Category: коронавирус

Category was added automatically. Read all entries about "коронавирус".

борьба с короновирусом

Садомазо возобновилось после ковида



В этом плане больше всего поразил меня две недели назад парень, берлинец, сразу мне приславший свои фотографии в голом виде, исписанный с ног до макушки (бритая голова раба) матерщиной, унижениями, прислал указание места своей работы, копию паспорта и сразу расписку с подписью, что он добровольно мне переслал все эти файлы - просил его шантажировать сливом всего этого в сеть, по адресам его работы и семьи и требовать с него денег. Я ему пишу: да ты врёшь, ты подставляешь кого-то. А он мне предложил встретиться и самому наделать подобных видео- и фотоматериалов с ним.

А вот такая форма сексуальности, я бы сказал, вялая сексуальность, вялое садомазо - мыть пол и убирать квартиру - сейчас очень популярна в наше время диффузной сексуальности и дисфункции эрекции и либидо, обусловленной как стрессами, так и приёмом антидепрессантов и нейролептиков.

Я не помню такого шквала предложений помыть мне пол дома от парней, как сейчас. Особенно в последние месяцы, как немцы перестали бояться ковида, стали отменять тесты и ношение масок и парни стали снова ебаться в реале ходить друг к другу.

Это я ещё вообще чётко у себя в профиле на ёбсоцсети указал, что садомазо не моё вообще увлечение никак. Страшно подумать, какая чистота царит дома у тех, кто реально любит доминировать. А ещё есть люди, которые просто хотят тебе деньги на PayPal слать, а ты им унижения пишешь в чате или просто присылаешь задания, чтобы они выполняли и видеоотчёты слали. Не было такого ещё десять лет назад. Пол мыть - такое было, люди просились пол мыть, но денежное унижение совсем новое явление.
борьба с короновирусом

О каждом пожалеешь, о каждом! (с)

Это коронавирус виноват, что я ходил на всякие выставки так обильно последние две недели - билеты у нас уже полтора года как стало нужно покупать хорошо заранее. Это постоянное планирование публичной жизни очень уже приелось. Хорошо, что я не накупил их много. А мог бы и больше себя обязать и денег просрать на культуру на волне воодушевления тем, что в Берлине стало всё оживать. Обдало меня всё же этой дурьей волной, поддался я.

Ехал сегодня домой с выставки в Новой национальной галерее, где красивого кот наплакал (см. две моих предыдущих записи), не скажу, чтобы кусал локти, до этого ещё далеко, до близкого локтя, который уже не укусишь, но я был злой - мне пришлось отказать во встрече одному парню. Пришлось выбирать, потому что время налагалось. Билет-то уже куплен, деньга уплочена, очередь длиной в две недели в галерею, спасибо короне. А что лучше, товарищи - красота в натуре или эта вся красота в визуальном снятом виде картин и скульптур? Ну конечно красота в натуре на порядки лучше. Он красив как бог, он лучше всех скульптур мира, и он нечасто бывает в Берлине. А если его ещё на эти шестнадцать евро в бар выгулять (в смысле, каждый платит сам за себя, но обычно в баре оставляет каждая сторона 15 - 20 евро), чтобы и поговорить и посмотреть на парня не только в секс-экшене - то вообще красота.

И как я только залез блять в это всё искусство-посещение, сам теперь не понимаю. "О каждом пожалеешь, о каждом!" (с) О каждом вечере я пожалею, вот так бездарно просранном в галереях. Истинно говорю, так будет. Жизни молодой полнокровной, возможно, осталось уже немного, и негоже проводить её по музеям шастая. Там были, кстати, сегодня в основном старики и инвалиды (время с четырёх часов дня до шести часов вечера, вторник). Надо оставить музеи на старость. Надо уже, увы, определиться с приоритетами. Ведь "о каждом пожалеешь, о каждом!"
hund

Давление инерции скудости жизненных форм проходит

Скука распространена в очень рациональных сообществах, в которых всё рубрицировано, названо, всё устоялось, даны всему формы. Всему, да не всему. Есть масса подавленного, невысказанного. Черти, которых нельзя гонять, нельзя с ними никак взаимодействовать. Так я год назад писал о российском обществе: общество, где запрещено гонять чертей, общество, вытеснившее свою болезнь.

А немецкое общество - тоже общество во многом общество, обвешанное своими веригами, устоявшимися формами, которые не дают свободы движения.

Например, вот ЛГБТ взять - у геев есть только культура экстремальной жизни, т.е., напр., есть культура быстрого секса, но нет своей культуры повседневности. Геи сейчас приговаривают до сих пор: да мы ничем в жизни не отличаемся от обычных людей, у нас только под одеялом всё по-другому. Но ведь это самообман. Он от бессилия. От временной неспособности создать культуру своей повседневности. От страха быть другими, отличными от "нормальных" людей. Пожалуйста, бери, создавай. Но должно, видимо, пройти время.

А пока созданы только, вернее, остались от бурного тревожного драматического прошлого только культура быстрого секса, сайты знакомств, риторика секса, установка только на секс. Приговорённость такая к сексу. А ведь тянет и на поговорить. И вообще образ жизни геев отличается от образа жизни других людей.

Заметил это сегодня, в этот первый действительно германский осенний день, сумрачный, тишайший, холоднючий, постоянно идёт дождь, сонность, пишет мне парень один, целый день не может решиться, хочет он встретиться или нет. Я думал, это типическое берлинское заболевание головного мозга: выбирать до последней минуты, с кем зависнуть и где. Но мне надоело ждать, неопределённость, вернее, надоела с планами на вечер и вообще, и я в лоб спросил: а вообще, может быть, у тебя импотенция, так ты себя не мучай.

Оказалось, всё просто прекрасно: у человека не импотенция, он просто не секса хочет, а поговорить. Вернее, даже не поговорить, а провести вечер вместе. Почему так сразу не сказал - потому что вот внутренне установка такая у человека, что все ищут секса. Нет. Например, я использую секс для общения, как повод познакомиться чаще всего, а сам секс мне чаще всего не интересен. И мне, да, под давлением общественного ожидания, приходится это скрывать, что секс мне не интересен. Хотя и нравится и т.п. всё отлично работает, но это как хорошая еда: можно поесть, покопаться в блюде, поугадывать компоненты, проявить даже аппетит, но можно и не есть.

А помню, до ковида жило сообщество на сайте знакомств "Сплю с парнями". Его закрыли, потому что модераторы о нём забыли, забросили. Я находил там парней именно чтобы просто спать рядом, в обнимку, без секса, без болтовни, неважно, завтракать утром вместе или нет, иногда я и гулял с парнями целый день потом, и был и секс тоже, но начало было в потребности близости, выражаемой предельно просто и редуцированно к буквальной близости: быть рядом, находиться близко, спать рядом. С ковидом все перестали здесь не то что спать рядом, но даже трахаться перестали. А сама Меркель учила в прошлом году людей по телевизору новым идиотским способам приветствия на улице - стукаться друг об друга локтями, ногами и т.п., сейчас уже я еле нашёл картинки этого неприжившегося извращения.


Сейчас формы повседневности, что-то кроме секса то есть, и так-то среди гомосексуалов скудные, но возвращаются. Этот парень придёт ко мне просто смотреть кино вместе и спать рядом.
борьба с короновирусом

(no subject)

Депрессия помогает самоизоляции, а самоизоляция способствует депрессии - основа карантина как средства борьбы с эпидемией: чем меньше контактов, тем выгоднее для сообщества во время эпидемии.

То есть, депрессия должна, может быть и бывает кратковременной. Как при гриппе, припоминаю, хочется забиться в нору, отлёживаться и никому не показываться - отменно здравая реакция на пользу обществу.

По-моему, так происходит при всех действительно опасных болезнях, ситуациях: или ты выберешься из них, или, если не выберешься, то сдохни в одиночестве, похоронив с собой ненужный опыт (опыт того, как не выкарабкаться из сливок, не взбить масло) - опасные болезни и ситуации заразны.
hund

(no subject)

Под Анапой был тупняк в том, что там всё выражалось в походе на пляж. Как воронка, как туннель это событие поглощало всё и свидетельствовало обо всём, а всё представляло собой уровень лени, безволия: совсем лениво - и никакого похода на пляж, только дрёма и чтение под кондиционером дома, а не совсем лениво - и вот они, сборы на пляж, выход в городок, наблюдение людей, собственно пляж как приключение, событие. Я сбежал от этого тупняка через неделю обратно в Берлин. Здесь нежарко и события, я предполагал, больше не будут бедно, скудно туннелироваться во что-то одно, тем более в пенсионно-детсадовско-алкоголический образ жизни маленького курортного городка. Ведь нет больше карантинов и локдаунов в Берлине. Но не тут-то было: по возвращении я угодил в десятидневный карантин, предписанный по возвращении из России как из региона с высокой коронавирусной опасностью. Собственно, я угодил в тот же самый тупняк дрёмы и чтения, от которого сбежал, улетев неделю назад из Анапы. А так мечтал каждый день куда-то в новое ходить.
борьба с короновирусом

Корона на доверии

Всегда, когда натыкаюсь на так распространённое в Германии честное слово и кредит доверия, с сожалением ещё раз признаю, что Берлин город брутальный и совсем не немецкий. Вот, например, по ссылке на сайт министерства здравоохранения региона Саксония-Анхальт находится прекрасная, обычная для Германии по своему характеру бумага - удостоверение о самостоятельно проведённом тестировании на коронавирус. Палочка в нос с утра, заполнил дома бланк, расписался, бумажечку в кармашек положил и гуляй свободно, посещай заведения. Шикуй. Нет же, в Берлине гражданам самотестирования доверить не могут. Это противоречило бы духу города.
борьба с короновирусом

Фульдинская страстотерпица

Доска объявлений городской библиотеки Фульды вся заклеена приглашением на онлайн-курс по писательскому мастерству, ведёт его женщина с фамилией, если перевести на русский, то точный перевод Страстотерпица. Дочь сказала, что фрау Страстотерпица в жизни ни единой книги не написала, ведёт скучнейший блог с отчётами о заседаниях её клуба, но сами занятия очень интересные, воодушевляющие, по крайней мере, таковыми они были в оффлайновом варианте.

Ну а что, человек мечтает о Тексте, о том, как будет Писать, о том, как надо писать. Ролан Барт так всю жизнь, например, делал, описывал мечтанный текст, который так и не осмелился начать писать. А в это ковидное скучное время все как свихнулись на онлайн-курсах и особенно, по-моему, на писательстве. Все страстотерпцы по-своему.

Я хотел продолжить ходить на писательское мастерство, вернее и фактически, что мне важнее было, на немецкий язык, но курс перевели в онлайн и я бросил, подарил, считай, одной страстотерпице сто пятьдесят евро за четыре месяца. А получилось это так, что сначала курс предполагался как оффлайновый, а потом по быстро испечённому закону его приравняли к онлайновому. Оспаривать неравноценность этих двух форм я не стал.
борьба с короновирусом

(no subject)

В этом году снова не будет гей-парада и не будет шёнебергского уличного праздника на неделю перед гей-парадом, когда все ЛГБТ-организации ставят свои палатки, около сотни, и весь город и все гости города ходят, базарят, знакомятся, общаются. Сраный ковид превратил город в детский сад, все стали незнакомцами, и как ребёнку сказано не знакомиться с незнакомцами, так и все теперь сами по себе. В Берлине не нужны были друзья, чтобы общаться, в Берлине всегда были уличные праздники и бары. Мне этих двух вещей очень не хватает. Нельзя же, чтобы были только проверенные друзья. А где всё это поле случайного, возможного, где вся эта непритязательная болтовня гигабайтами и общение по касательной? Это было всё очень ценно. Светлая память.
борьба с короновирусом

Прививка

Последняя надежда как-то прочувствовать ковид растворилась вместе с прививкой в моём плече. Прививка прошла бесследно. Вот уже пятый день прошёл, и я так ничего и не почувствовал. От прививок от гриппа хоть в горле сушило и рука болела, а от этой ничего. Может быть, в шприце была вода? Там был всего миллилитр совершенно прозрачной жидкости. Впрочем, ну какая может быть прививка от несуществующей болезни - только такая же, несуществующая прививка. Надо сказать спасибо, что колют воду, не заставляют прочувствовать всю бутафорию на своей шкуре. А вот одному яро неверующему в ковид моему приятелю поставили какую-то прививку в попу, так она у него так болела, что он два дня на ней сидеть не мог. По вере и воздастся, как говорится. У меня ясное чистое неверие, тихое и спокойное. И прививка потому прошла тихо, прозрачно, спокойно, не нарушив моего покоя. Я только немного досадую, что вообще приходится возиться со всем этим надувательством. Но зато мне было немного больно от самого укольчика.
борьба с короновирусом

Страх в западном мире

После разговора со стариками пришла мысль, что современный местный страх перед ковидом связан с сытостью и спокойствием этого общества. А вот как? Старики мне поведали о гонконгском гриппе конца шестидесятых в Германии же - не было такого страха, как сейчас, потому что были другие страхи. Моя мама тоже говорит, что не было ни тогда страха, ни в начале восьмидесятых, ни в конце пятидесятых, ни в конце шестидесятых в СССР (пандемии гриппа). Тогда были другие страхи (новая война).

Сейчас нет страха в России, в Китае, в слаборазвитых странах. Там тоже другие страхи у людей. А вот в Америке люди носят по две маски на лице, в Германии месяц как ввели плотные маски, да и сам страх составлен из сотни мелочей, предписаний, центров тестирования везде понаоткрывали, тесты в магазинах расхватываются в первые же часы продаж. Почему это общество так охотно откликнулось страхом в сравнении с другими странами, не понимаю.

Может быть, страх - это данность, и его нужно чем-то наполнять? Как другие чувства, например, голод или любовь, они константны, их нужно утолять. Так и страх - нет объекта, а страх есть и просит себе объект?