Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Gorky

Молодильные средства

Картины безумной и тяжёлой старости пока всё ещё не оставляют меня. Да и как оставят, я живу в одном из самых престарелых районов города. Только что в хозяйственном магазине старик с барсеткой судорожно заталкивал в неё между денежными купюрами бластеры таблеток с омолаживающими веществами. Я его застиг потому, что летаючи бегал с моей телегой сегодняф по магазину и вырулил к нему на всём скаку из-за угла. Ему удалось сориентироваться и застегнуть барсетку, не взглянув на меня. Я посмотрел, он опустошённую коробку от таблеток задвинул назад в ряду этих молодильных средств. Я не стал его сдавать. Просто я уже устало себя чувствую в Берлине очень уж от всего такого говна. Раньше я комсомольски втупую орал придурочно хохоча держите вора в Нойкёльне молодёжно-модерновом, но там были ворами алкохипстеры, а старики не воровали там. Ничего, уже скоро я отдохну от Берлина два месяца, а потом и вовсе, по ходу дела будет уже скоро ясно, уеду из этого грустного и брутально пошлого города.
hund

Чикатило 2021 - обыденность зла снова не удалась

В сериале "Чикатило" мне понравилось то, что хотя бы приложены усилия в направлении того, чтобы показать обыденность, застойность, серость брежневско-андроповской эпохи (увы, не прописаны в этом ключе отношения людей никак, они сделаны в обычно сериальной динамике без учёта характера времени), но вот самого маньяка несмотря на постоянно звучащие в сериале заверения об обыденности маньяка показать как серого, обычного, неприметного человека не удалось. Не удалось передать обыденности зла и обыденности брежневского времени, его тягучей скуки. Маньяка крючит, корёжит. Бедный актёр лица себе не находит в попытках передать что-то маньячное. А зачем. Ведь нужно было бы быть обычным человеком. Но, видимо, это нельзя показать как обычное потому что: 1) нет, обычные люди не могут быть маньяками; 2) нет, советский человек не мог убивать детей. Всё же, получается, маньяка надо показать как чужое, постороннее и не присущее человеческой натуре. В общем, смотреть на карикатурного маньяка очень грустно и нисколько не поучительно. Несколько серий посмотрел потому что это моё детство: скука, серость, насилие, брежневщина, пыльная мебель, портреты литераторов на стенах в школе, страх перед чужими дядями, холод, промозглость. Это как мерзкие поддельные продукты из русского магазина, о которых я писал на днях - у кого-то, у Пруста вот, мадленки, а у меня шпротный паштет, и то всё поддельное. Но куда денешься. Так и этот сериал.
борьба с короновирусом

(no subject)

Самая худшая прокрастинация - от инерции хорошего сна. Ничего не хочется делать потому, что хорошо, потому что нега, а не потому что устал, упадок сил. Последнее ещё можно извинить, а вот первое ничем не искупить, никакими моральными муками. Мне хорошо и потому я ничего не делаю - преступнее, чем мне плохо, и потому я оттягиваю.

(no subject)

Целых три минуты из семи минут вечерних новостей на первом канале заняты были темой сегодняшних протестов в России. Это очень много, в самый прайм-тайм, и сами кадры: космонавты, избиения, схватки с полицией в снегу, ужасающе позорные для власти надписи на плакатах. После этого остаётся только вопрос: что там за власть, с ней вообще можно иметь дело, она же шатается как гнилой зуб, народа вышло маловато и интервьюируемый народ спокоен и весел, а если выйдут как следует, да ещё и мрачные если. Это отсюда так видно, что власть в России шатается, по этим протестам видно.
борьба с короновирусом

(no subject)

Как вовремя мы уехали из Нойкёльна, с Аэровокзальной улицы. Смотрю сейчас новости, там как раз у дверей нашего дома прошла разборка с перестрелкой между чеченским и арабским мафиозными кланами. Там полугода без таких событий не проходило. И надо же, я к такому там быстро привык и удивлялся, почему Аэровокзальная улица постоянно оказывается снята в детективах. Поскольку о том, что происходит у дверей подъезда, мы узнавали из газет или по впоследствии расставленным поминальным свечам и венкам, то я всерьёз считал, что вот если бы нашу улицу меньше снимали в кино и как задник к криминальным сводкам, если бы не сделали из неё тем самым мафиозно-преступное клише, то там бы и не назначали встреч всякие представители кланов.
hund

Богоматерь убийц

Приятно и одновременно не хочется уезжать из дома, даже всего на месяц и даже тоже домой, туда, и это "там" будет послезавтра, но когда дома здесь и сегодня всё так красиво и хорошо, и когда психика давно знает только сегодня, а не завтра и тем более не послезавтра и не через месяц, уезжать совсем трепетно тяжело, но и легко. Легко, прозрачно, но и весомо, основательно архитектонично - как красота в стихах Тютчева, стихами которого я снова, как часто весной, зачитывался эту неделю.

Душа хотела б быть звездой,
Но не тогда, как с неба полуночи
Сии светила, как живые очи,
Глядят на сонный мир земной, –

Но днем, когда, сокрытые как дымом
Палящих солнечных лучей,
Они, как божества, горят светлей
В эфире чистом и незримом.


(Ф. Тютчев, апрель 1836)

Вот что значит незапоганенный мозг: всего лишь в середине ноября, как Collapse )



Фильм полностью.
hund

Триер тряхнул стариной, но от неё одна пыль да перхоть у него



Фильм напыщенный, говённый. Фундаментальное типа киноисследование природы зверства в людях. На примере маньяка. Пять эпизодов убийств, я осилил два часа фильма из трёх. Маньяк только сам Триер, мало начитанный, застрявший в дремучей мифологической расхожей ерунде про Фрейда о том, что типа все мы звери, только выпусти нас.

Фундаментальная гавнина фильма, его kick, его завлекалка строится на постоянном диалоге с дьяволом (голос за кадром), на оправдании зла - дескать, мы все милые аффективные животные, и если нашему аффекту не давать выхода, он вылезет наружу извращённо.

И вот постоянно на экране человек с изощрёнными фантазиями и оправданиями и с уныло однообразной реальностью резни бензопилой. О господи, ну окей, дураку ясно, что аффект вылезет, какие объяснения ни придумывай, Природа победит Разум, мы все животные и вся вот эта вот мура. Ну покажи это интересно, красиво. Не, всё как всегда, ебём, режем, оттаскиваем, приклеиваем на это всё красивые цитаты из классиков.



Всё банально, предсказуемо, но с фирменной у Триера меланхолией и фундаментальностью обставлено как всегда. С цитатами, с кровянкой, с классической бензопилой.

Но в этом фильме впечатление нудятины и духоты от грузовичка, от постоянных подвальчиков, от постоянных съёмок изуродованных трупов в упор, от того, что картонные все герои, им даёт высказаться только маньяк, а ему вообще только дьявол, а ему только надуманный режиссёр - возникает минуте уже на десятой фильма нежелание находиться в двух постоянно нажёвываемых тезисах о природе зла, в этом кино.

Да ну окей, ну зло, ну гут, заебал сука дальше давай, дальше-то что? И так все два часа прошли. Впечатление, что совсем уже охуел, мозги высохли до двух извилин у старика. Простота не святая, а постыдная. Примитивные мысли. Часто так со стариками: открыли весной ларь, а там моль, всю муку съела и бегает жирная.
beijing mummi

Здоровая психика в эпоху капитализма в нестандартном обличьи



Мне только слово "безумие" у Берарди не нравится, ничего безумного, не рационального, неестественного и отличающегося в принципе от поведения ребят, которые не убивают, в поступке керченского парня я не вижу. Впрочем, это лишь слово-клише, понятие, которое как раз и развенчивается и у Берарди. Принцип удовольствия у парня из Керчи работал здоровым образом, как и вся личность. Не надо этого скрывать, не надо демонизировать нормального человека (даже если некоторые здоровые черты у него перефразируются, перверсируются, как, например, то происходит у серийных сексуальных убийц, стоит заметить, хотя здесь другой случай):

"...текущее состояние мира может быть лучше понято, если наблюдается через такого рода ужасное безумие убийц, а не через вежливое безумие экономистов и политиков... Психология Харриса и Клиболда (два одиннадцатиклассника, которые устроили массовое убийство в школе «Колумбайн». 13 человек были убиты и 23 ранены) может быть комплексно описана как суицидальная форма неолиберальной воли к победе. В результате неолиберального провозглашения конца классовой борьбы единственные социальные категории, которые остались, – это победитель и проигравший. Нет больше капиталистов и рабочих, нет более эксплуататоров и эксплуатируемых. Либо вы сильны и умны, либо вы заслуживаете то место, где оказались. Установление капиталистического абсолютизма, таким образом, базировалось на массовой приверженности (в основном бессознательной) к философии естественного отбора.

Массовый убийца – это кто-то, кто верит в право наиболее приспособленного и сильного победить в социальной игре, но он также знает или чувствует, что он сам вовсе не приспособленный и не сильный. Таким образом, он выбирает единственно возможный акт возмездия и самоутверждения: право убивать и быть убитым..."

Книга здесь в PDF.

beijing mummi

Американская грусть (к фильмам Гаса Ван Сента)

Преступность, расизм, кровь рекой, мафия в американском и английском кино - это ровно тот же урбанистический огромной витальной силы декаданс противостояния бездушной машине (капитализма), прекрасная осенняя грусть фильмов Гаса Ван Сента и Ларри Кларка, то же, что и советский блатняк, шансон, сериалы про бандитов и ментов в России (противостояние бездушному государству, его мафии). Спитые, проданные, обворованные субурбии и городки - реальность Америки, её централизованной власти, ровно как и в России. Американцы очень похожи на русских, немцы тоже, но по-другому, декаданса у них нет.
beijing mummi

Изменение мира

Не заглядывав в фейсбук недели три, теперь вижу в ленте заботливо им подвёрстанные тематически гроздья, например, одиннадцатое сентября, что кто делал в этот день. Опять все несознательно поддерживают американский миф (вернее, изначально идею придурочного Буша) о том, что мир изменился. Куда он изменился, как, непонятно, но все это проговаривают или имеют в виду. Мир никуда не изменился тогда никак. Америка получила всего лишь ответно малую часть зла и трупов, которые она десятилетиями производила по всему миру. Разве что в этот раз получила не тихими рейсами самолётов с гробами своих солдат, а громко и открыто. И мир после этого дня не изменился: эта страна взялась хуесосить мир с всё с той же прежней идеей борьбы с мировым злом, но теперь с яростной силой, уже неприкрыто, и всё так же утапливая мир во лжи, как и раньше.

А что я в тот день делал, я помню. Готовил новостной эфир с восьми утра на каждые пятнадцать минут и выходил с новостями в эфир по радио. И думал как всегда: как заебало врать, какая скука. Ну хоть бы блять террористы что взорвали уже, что ли, подумал одновременно я и ещё новостная журналистка Аня, когда мы встретились в курилке. Вернулись к мониторам собирать новости о надоях, урожаях и росте самосознания в области, а там оно, понеслась, охуенно в прямом эфире. А мы только что курили и ржали, дескать, вот ебанул бы Усама бин Ладен по какой-нибудь херне где-нибудь, что ли, чтобы избавить нас от губернаторской хренососии новостной. И он ебанул! Мы прихуели у мониторов так, что нахуй бросили губернатора хвалить и уже в эфир не выходили, поставили вместо музла и поздравлялок лебединое озеро и медляки грустные, вместо нас в эфир каждые пятнадцать минут напрямик выводили русскую службу бибиси, а сами с огромным интересом, отдыхая, смотрели на то, как всё это горит, и да, практично и естественно радовались тому, что на пару недель можно будет забыть нахваливать регион, хоть какое-то разнообразие наступило, и говорить всякую чешую теперь будем фантастическую нажористую об Америке почти мечтательно, о далёкой праведной волшебной Америке. Но то, что мир не изменился, а заматерел в идиотизме ещё больше по накатанной дороге, нам было между тем совершенно ясно, даже не обсуждалось, хотя мы, встречаясь в курилке, всегда обсуждали глобальную политику, и даже региональную (шёпотом и намёками). А потом понеслась вся эта херня про мир изменился и кто не с нами против сил зла, тот против нас и прочая алкашеско-религиозная праведнически-параноидная делириозная поебень, очень давно уже популярная у американцев.

Конечно, сама риторическая находка, точнее, наёбка, де, мир изменился, и это даёт нам право совсем охуеть и распоясаться теперь - это было сильно, мы много с Аней видали риторик, оправданий и т.п. на новостной-то ниве, но такое грубое и от сохи бывало не часто. И ведь оно прокатило! Въелось каждому до несознательного воспроизведения теперь уже в памяти.