бо-бо. Банки, судьбы народов, валюты, покидание зоны комфорта, борьба за права свиней, детей, педерастия и звонкий интеллект чтобы и т.д.. Но не ебаться же как араб какой-то в кадре. И слушать глубины океана.

hund

Трагедия ликвидаторов Чернобыля по версии авторов нашумевшего сериала

Потрясла трагедия ликвидаторов в последней серии "Чернобыля": они почти час эфирного времени ходили убивали доверчивых пусек в упор - кошек, собак, коров, и так они каждым выстрелом они вышибали слёзы из зрителя и тем самым окончательно ликвидировали последние остатки здравого смысла и у себя и у зрителей.

Но так как психологией сериал не блещет, она там поддельная как поддельны советские люди в американском и английском исполнении, сошла за психологию и задачу ликвидаторов в наше био-, ЗОЖ- и эко-время и эта примитивная психология экологической любви к котикам. Ну должен же зритель с чем-то, кем-то, как-то себя ассоциировать?

Нет нормально прописанных характеров, драмы, мотивов поступков, ну что ж, сойдёт и это, последнее, но верное средство: в упор перед камерой стрелять пушистиков. Зритель не будет себя ассоциировать с распоследним пролетариатом (короче: с ёбаным быдлом - и не иначе, а именно так называют людей, из которых делают скот), который погнали зачищать область от последствий взрыва, так хоть давайте вдуем пролетариату проблему слезинки ребёнка, прочую пошлость и страдания от убийства котиков.
kerl

Высадка американцев в Чернобыле

Сериал "Чернобыль": это смешно, когда в советских кабинетах видишь американцев. Это американцы! Это их мимика, манера объясняться, реагировать, сама стать, чувственный строй. Посмотрел первые десять минут второй серии, где типа советская тётка озаботилась проверкой пыли на радиацию - вроде всё при ней, и очки большие, и химзавивка, и губы накрашенные, и толщина, но нет, поддельная тётка работает там в НИИ. Шпионка ведь? Но как не доглядели, она же ряженая, это сразу видно. Она и взорвала реактор, а теперь вид делает, что спасти ситуацию хочет?

Дальше не пошло, думается, там дальше спасение мира, как всегда. Сюжет самое то под это их любимое дело. Но это же смешно! Они как пришельцы влезли в советские тела, лица, одежду. Проникли во всё как радиация с треснувшего реактора. Они и есть заражение и деформация местности, а не радиация - вот что показано достоверно уже в первые десять минут фильма. Физиологическое неприятие такой подставы, несоответствия, захвата.

Смех мешает дальнейшему просмотру. Это так же смешно, как болливудский всем известный Гитлер-индус. Нет, щьорт побьери, щьорт побьери, это ещё смешнее.
kerl

Как спастись от парникового эффекта

Ходили в кино. Есть кинотеатры-синеплексы с фильмами про кунг-фу и есть арт-деко кинотеатры Пекин-золотых-двадцатых и типа того, тоже большие, все под декадансную строгую буржуйскую старину в стилистике Вонга Кар-Вая и новоделанные и восстановленные. Идут фильмы типа "Титаник" и прочий западный ширпотреб. И много мелких кинозалов, где всякое говно пронафталиненное (но проетое молью) идёт европейское (больше) и местное типа артхауса идёт, а в общем на рипите Тарковский, Бергман, ну и такое всё некондишн второй свежести буэ.

Интересно не это. Интересен журнал перед фильмом. Сегодня ходили в большой восстановленный ещё со времён просветительницы императрицы Цыси арт-деко кинотеатр как раз на фильм Кар-Вая про двух счастливых педиков и их бурные истерические вымученно европейские страсти-мордасти в их паре. Это я уже видел давно. Интересен не этот наконец-то здесь дозволенный зевотный однообразный капиталистический декаданс, а интересен местный свежий киножурнал, типа "Фитиля" в СССР, показываемый перед фильмом.

Если европейские ебанашки стараются сократить парниковый эффект тем, что перестают летать самолётами или переплачивают за экологически ответственный полёт по пятьдесят евро, а также живут впотьмах и в холоде дома, а также не едят мяса, то пекинское модные ебанашки пошли много дальше: они едят тараканов и жертвуют деньги на тараканьи фермы.

Тараканы лучше коров, сытнее, их белок полезнее белка коров и свиней и птиц, тараканы не пердят и тем самым не увеличивают парниковый эффект, тараканы едят мусор, а дают чистый белок и лекарства, тараканы умирают без боли, тараканы греют теплицы, копошась под ними, и тем самым теплом своего копошения поощряют веганство.

И это всё пятнадцать минут перед страданиями от любви счастливых педиков Кар-Вая, евших мясо на экране, куривших и пивших как не в себя алкоголь.

В зале ели из пакетиков орешки во время сеанса. Орешки. Может быть, орешки. А на огромном экране копошилось 6 миллиардов тараканов, о чём гордо и часто говорили, показывая их крупным планом, обычных прусаков, а также новых, американских, пожирнее уже. Вот линия на корм животным, а вот и на питание людям. Показали и орешки из их белка. Сказали, что даже ароматизировать не надо, и так вкусно, просто надо прессовать в виде привычных орешков.

В общем, этот фильм сильнее Тарковского, Бергмана и Ко всех вместе сразу.