Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

борьба с короновирусом

Старики и мода

Смотрю видео с сайта одной гомосексуальной семьи. Пенсы. Любимым развлечением были походы на показы мод по большим магазинам. Но что мне открылось на этих видосах с показами мод: там вообще всегда сплошь старики, молодых нет почти. Не знаю, почему так. Склонен думать, что это потому, что там бесплатное развлечение, бутерброды с шампанским бесплатно часто были, повышенной комфортности слой стариков, в общем, какая-никакая, а социализация. Сейчас стариков совсем жалко: не то что бесплатного ничего невозможно посетить, но даже музеи и выставки, даже лектории закрыли. У молодёжи-то в Берлине жизнь мало изменилась, учебные заведения работают, ночная жизнь в тайных нелегальных формах островками осталась, всякие наркотехноквартирники снова оживились, как и весной во время полного карантина.

Белые носки с сандалиями и т.п.

Оказывается, одна небольшая прошлогодняя кампания к 30-летнему юбилею падения Стены, инициированная правительством, стоила налогоплательщикам 9 миллионов евро. А заключалась она в следующем: в расклеивании плакатов и запуске в сети и по телевидению роликов, иллюстрирующих клише о немцах. Белые носки, экономность, таксы, купание в голом виде, маниакальное разделение мусора и др. (можно увидеть, введя в поисковую строку гугля "das ist sooo deutsch"). Сказочные, давно не актуальные клише уровня матрёшка-водка-ушанка-балалайка. А белые носки с сандалиями давно стали модными во всём мире. Так что кампания по самопропесочиванию (немцы любят самопропесочивание, самосовершенствование и пр. подобный дисциплинарный бред) - кампания не юмористическая получилась, а идиотическая. Но вот я только что узнал, что ввалили в это 9 миллионов евро, аж заржал.


борьба с короновирусом

(no subject)



Самые модные и типовые берлинские подростки северо-восточной части Берлина. Только что сфотал в метро (U-8 до конца).
beijing mummi

(no subject)

Из двух бабушек-колдуний в Берлине, чьи рекламные кампании я веду, лидирует по продажам бабушка с легендой о литовском прошлом. У неё имидж чёрного шамана, то есть, с прямой связью со злыми духами, с литовскими болотами, с хтонью. А вот русскую бабушку соотечественники воспринимают как светлую добрую волшебницу, хотя у неё даже образования медсестры нет, в отличие от литовки, которая, впрочем, даже тоже не литовка никакая. Но литовку заметно больше уважают не из-за диплома медсестры, а, по-моему, потому, что ведьма должна быть ведьмой, а не дедом-морозом в юбке. А для русского человека родная бабушка не может быть связана с утопленнической холодной слизью болот, с вонючим илом. Только с мёдом. И знахарка из такой медовой бабушки так себе. Настоящая колдунья должна контактировать с лягушками, илом, мертвецами. Потому, наверное, бабушка с литовской легендой лидирует.

В Берлине всё больше мелких, крайне низкооплачиваемых работ, всё больше рукоделия, мелких предпринимателей, основной доход которых пособие по безработице, плюс дозволенный с верхней границей, не отменяющей получение этого пособия, приработок, потому в городе паноптикум художников, поэтов, журналистов, колдунов, тантра-йоги и т.п.. Мелкокалиберность начала российских девяностых, а над ней крупнокалиброванные улицы и здания современной европейской демократии, безвкусица из стекла и бетона, служащая мифологии транспарентности, наличие везде проходов, лифтов, с окнами-витринами этой демократии, через которые можно наблюдать повседневность работы чиновников, депутатов, разных ответственных лиц.


beijing mummi

Вечером в Laidak-e

В пятницу вечером в барах и на немагистральных улицах, а в аппендиксах их аппендиксов, тоже людно. А у нас в Reuterkiez так ещё и туристически людно. В пятницу вечером потому по бару каждые пять - десять минут проходит очередная, очередной попрошайка. В пятницу их обильно много. Это никакие не беженцы, это хорошо одетые, отлично постриженные бабушки, дедушки, мужчины, женщины, юноши, девушки, с кружками и без, местные, и собирают совсем не на выпивку. Раздражает обилие взрослых попрошайничающих людей.

Я в этом баре давно сижу, лет шесть уже, он около дома прямо, в тени деревьев, в отдалении от улицы, у меня здесь уже как офис, а в последние три недели часто читаю здесь Вагинова, ему очень в тему эта разболтанная расслабленная атмосфера этого бара (Laidak), но я строг, и попрошайки это знают, которые постоянные, я не подаю им.

А новые захожие, особенно молодые, попрошайки вылетают из бара мухой, подскакивая от стыда как на углях на цыпочках, смешно от внезапного стеснения и разоблачения пригибаясь, вжимаясь в себя, выбегают будто глотнуть воздуха из угарной глубины своего падения наверх и чертыхаясь (у немцев очень развит стыд, особенно у молодых, легко смутить темой работы и чем-нибудь ещё святым), когда я прикрикиваю на в ответ на их нижайшую (у молодых всегда нижайшая, исполненная молитвенного почтения поза) просьбу "А работать ты пробовал (не пробовала)?!" - выбегают как будто скалкой получили по спине. Никто же почему-то не предлагает им поработать. А надо бы предлагать.

Как район у нас стал туристический, попрошайки избаловались. Одна бабка, ну как бабка, лет пятьдесят женщине, не бабка она никакая, а так, прикидывается больше, так она совершенно как на работу ходит по барам, в кепке дачной, в кожаном пиджаке, в юбке, в больших солнцезащитных очках и поздно за в полночь в них, с сумками, часто по две в каждой руке и короб на спине, чтобы и еду собирать. Очень утилитарная, гребёт всё, времени на расспросы не теряет, определяет по лицам, по каким-то признакам, кто подаст, собирает подать как колорадских жуков с картошки, быстро, методично. Терпеть её не могу, её ничем не пронять, не прошибить, она вообще слов на ветер не бросает, молчит как ёбаная черепаха какая-то из мультика про Львёнка и Черепаху в своей кепке и в очках, когда ей что-то говоришь, чтобы не толкалась, сняла бы короб хотя бы со спины в барной толчее - ей всё по барабану, молчит и прёт, гнёт свою линию молча.

А вот одна модная модерновая бабка в одежде полностью от гуччи и с эмблемами RAF собирает из одних рук по два-три евро за подачку в пятницу-вечер, меньше не берёт, если подают меньше, то она благодарно и благородно улыбаясь отклоняет руку, откланивается и вальсирующим, навевающим музыку вокруг, движением таза и корпуса отваливает. Или же ей добавляют за такую галантность, тогда берёт, а как наберёт, то потом сразу в магазин, они до десяти открыты, закупается на всю семью, себе берёт две бутылки неплохого вина и сидит с ними сосёт синьку на фоне синеюще-чернеющего неба в окнах-витринх в Laidak-e всегда рядом со мной в уютном углу с лампой с большим абажуром.

Вот жду её сижу. Мы друг друга расспрашиваем уже третью неделю, как мы пробовали работать. Я вчера часы починил механические "Ракета", очень красивые, с толстым стеклом сверху, весь механизм виден, они как живые выглядят, и ремешок к ним купил красивый чёрный кожаный немного как дутый, дорогой.

Так эта моя собеседница (третью неделю мы обсуждаем наши попытки работать, а имени её я не знаю) вчера как сорока их вертела в руках, наслаждалась их тиканьем, тем, что у них автоподзавод, и совершенно точно определила по ремешку, что я его купил в Karstadt-e за 25 евро, она ошиблась, правда, на три евро, сказала сначала, что 28 стоит, но 25 всё же. И я весь такой секси с "новыми" часами с дорогим ремешком теперь сижу читаю книгу изысканнейших стихов на русском в баре, и рядом со мной такая модная толковая опытная женщина в годах с двумя бутылками (она всегда их сразу ставит перед собой на стол) и вся в гуччи, в RAF-символике и с дорогой причёской как у жены Макрона.

shatny_zhene

Pierre de Vallombreuse



Я совсем не фанат этнофотографии, особенно с лиризацией предмета съёмки, заигрывания с ним, всего этого скрытого гламура с поэтизацией, трагедизацией, пьяццолизацией и т. п. цветных цыганских юбок и рахитичных детей с объедками в руке, мне очень нравится тупая репортажная съёмка без всяких красот, подскоков и акцентирований, но в этих фотографиях что-то симпатичное есть. А на первой фотографии справа мне очень нравится Виктор Цой.
hund

(no subject)

Новая мода: искусственно грязные джинсы.



414 евро за такие брюки мне вполне понятно в стране, где в метро утром я чихаю залпами от аллергии на стиральный порошок, задыхаясь от запаха утренней свежести. Эти брюки настоящий глоток свободы в удушье орднунга. А в общем-то беспомощная самоирония общества потребления и порядка.


Jruesse aussem Kiez

Дровосеки

Я сегодня узнал наконец-то, что тренд последних трёх лет на ношение бороды не "медведями", а самыми разными по комплекции и по стилю жизни мужчинами сложился в противостоянии, во-первых, хипстерскому метросексуализму, и, кстати порода работящих бородатеньких мужчин с серьёзностью горняков-гномов начала выводиться именно там в противоположность поверхностности, потреблятству и развязности изначальной хипстоты, а во-вторых, в противостоянии образу крепкого мужика из провинции, коих тоже много стало в Берлине, но которые, в отличие от бородачей трёхлетней свежести, имеют правые взгляды + пивное пузико. Кстати, эти "новые бородачи" с год уже как получили своё наименование: Lumber-сексуалы.



Про секс ничего не ведаю я их, а вот на немецком их прозывают ещё "дровосеками". Впрочем, кое-что, сдаётся мне, ведаю я и об их сексуальности. Нет, они не склонны к групповым фист-вечерам, как "медведи" (медведота исторически оккупировала самый развратный и одновременно буржуйский Шёнеберг), но, что меня наводит на кое-какие мысли, они селятся коммунами, которые называют колониями, а не коммунами.



Кто только в Берлине ни селился коммунами. Левые выбили эту моду из народа и отвратили народ от коммунального тренда своими сквотами, где как раз не свобода, а жуткая регламентация и скука безделья и горькость горьковского "На дне" установились. Да левые и просрали все свои коммуны, так как совсем разучились работать и их повыгоняли ушлые люди, отсудившие их дома-сквоты по неуплате за электричество тупо. А вот "дровосеки" - свежая струя в Берлине. Они сразу покупают. Покупают, а не занимают. Причём, покупают не сразу дом с электрификацией и отоплением, а дом почти разбомбленный, коих здесь много. Но важное "но": двор с внутренним двором и подвалом под этим двором. Таких в Берлине много.



В Берлине было разрешено, в отличие от всей Германии, совмещать производственное помещение и жилое. И вот отсюда эти большие внутренние дворы домов-крепостей в Берлине, особенно в его северо-восточном куске, где раньше были самые дешёвые дома, еврейские кварталы, и евреям и разрешили впервые соединить хозяйство с проживанием, офис с квартирой. Так вот, дровосеки сейчас выкупают последние из этих пустых развалин и там коммуналят уже с нуля, открывая мастерские. Но, да, не только. В этих роскошных подвалах внутренних дворов, к примеру, уже в этом октябре открыто два огромных новых секс-клуба с танцполами (они же траходромы по нечётным или как-то там дням, расписание по фетишам). Я сегодня побывал на открытии! В рамках готовящегося порнофестиваля. И там как раз рассказывали о том, как дровосеки отличаются от метро- и прочих -сексуалов. В лучшую сторону!


Jruesse aussem Kiez

радующие проблески не-лжи

Очень неполиткорректно говорить о том, как плохо быть старым: этим разговором, утверждением ты легитимируешь несчастья стариков, говоришь им, что всё несчастье, что они испытывают - это правда так и есть.

Об этом пишут очень редко, чаще всего хорохорятся как Хемингуэй, пока не застрелятся.

Потому особенно отрадно иногда читать правду, которую не пишут в очень популярных газетах и журналах типа Шпигеля-Фокуса, в которых всегда старики счастливо устроены, режутся в шашки, путешествуют и выглядят как пышные аппетитные разноцветные счастливые пудинги (зачастую просто придурочно розовые, румяные как из кукольного театра, так как грим с помощью фотошопа всё же грубое занятие).

Читаю интервью с одной старой писательницей в SZ, жила интересную жизнь, да, и осталась в ней, в этих кругах удовольствия от насыщенной жизни, они работают, чтения всякие, новые книги. Но постоянно, уже третье её интервью за три года в SZ, ей уже под сотню лет, она говорит, как она любила моду, и все деньги тратила на платья, молодых мужчин, и все деньги тратила на них, а теперь она такая старая, что ей очень хочется прикоснуться хотя бы зайти в магазин к новым модным платьям - а стыдно, старухи туда не заходят, стыдно подойти к молодому мужчине и прикоснуться к нему - потому что старухам полагается любить стариков.

Горькое правдивое интервью, без всяких тупых "а зато..."

А ещё из проблесков: моя врач мне сказала, что вообще если мне хорошо без алкоголя, лучше его и не принимать (очень давно не выпиваю, оно само как-то отсохло, забылось), но вообще же, что иногда хочется выпить и даже напиться в хлам - это нормально, но лучше уж тогда купить травы и иногда курить траву. Если, опять же, как и с алкоголем, получается не втягиваться и не становится потребностью. Алкоголь, увы, устроен так, что или его надо принимать регулярно, пару раз в неделю минимум, или лучше не принимать вообще (хотя почему она так думает?.. она долго объясняла, но у меня пролетело мимо ушей; однако я совсем подолгу не вспоминаю о таких расслаблялко-разгонялках, как алкоголь или сигареты, пока меня не настигают периоды, в которые как-то не хватает в голове смазки, энергии, чтобы впечатления разворачивались в полную силу, медиаторы не текут быстро от пункта к пункту так, как мне нужно, я не могу "кончить", мысли в периоды или негативной или позитивной загрузки часто у меня подолгу не становятся ясны, и я нахожусь, от переизбытка движения, впечатлений, часто в "замороженном" состоянии, не в силах ни на что решиться, не переживая ничего достаточно разборчиво, переживая поток, который никак не селектируется, и получается как если бы запруда без стока). Трава, сказала мне врач, она очень-очень хорошая врач, устроена человечнее.