Category: политика

Гонконгские репортажи

Плановая, раз в три месяца, поездка с мужем в его раз в квартал побывки дома (в Германии) по городам и весям, к семье и к друзьям, в рамках отпуска, отдыха, и к моей дочке вот сейчас, в одиннадцать утра уже едем, едва проснулись после вчерашнего ужина до трёх ночи дома в семье его брата в Касселе, а там у дочки тоже уже все будут к вечеру в одном кафе, её друзья придут, это вообще молодые зайцы на двадцать лет нас младше, они болтливы, политически слабо и однобоко подкованы, но интерес у Машиной юношески левацкой компании к политике всегда огромен, так что, предчувствую, устану я совсем сегодня.

И вот так, что так в этот раз везде первые полтора, а то даже и три часа это политическое ток-шоу о Гонконге, я этого никак не ожидал, потому что раньше, до Гонконга, никогда такого не было, но в этот раз так продолжится, как я понимаю, ещё до вечера пятницы, и всё это уже ритмизуется, и я уже подустал от этого жанра, чувствую себя разъездной агитбригадой, вторым космонавтом, который не полетел в этот раз, но тоже, вместе с Гагариным, рассказывает про полёт:

все со своих телефонов показывают видосы или, пересылая ссылку на новостной сайт друг другу, их смотрят, где М. в строительной каске и в забавных ярко-синих моих старых очках для бассейна, котррые я забыл в мае в Пекине, в марлевой маске или даже без неё ведёт прямые репортажи с улиц Гонконга под обстрелами полиции, все сразу могут показать репортаж, где он совсем без маски и без каски браво и с единичным, только в этот момент прорвавшимся, нервным смешком, отбивает на автомате, с жутким треском в эфире, микрофоном летящую в него газовую гранату, и после этого с мгновенно округлившимися от страха глазами, согнувшись, ссутулившись, пригнувшись уже максимально, продолжает прямой эфир.

Мне же как раз больше всего нравятся не этот и не другие геройские его репортажи, а такие, где, например, дела обстоят так: толпа внезапно вся единым движением двинулась, побежала, то ли от полиции, то ли на полицию,

и вот, не покидая кадра и едва понимая, куда, куда оно всё хлынуло, где сейчас будет линия фронта, где он окажется (несколько раз он оказывался как раз перед линией космонавтов вплотную а результате такого манёвра протестующих), побежал и он, с килограммовой камерой на селфи-палке перед собой в одной руке, с микрофоном перед собой в другой руке (оператор редкость, так как забросы из Пекина в Гонконг были срочными, внезапными, а ведь некоторые журналисты берут в толпу оператора, переводчика и ещё охранника),

и тогда, на этих негеройских сюжетах, мне часто бывает прикольно, смешно, так как он напоминает мне домохозяйку со своими бумажными сумками, внезапно на выходе из супермаркета по пути домой застигнутую дождём,

и вот она ускоряется, её сил не хватает смотреть по сторонам, укрывать сумки от дождя, она квохчет, глаза её от ужаса округляются, гроза настигает её, добивая сверху ударными шквальными порциями дождя, она бежит куда-то вперёд, да и вперёд ли? - нет, вернее будет сказать, что она бежит туда, куда и все, а сзади уже и не дождь настигает, но громко топает Годзилла, и пора бы бросить свои сумки с продуктами и бежать и орать дурниной как все,

но рачительная хозяюшка с лицом, запрокинутым вверх, не бросает ни одной сумки и пакетика, но как грузная курица быстро на своих коротких ножках семенит куда-то тревожно по течению вместе со всеми обитателями двора, квохчет, смотрит вверх в камеру на палке перед собой, тревожно и всё громче квохчет, озвучивая миру безумящее её положение дел.

Страшно, конечно, что вдруг по голове ему таки прилетит, отрадно, что и протестующие случайные люди его защищают, берегут, но и смешно, когда вдруг все побежали, и я побежал, и на ходу надо переориентироваться, продолжать эфир, не прерываться.

И он, конечно, красавец в кадре, сильный, стройный, смуглый, молодой истинный ариец, в красивой то в армейской, то в строительной, как придётся, каске с висячими болтающимися незастёгнутыми ремешками креплений по сторонам. Тем смешнее это уподобление только что солидно закупившейся домохозяйке, спешащей укрыться от дождя, пока не развалились бумажные пакеты.

И тем спокойнее, пусть лучше бегает вместе с толпой от полиции, и фитнес это, и безопаснее, чем эффектно отбивать газовые гранаты микрофоном, и рассказать из безопасного места можно больше и содержательнее.

Дружба народов в магазине

Видос гуляет по сети.



Нередкая сцена в берлинских супермаркетах. А на меня вот часто почему-то поляки и другие славяне залупаются. Поляков я потому в ответ учу на идише или на немецком этикету громко обычно в магазине же, у нас есть магазин болгарский у дома, называется "Наша Родина", я туда часто захожу, там всегда очередь, солянка, горшочки под свинину, лечо и прочее, так вот, и там тоже подобные сцены не редкость, хотя немцев там и нет, и нет этой ярой, как на видео, хотя обычно сдерживаемой и скрываемой, но едкой и постоянной взаимной ненависти между турками и немцам.

А славяне, кстати, тоже друг с другом тоже в Берлине плохо уживаются, любят подчеркнуть свою разницу, а русских не любят все славяне, кроме сербов, как я заметил, так что другим славянам я на русском советую русский учить или немецкий подучить, потом рот открывать. И все мы ржом, в общем-то, дружно, но только у меня геополитическое превосходство, я россиянин, и я смеюсь потому громче и дольше всех!

Но вообще же, это в нашем молодёжно-модерновом северном Нойкёльне безопасно лаяться, всё в этом "хипстерпарадизе" спускается на похихикать, жизнь на районе хороша, портить её себе никто не хочет, да и синьку у нас уже не пьют, редкость даже в виде "бокала хорошего вина" (то больше туристы любят), вечерами люди сидят в кафе с бокалом минералки, курят траву, гедонистический интернационал и дружба народов налицо, разве что немцы больше всякие рекреационные "дизайнерские" порошки слизывают и нюхают (их доставляют DHL в очень популярные теперь в северной части района почтовые автоматы), а славяне, арабы и турки больше по траве, так что пособачиться здесь - это своеобразная форма общения. А вот в других районах Берлина такие хардовые сцены видят не так уж и редко. В целом Берлин город бедный, пролетарский и хамский.
beijing mummi

Гонконг вчера, сегодня, завтра

А самые интересные события происходят сейчас в Гонконге. Вернее, происходили до вчера, а сейчас: 1) законопроект об экстрадиции в Китай отложен на неопределённое время (и это победа Китая, официально победа половины парламента Гонконга, назначенных Китаем депутатов); 2) похмельное настроение после вчера - после занятия протестантами парламента Гонконга плюс полиция не могла определиться, как сильно поливать протестующих слезоточивым газом и должны ли организаторы взятия парламента сесть на десять лет.

В общем, прогнётся ли Запад под Китай? В вопросе Далай-ламы, например, Запад успешно прогнулся под Китай, сделав Далай-ламу и нерукопожатным, и лишив его многих виз и понизив его статус до частного лица не с тибетским, а с индийским гражданством и с интересными религиозными придурями.

По ссылке интересное, показательное лицо гонконгских протестов.
beijing mummi

Потепление в котле народов

Особое ускорение катастрофе гуманитарного лицемерия в Германии придаёт климатическая тенденция к потеплению: биотоп мерзкой слизи, политической, инфекционной, социальной, который представляет собой Берлин с лоснящимися от вековой харкотины улицами, перестал вымораживаться, очищаться с этим климатом. Какие жуткие штаммы приносят домой немцы на своей обуви, не снимающие в большинстве своём обувь дома, это страшно представить. Может быть, этот мульти-культи-иммунитет только крепнет от очередных харчков всяких палестинских торчков, конечно. Невиданный дурацкий эксперимент "современный Берлин", убеждающий в том, что ксенофобия и расовая ненависть как практики защиты здоровья банально от инфекций скотоводческих народов, они работают.
hund

Ритуальные танцы в культуре разных народов

Характерная реакция на танец Терезы Мэй в России: безвкусица, дура, климакс. В Иордании такое же отношение, удивление, непонимание.

А она умная!

Во-первых, в наших забитых людях огромен стыд, очень плохо с телесной культурой, свободой (население Германии, Англии, их бывших колоний отличается жутким стыдом, зарегламентированностью), а потому танцы высших лиц вызывают это пошлое умиление, чувство близости, толкают политиков раздеться, выматериться, наталкивают мысль о свободе, о смелости, о том, что ну вот теперь правда, оковы сброшены, она молодец баба может себе позволить. И одновременно это очень оговоренное, очень дистантное танцевание, как европейский поцелуй при встрече не поцелуй, а его троекратная имитация, знак доброй воли, совершенно преднамеренная этикетная, протокольная вещь. Так же и танцевальные выходы Терезы Мэй - это ритуальные танцы, ну, не совсем как у чунга-чанга вокруг ананаса, но близко.

Во-вторых, в Англии и в Германии этот лёгкий трюк работает как пьянство Ельцина или диджеев в эфире радиостанций, то есть на близость к народу. Обратите внимание, тов. Мэй любит танцевать с негроидами, азиатами, деклассированными элементами, специально кривляется при этом, делает себя смешной, это работает как знак "я не опасная, я расслабилась, я готова искупить вину и танцевать теперь для вас, клоуном буду, бля буду".



Меркель любит фоткаться с мигрантами и, может быть, и танцевала бы как Мэй, но совсем зажатая она у нас, немцы более оттраханные в мозг по поводу телесной свободы, чем англичане.


beijing mummi

Евреи против мусульман в Германии в рядах правой партии: якобы "политический парадокс"

Как раз очень понятно, почему евреи за AfD (прогрессивная политическая партия Германии, дающая полноценный ответ на актуальный вызов, то ли на третьем, то ли на втором месте уже по симпатиям и в Бундестаге). Кто ещё защитит евреев в Германии от мусульман-мигрантов, при росте антисемитских настроений в Германии (за счёт мусульманских мигрантов плюс исторический, тотальный, позорный как онанизм и грызение ногтей, но невытравимый из немцев антисемитизм, иногда прорывающийся, но вообще-то сдерживаемый успешно, достойно).

Полиция заниматься мусульманами не хочет, боится (сколько я уже настаиваю на том, чтобы у турецкой семьи этажом ниже дома в Берлине изъяли детей, которых регулярно до трубного рёва и детских молитв о пощаде избивают родители, хотя бы обратили на это внимание, хотя бы приезжали по вызову - никакой реакции, а у немцев изымают с первой порки), уголовные преступления в лагерях беженцев вовсе едва расследуются, на антисемитизм тоже закрывают глаза.

К тому же, AfD вовсе не радикальная партия (как её постоянно пытается выставить таковой государственная пропаганда, в то время как, ну вот тупо по текстам и деяниям, требованиям, ничего радикального она не высказывает, не сделала и не планирует), против евреев ничего не имеет (это смешно было бы при таких масштабах плюс уголовно наказуемо). К ним ходят на демонстрации и евреи, и русские, все, и это не ситуативно выгодная сделка с дьяволом, а, собственно, это единственный наблюдаемый ответ на монопольное поле СМИ и политической воли в стране (в Германии всё жёстко контролируется государством, СМИ, партии, группировки, интернет и т.п.).
beijing mummi

Девяностые, истоки здорового цинизма

Помню, когда я с утра работал на музыкальной радиостанции и поздравлял с пиздилетием по 50 рублей за поздравлялку, готовил новости во славу губернатора и вёл в прямом эфире долгие беседы с гостями программы о том, как им удаётся делать такую хорошую водку (от неё дохли люди как мухи) или такую вкусную колбасу (её запретили потом есть и засудили врача, её подписавшего к поеданию, а судью закопали в лесу с её ребёнком заживо, она вякала против этого мясника), а вечерами работал на оппозиционные СМИ, написал я однажды листовок очередным нацикам, да так красиво, что этим заинтересовалось ФСБ и аж завело дело. А ещё я преподавал философию в госунивере и политологию, аж на ставку, но денег не было, потому хвалил водку, колбасу и писал и правым и левым на заказ всё, что просили. Так вот, эти листовки анонимные мне же на экспертизу и принесли на кафедру. Сам себе я писал экспертизу, разнёс себя в пух и прах, нашёл признаки даже гитлеризма в своих сочинениях, осудил, разобрал по косточкам, по буквочкам, сослался на высказывания Ленина, Путина, Христа, местного митрополита, губернатора и других великих деятелей науки, справедливости и искусства, просил высшей меры наказания для автора этого говна. Всех нахуй по её результатам за полярный круг сослали и посадили кроме меня. Вот так мы жили. Девяностые и двухтысячные тоже, кстати. Давайте, давайте дальше расскажите, какое весёлое время было благодатное.



На фотке мне восемнадцать лет, я выгляжу старше, чем сейчас, одной девушке я пообещал уже оторвать башку, если ещё будет лезть ко мне с ребёнком, которого родила, скорее всего, да, от меня, но я не знаю, правда ли от меня, не было интересно ни тогда, ни сейчас тем более, а с этим ребёнком я решил остаться в отношениях отца и ребёнка, во многом потому, что мягкое давление общества было, родителей, понятий друзей и окружения, универа (все очень жалели мою тогдашнюю жену, она там тоже училась). Везде тогда много ковров не потому, что все любили ковры, а потому, что тогда могли зимой отопление на две недели и даже на месяц выключить. Так вот, я смотрю и вспоминаю все эти ужасы, и это вообще не я, а будто кто-то мне всё это рассказал, подкинул фотки, или это был яркий интересный сон, не хороший, не кошмарный. Точно не эротичный, ни на гран, точно триллер и ужастик отчасти. Но никаких чувств нет к этой "памяти". Это и есть, собственно, бесчеловечность, распад, то, о чём можно пожалеть как об утрате, жестокости - когда твои части, твоего тела, времени или сознания, больше не твои.

Так вот, многие такой опыт оценивают как бесценный опыт взросления. Это неверно. Это такой опыт, которого не должно быть вообще ни с кем, никогда. Но тогда было со многими. Травмированное общество, общество травмы. Многие не выкарабкались потом из этого, их тоже закопали, они сдались, спились, сорвались и так далее. Или пишут в "Логос" или речи Путину, что одно и то же, вообще-то. Но, пока я не могу объяснить точно, как это, у меня тогда появились человечность, витальность, сочувствие, а раньше не было. И потом уже самый здоровый цинизм и способность уже автоматически, не вдумываясь, обходить любые слова, убеждения, веру и прочее говно, такой цинизм появился, а не тогдашний цинизм, когда всё поровну и всё переваривается крепким молодым желудком.
beijing mummi

Чем можно заняться в Германии против нацизма?

Экономия - это национальный спорт немцев по их собственному признанию. Сейчас можно немало сэкономить на том, чтобы быть высокоморальным гражданином - нужно всего лишь выступать против правых, против фашизма. Это ничего не стоит, никакого риска. И где бы найти ещё этих правых да фашистов.

Примеры на фотографиях: "Дрочи против нацизма!" (футболка), "Ебись громко против правых" (крашеный парень в красной футболке), "Никакого секса с нацистами" (наклейка на столбе). Нет, это не юмор, это организации с одноимёнными названиями, спонсируемые федеральным бюро политического просвещения.



Collapse )
beijing mummi

Борьба с капитализмом по-берлински

Обычно, когда в Берлине проходят мероприятия городского, регионального и федерального значения, сенат Берлина подтверждает традиционно открытие магазинов по воскресеньям на пять часов. Например, сейчас в Берлине проходят три огромных выставки в рамках Art Week Berlin. Но одна маленькая якобы левацкая контора в этом году выиграла в суде дело против сената, и завтра магазины будут закрыты. Те, в которых можно купить еду. Но будут открыты магазины на Курфюрстендамме (red markt luxus distrikt berlin), где наценка даже на люксовые марки в три-восемь раз. Они попросту дали на лапу этой левацкой конторе адвокатов, та их включила в список обоснованного открытия магазинов в это воскресенье и не стала опротестовывать их открытие. Продавцы бьются смертным боем за право поработать в воскресенье (тройная оплата), а левые адвокаты отнимают у них работу и защищают совсем охуевших деляг с Кудама.
beijing mummi

(no subject)

Соседи-турки сторонники Эрдогана вывесили турецкий флаг во внутренний двор с подоконника. Кому и что они хотят сказать? Папашка у них так и так сумасшедший, бегает по квартирам в пятницу вечером названивает, и через домофон, кричит срываясь в голосение, чтоб убавили музыку, а то сейчас придёт убивать будет. Я дверь теперь только с битой в руке открываю, как он пригрозил мне убийством и чеченами. Хотя музыка не моя, у нас везде кафе понатыкали в доме по первому этажу, я в ванне лежу когда, из верхней дырки слива слышу завывания о хабиби, там внизу бар турецкий потому что. И когда у соседа обострения, то на улицу с этой битой, тяжёлой цельнодеревянной выхожу, в сумке через плечо. Но сегодня он флаг вывесил и доволен. Пофигу музыка отовсюду ему. Вот всегда бы в город Эрдоган приезжал, флаг заменяет соседу, по-моему, его выступления.