Category: компьютеры

beijing mummi

Правое и левое

Я виртуозно ем палочками. А сознательно этому не учился, само быстро получилось. Ем левой рукой ими. Я бы всё левой делал. Только пишу правой - крепко били родители, чтоб писал именно правой, настаивала школа. Даже разучился писать левой, так уж били за это крепко. А умел, но переучили, чтоб аж не думал левой писать, насовсем забыл. А так-то правой я даже подрочить не могу, не умею - ни себе, ни людям. Она у меня только универсальный держатель и помощник левой. Ещё писать умеет. Но это всегда будто кто-то пишет, не совсем я. Потому на клавиатуре пишу я. Потому что левой рукой преимущественно. Клавиатура стала открытием письма от души потому, крушением тотальности насилия и диктатуры правой руки, букварей и словарей, чуждых мне, как попало вложенных мне в голову мыслей. Писать на клавиатуре левой рукой сумасшедше хорошо, всё равно что дрочить самому себе - полное понимание и согласие, никто так не сумеет выдрочить меня больше. Хотя и наскучивает понимать только себя, самому себя. И не вижу ни букв, ни руку тогда, когда дрочу или пишу левой. Чистое непосредственное письмо, мысль, наслаждение. С клавиатурой получилось вообще хорошо: обе руки чаще всего стучат одинаково много. Но интересно наблюдать вот что: когда вдруг левая берёт верх или правая на письме по клавиатуре. Ну и, конечно, если надо быстро и бездумно много и сразу на чистовик нафигачить текста - так только левая способна. Правая тормозит. Но хорошо редактирует, овнешняет горячие мысли, причесывает. И потому отдыхает чаще всего. И если что-то бить или кого-то - то это только и сразу левая, полное доверие, точность, силища, траектория удара и так далее - сам себя боюсь. И вот что я точно знаю: они, две руки, были бы на равных, не избивай меня в детстве родители за пользование второй как первой, не будь этого натужного насилия, разделения, уродования, фактически.

Сидение на полу в ресторане

О, в Берлине тоже принято так выкобениваться, такой заседай-оккупай, мелкобуржуазная половинчатая игра в протестность (в комментариях человек разъяснил, что свободные стулья были, но вот прямо рядом у розетки для компьютера не было стула, его потом, после своей просьбы пересесть, поднёс официант и ещё раз попросил человека сесть на стул). Да и вообще, холопы должны молча обслуживать, а не объяснять человеку понятия.


hund

Прописка в Берлине

В райисполкоме сегодня попробовал получить электронную очередь на прописку: на февраль следующее окно, очередь. Это чтобы прийти к тётушке за столом, которая щёлкнет в компьютере, всего лишь увидев паспорт и договор на квартиру. Это при том, что прописка может быть нужна всего на два месяца. Предлагается только живая очередь, чему нужно посвятить день: сначала отстоять живую очередь на ногах, чтобы получить номерок, а потом погулять от двух до шести часов с этим номерком вокруг райисполкома. Не понимаю, как так вышло в наш век автоматизации, стартапов и интернета, но шесть лет назад всё было быстро по прописке в Берлине: живая очередь в течение часа за пропиской, а интернет давал очередь на текущую неделю. Бардак, застой, везде показуха, отчёты какие-то висят об улушении качества услуг, портретов Брежнева только в этой стране не хватает ко всему этому. Так напоминает брежнеское время, и уже горбачёвское со всей этой риторикой перестройки.
hund

(no subject)

Сотрудники АНБ и ФБР смогли взломать не только компьютеры российских хакеров, но и камеры наблюдения с их рабочих мест. Таким образом они увидели лица хакеров. Вот поэтому все журналисты в Пекине живут с заклееными дырками камер ноутбуков и телефонов. И обратно приезжают в Германию, но этой полезной привычки уже не оставляют.
kerl

Телемир

Снова давно закрытое интернет-кафе Telewelt ("Телемир") открылось напротив дома. Сеть эта известна тем, что интернет там так себе, и древнейшие компьютеры стоят, но зато там всегда есть продавцы наркотиков (видимо, название кафе привлекает, какая-то связь с ноосферой прослеживается и в интернете и в наркотиках). Наблюдал увлекательную сцену: юноша и девушка, оба на лёгких велосипедах, в белых шортах и футболках с логотипами веганских организаций, ожившая картина Дейнеки, остановились у дверей, оттуда вышел беженец юный, волоокий смуглый отрок, который всегда бродил по аллеям парка Hasenheide рядом, у озёрных там грустил берегов, месяц его я примерно не видал, и вот теперь он уже с толстенной золотой цепью на шее и с бриллиантовыми брошками в ушах, отсыпал им в коробочку немало, они ему бумажку в 50 евро вручили, немного помялись и зашли внутрь Телемира, явно видно через стекло-витрину, там вдули, минут через десять вышли и затем у выхода минуты две пытались разобраться, кто на каком велосипеде ехал до визита в Telewelt и где коробочка с травой. Нашли её, посмеялись, как-то несколько затянуто и приглушённо посмеялись, и по коням, в парк Tempelhof-a, по лётному полю кататься.