Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

борьба с короновирусом

(no subject)

Концептуальная бабка с угла Хауптштрасе и Альбертштрасе, у которой на груди табличка о том, что она жертва политических репрессий из России, очень плотоядно хохотнула, когда мимо неё проходила немецкая фриковатая бабка, громко разговаривающая сама с собой и поедающая булку на ходу. Хохотнула и включила православную музыку из колонки. Фотографировать себя, жаль, не даёт.
hund

(no subject)

Моим близким, домашним в особенности, мне за долгие годы удалось объяснить, что когда они становятся персонажами, узнают себя в моих персонажах, особенно в самых выморочных, тяжелых, мракобесных и просто гадких - это не нужно принимать на свой счет. Им было это очень трудно принять, понять, как это работает, как можно превращать все любимое и светлое в полное говно и мрак. Когда механика дошла, у них пропал вообще интерес к чтению моих записок, а несколько опубликованных рассказов и фрагментов большого мрачного эпоса их теперь даже радуют тем, что вот, да, и они принесли пользу, и они увековечились, хоть так. Но часто мне жаль, что интерес их к чтению моих записок пропал. А второе, что меня не удовлетворяет в персонажной политике, так это то, что даже при всей моей деликатности и несмотря на программу защиты прототипов люди, которые попали под раздачу и узнали себя, они очень обижаются, просто крайне. А то, что их имена изменены, так вообще воспринимают как личное оскорбление и гадкую мою подлую уловку.
Jruesse aussem Kiez

(no subject)

В Берлине, не считая гонконгцев, очень много именно пекинцев, и это видная, самая заметная, всегда освещаемая прессой и заметная в культурной жизни города, часть китайской диаспоры. Мне как жителю Берлина в последние десять лет особенно помнится тоже именно эта часть диаспоры, я часто ходил на встречи и чтения, организуемые пекинскими диссидентами и их жёнами (обычно так, что муж, как Навальный в России, сидит десятки лет в Пекине, а жена им здесь занимается). И вот эти вечера и чтения, с очень вкусным, стильным, декадентским содержанием, они всё же, как раз при том, или же благодаря тому, что я пареллельно часто регулярно посещал Пекин, оставляли впечатление грустное, впечатление театра, живущего давно на гастролях, по своим местечковым берлинским законам (затхлое всё же место Берлин, очень однообразное в своих общественных логиках, музей какой-то). Впечатление параллельного мира, беспомощности, жалкости, мелкости и даже мелочности. Гуманитарная движуха с воспалённым воображением, не имеющая ничего общего с происходящем в реальном Пекине и Китае. Я вот смотрю на всё про Навального и думаю: а ведь то же самое. Разве что пока в Берлине нет ещё состарившихся здесь жён оппозиционеров, как много здесь пекинских жён. Скорее всего, затхлость, которую я уже от молодых русских и здесь и в России чувствую, она потому ощутима, что это всё москвичи преимущественно. И движение Навального, да и протестное движение в целом в России - это Москва, и крохи, высыпавшиеся по регионам в прошедшие дни, это только подражательные крохи. А так это Москва, и очень в Берлине уже похоже то, что складывается в политизированной части русской диаспоры, очень маленькой, очень похоже на оторванное от жизни правительство в изгнании, на давно отъехавший (из страны и от реальности) театр. Те же рисунки поведения, манеры, лозунги. То есть, это узкий слой столицы плюс сливки с него на берлинской сцене, они особенно дают знать узость этого слоя. Китайские оппозиционные жёны-старушки - так это вообще легенды ходячие, андерсены и астрид-линдгрены - совершенно культурные явления, хорошо воспринимающиеся как раз пока не попадаешь в живой Пекин и, более того, за Пекин.
Gorky

Приручение в ужасе и в скуке

Фильмы-катастрофы так же затирают, замыливают ужас, как и распятия, повешенные там и сям. Ужас замыливается через мультипликацию (распятий очень много, и все отличаются минимально, также и в фильмах-катастрофах много смертей, разрушений), то есть, через скуку, предсказуемость. А вот в последнем фильме Навального замыливается, выводится из поля различия, из видимости сам "дворец", который, вообще-то, никакой не дворец, а так, дешёвая захолустная херня. Но у нас есть с Навальным договор, тоже пропускаемый через скуку, через мультипликацию: всё, что говорит и показывает Навальный, это крайне ново, нескучно, всегда нонсенс. Навальный валит и валит, он заваливает зрителя до невменяемости совершенно мало различимыми вариантами проталкиваемого утверждения. Конечно, для получения необходимого эффекта и согласия зритель должен быть не выше уровня распятия над кроватью в спальне и не выше мировой катастрофы и спасения мира в фильмах вроде "Война миров" Спилберга (красивейший фильм, что, однако, не отменяет действия договора на основе скуки).
hund

Распад

Ко всему, что говорится о двух фильмах Навального в последние дни, замечу то, как вовремя запущены в интернет эти расследования, особенно сегодняшний пранк-разговор с сотрудником-убийцей, во время телеконференции Путина. У меня осталась в памяти картинка, ощущение того, как Путина смыло более интересной, захватывающей волной - фильмами Навального, хотя я и не смотрел ни одного фильма и конференцию тоже не видел, а ведь я хотел посмотреть конференцию, мне нравится смотреть, как Путин стареет, помрёт нескоро, править будет до усрачки - так я ещё больше понимаю, что как хорошо, что я уехал. А ещё этот пранк - это совсем уже распад всех коммунальных служб страны, когда сотрудник становится сливным бачком, и даже можно не слушать этот пранк.
beijing mummi

Лимонный пресс



Сегодня вечером, гуляя по Hauptstraße, встретил в витрине алкогольного магазина пресс для лимонов в виде Ангелы Меркель и прилагающееся к нему саркастичное стихотворение, в котором говорится, что не обижайся, Ангела, что на твоей голове давят лимоны, хотя ты хранишь Европу от заката, правишь в этом море этот корабль, но ты же должна помогать гражданам не только на политической арене, но и так, по хозяйству почему бы не помочь (предметом инвективы является мифология Меркель как мутти, хозяюшки, она же фундаментальная мать народов).
борьба с короновирусом

С Рождеством закончили

Вслед за неоднократной трансляцией обращения президента к нации, в котором ставится жирная грозная точка в вопросе о локдауне и много мелких неприятных точек над разными "и", немецкое телевидение сразу начало погружение нации в особенно нажористую национальную немецкую шизофрению: на первом канале, это в прайм-тайм, идёт часовая передача о судебной тяжбе одной тётушки с больными ногами из захолустья о том, что к её дому не подъезжает машина для сбора мусора, и ей приходится идти лишние сто метров до её остановки - передача со сканами судебных постановлений, вся вот эта вот провинциальная кафка, насосанная из пальца, когда эта тётушка идёт и толкает перед собой большой серый помойный бак, её непокрытую голову мочит зимний дождь, она свистя дышит на поворотах в камеру, останавливается, утирает то ли пот, то ли слёзы, то ли дождь с лица, ну и так далее вот этот весь ужас без всякой драматургии и динамики, хоть бы Навального посмотрели расследования, что ли, поучились бы. На другом канале разбор школьных сочинений этой осени на предмет демократии, на ещё одном ровная мерная передача о климатических изменениях в этом году, на четвёртом канале документальный фильм о Грете, на прошлой неделе уже обошедший все каналы, скучный зубодробительно, евроканцелярский романс, так сказать. Впечатление, что страна благополучно вошла в режим обычного бредового бормотания, характерного для самых тёмных месяцев. Но это не так. Страна взбудоражена, страна утомлена, страна вопиет о заведомо несостоявшемся Рождестве. Но тему Рождества как раз и свернули. А вчера ещё все каналы передавали как всегда рождественские новости о покупках, о подготовке, новости едва ли не о какой-то жатве священной денежной как всегда в приближении к Рождеству. А сегодня вечером такая резкая смена на эту серую рутинную бормотуху, даже усиленную.

(no subject)

В очередном антипутинском фильме первого канала Германии молодые люди, жалующиеся на Путина, выглядят не хуже и не беднее немецких молодых людей, выглядят дороже, ухоженнее, совсем не москвичи сняты, сняты на улицах, выглядящих ухоженнее, лучше, чем улицы Берлина, сняты в квартирах, выглядящих лучше, обставленных лучше, чем квартиры и дома немцев. И тем не менее, они жалуются на Путина. Основное в жалобах не чувствуется, не может чувствоваться самим жалующимися: 1) Путин окружил себя коррупционерами; 2) я никого и не знаю, кроме Путина во главе государства, с моего рождения был только Путин. На первом канале в интернете всегда висит на первой странице всегда минимум два антипутинских фильма. Если бы не Путин, подозреваю, и Россию бы сняли несимпатично, а не только Путина. А так, когда Путин жуткий персонаж, а Россию снимают как его жертву, это кино, в общем-то, приятно смотреть, так как страна снята очень красиво. И так идёт красивый ряд, идёт, и по нему ритмично долбят появлениями Путина в кадре - зритель ничем в этой ситуации не отличается от собаки Павлова. Слюна течёт лампочка горит, лампочку тушат, слюна перестаёт идти.
hund

(no subject)

В Бундестаге только четверть присутствующих депутатов в масках. Докладчики выступают без масок. А на первом канале в кадре почти всегда у ведущих отрезаны ноги. Бардак наверху. Зато у меня на курсе все в масках, даже в качестве докладчиков. И окна нараспашку.
борьба с короновирусом

А девочка пьяна (с)

С лимузинами в Вост. Берлине на фоне лозунга "Да здравствует марксизм-ленинизм!" мы разобрались вчера, с привлекательностью той фотографии. А в чём цимес, kick, привлекательность этой фотографии?


1988 год, рок-концерт зарубежной группы из Шотландии. По-моему, смысл в том, что "девочка созрела", то есть, мы видим деполитизированное, почти инфантильное лицо, и не одно, а два мужских молодых лица без тени политики на них. Девушки фоном с озабоченными лицами - не в счёт, ведь девушки всегда озабочены, считалось (выйти замуж, что не отменялось и в ГДР, впрочем, там нарождались девушки, похожие на парней, андрогины, тоже деполитизированные, но в плане пола, а не отношения к капитализму, существа). Девочка созрела - она стоит заворожённая, юный Давид, чьё лицо ещё не обезображено капиталистическими страстями, но уже и не изуродовано до тупости, как у стариков ГДР, политической кастрацией (антикапиталистическим целибатом). Лица вне политики - молодые если и не панки (панки ГДР были гиперозабочены политикой, чаще всего это красивые, с гребнями и стилизованной под индейцев раскраской лиц андрогины, сбежавшие, то есть, из полового, политического ранжира-режима люди), то они вот такие вот, новонаросшие, незрелые, почти инфантильные, пухлые губы, рот приоткрыт, группа из Шотландии, что рок-группа, что пони из Шотландии, что плед из Шотландии, лицо будет одно и то же у этого юного Давида. Kick этой фотографии, по-моему, состоит в андрогинном покое в море нарождающихся и также и прежде уже наличествующих страстей, kick состоит из айсберга в океане страстей и того, куда он смотрит, этот айсберг, ведь по другую сторону стены, на которую он облокотился, лежит наша реальность, зритель этой фотографии, ну или шотландская группа, это был концерт группы "Big Country".