Category: происшествия

Гонконгские репортажи

Плановая, раз в три месяца, поездка с мужем в его раз в квартал побывки дома (в Германии) по городам и весям, к семье и к друзьям, в рамках отпуска, отдыха, и к моей дочке вот сейчас, в одиннадцать утра уже едем, едва проснулись после вчерашнего ужина до трёх ночи дома в семье его брата в Касселе, а там у дочки тоже уже все будут к вечеру в одном кафе, её друзья придут, это вообще молодые зайцы на двадцать лет нас младше, они болтливы, политически слабо и однобоко подкованы, но интерес у Машиной юношески левацкой компании к политике всегда огромен, так что, предчувствую, устану я совсем сегодня.

И вот так, что так в этот раз везде первые полтора, а то даже и три часа это политическое ток-шоу о Гонконге, я этого никак не ожидал, потому что раньше, до Гонконга, никогда такого не было, но в этот раз так продолжится, как я понимаю, ещё до вечера пятницы, и всё это уже ритмизуется, и я уже подустал от этого жанра, чувствую себя разъездной агитбригадой, вторым космонавтом, который не полетел в этот раз, но тоже, вместе с Гагариным, рассказывает про полёт:

все со своих телефонов показывают видосы или, пересылая ссылку на новостной сайт друг другу, их смотрят, где М. в строительной каске и в забавных ярко-синих моих старых очках для бассейна, котррые я забыл в мае в Пекине, в марлевой маске или даже без неё ведёт прямые репортажи с улиц Гонконга под обстрелами полиции, все сразу могут показать репортаж, где он совсем без маски и без каски браво и с единичным, только в этот момент прорвавшимся, нервным смешком, отбивает на автомате, с жутким треском в эфире, микрофоном летящую в него газовую гранату, и после этого с мгновенно округлившимися от страха глазами, согнувшись, ссутулившись, пригнувшись уже максимально, продолжает прямой эфир.

Мне же как раз больше всего нравятся не этот и не другие геройские его репортажи, а такие, где, например, дела обстоят так: толпа внезапно вся единым движением двинулась, побежала, то ли от полиции, то ли на полицию,

и вот, не покидая кадра и едва понимая, куда, куда оно всё хлынуло, где сейчас будет линия фронта, где он окажется (несколько раз он оказывался как раз перед линией космонавтов вплотную а результате такого манёвра протестующих), побежал и он, с килограммовой камерой на селфи-палке перед собой в одной руке, с микрофоном перед собой в другой руке (оператор редкость, так как забросы из Пекина в Гонконг были срочными, внезапными, а ведь некоторые журналисты берут в толпу оператора, переводчика и ещё охранника),

и тогда, на этих негеройских сюжетах, мне часто бывает прикольно, смешно, так как он напоминает мне домохозяйку со своими бумажными сумками, внезапно на выходе из супермаркета по пути домой застигнутую дождём,

и вот она ускоряется, её сил не хватает смотреть по сторонам, укрывать сумки от дождя, она квохчет, глаза её от ужаса округляются, гроза настигает её, добивая сверху ударными шквальными порциями дождя, она бежит куда-то вперёд, да и вперёд ли? - нет, вернее будет сказать, что она бежит туда, куда и все, а сзади уже и не дождь настигает, но громко топает Годзилла, и пора бы бросить свои сумки с продуктами и бежать и орать дурниной как все,

но рачительная хозяюшка с лицом, запрокинутым вверх, не бросает ни одной сумки и пакетика, но как грузная курица быстро на своих коротких ножках семенит куда-то тревожно по течению вместе со всеми обитателями двора, квохчет, смотрит вверх в камеру на палке перед собой, тревожно и всё громче квохчет, озвучивая миру безумящее её положение дел.

Страшно, конечно, что вдруг по голове ему таки прилетит, отрадно, что и протестующие случайные люди его защищают, берегут, но и смешно, когда вдруг все побежали, и я побежал, и на ходу надо переориентироваться, продолжать эфир, не прерываться.

И он, конечно, красавец в кадре, сильный, стройный, смуглый, молодой истинный ариец, в красивой то в армейской, то в строительной, как придётся, каске с висячими болтающимися незастёгнутыми ремешками креплений по сторонам. Тем смешнее это уподобление только что солидно закупившейся домохозяйке, спешащей укрыться от дождя, пока не развалились бумажные пакеты.

И тем спокойнее, пусть лучше бегает вместе с толпой от полиции, и фитнес это, и безопаснее, чем эффектно отбивать газовые гранаты микрофоном, и рассказать из безопасного места можно больше и содержательнее.

Образцовые протесты в образцовой стране

Муж приехал вчера из Гонконга, он туда каждые выходные из Пекина летал, у них там протест в Гонконге стабильно по выходным уже третий месяц как по расписанию. Бегает там с ними по трое суток туда сюда по улицам, снимает, пишет, прямые эфиры по двадцать минут, веселуха как есть.

Так потому веселуха, что то протест так протест, как надо: блокируют учреждения, аэропорт, парламент, иногда улицы, но ненадолго. Но ничего не громят. Как же громить, город игрушка, переживают его как свою деревню все. Страшно боятся, что Китай успеет таки коррумпировать их правительство так, что введут чрезвычайное положение, и тогда из Китая начнут прибывать самолетами космонавты и армия, они уже все стоят на границе Гонконга под сотню тысяч в полной готовности к болотным мерам и хуже. И Китай успевает, обгоняет их. Пробует менять полицейских на своих, но пока в Гонконге всё же по-прежнему всего три тысячи полицейских.

Но они становятся жёстче, как и демонстранты, хотя выглядят жалко на фоне миллионных толп. На полчаса могут приобрести преимущество с помощью газа или же в небольших помещениях отметелить нескольких человек группой, палками, ногами. Но их за это заливают огнетушителями по самую маковку всю компанию по узким тамошним улочкам со всех этажей, когда они газ пускают. Всего только около тысячи полицейских оснащены и обучены разгону демонстраций при этом, жалкая кучка на семь миллионов жителей Гонконга.

Китай также под видом туристов засылает в город мафию с палками, которая помогает полиции или маскируясь под полицию или совсем и не маскируясь. Задерживать и садить в тюрьму - это неохотно, так как с этого всё и началось, с вопроса об экстрадиции преступников в Китай и с вопроса о наказании за три месяца назад ещё за совсем мирные митинги (в самом Китае нет не то что митингов, а даже первомайских демонстраций и городских фестивалей больше нет, власть там боится, когда народ собирается).

Трясут каждого китайского прибывшего чиновника, журналиста, блогера в аэропорте. Националистов, шпионов и людей с чемоданами денег высылают в Пекин первым же рейсом, даже если те прибыли не из Пекина. Нет, полиция никого не лупит системно, но бывают эксцессы, крышу срывает и у них. Пару раз пустила слезоточивый газ не просто так, для порядка в рамках обмена дарами с протестующими, а прям заливала газом как газон и закидывала газовыми гранатами толпу пару часов, так парламентариев всех уровней в тот же день строго предупредили о высылке в Пекин первым же рейсом.

А мой муж отбил рефлекторно летевшую мимо газовую гранату обратно в сторону полиции большим микрофоном прям в прямом эфире. Бац прям как в большом теннисе послал назад, все тут же возликовали и построились за ним полукругом, поняв, что свой, и протянули все свои лозунги на картонках писаные в кадр позади него.

Такого, чтоб был Майдан - хроническое, растерянное и бесцельное, по сути, заседание на площади, чтоб не ходить на работу и жечь костры посреди города или даже и на окраинах, орать всякую надрывную хуйню в мегафоны, горячить себе кровь громкими и абстрактными рассуждениями о Европе, свободе и демократии, прикрывая тем самое разнузданное разворовывание страны и города, чтоб палатки и антисанитария, срань и тщета, кликушество всё это и неорганизованность - такого нет, или там блокировать транспорт, парализовать город или его центр - такого тоже нет.

Потому что они себе не враги. На фотках, видосах именно что люди имеют цель и переживают окружающий мир как свой мир, очень свой, а не как москвичи Москву. Сдают в полицию хулиганов и провокаторов, с видеодоказательствами. И полицию, то есть, переживают как нанятых для охраны их прав и городской свободы людей из своей же среды. Всё же, несмотря на то, что полиция таки регулярно пускает газ в демонстрантов (все в масках и газовые гранаты откидывают обратно в полицию, которая всегда смотрится очень жалкой кучкой рядом с толпой, и последняя в принципе и практически могла бы расправиться с этой полицией всей в один заход).

До трёх ночи смотрел я вчера необработанный материал, поразила именно атмосфера, разумности, покоя, нерастерянности. У людей габитус, осанка другая, чем у москвичей с протестов и не с протестов, иная, чем и у пекинцев, хотя те же китайцы они.

Поразило то, что это огромный город-страна, но они все будто из одной деревни, и вот именно что будто город маленький, такое поведение. К сожалению, в новостях это не показано, показаны лишь моменты подбегания куда-то, выкрики, скандирование. Шаблонно показывают и протесты. На один манер как в Германии, так и в Пекине бгггг одна картинка идёт, нарезка туповатая.

Но всё равно нет смурных потерянных московских лиц, обтекающих под дождём в загоне от звонка до звонка, а потом по расписанию пиздилово и винтилово.

Светофор

В Берлине теперь сделали как в Пекине - время прибытия электрички в метро или автобуса на остановку обозначается заранее на электротабло. Обезьяны как есть. Табло пишет что-то очень правильное и что-то своё, с реальностью соотносящееся слабо (только номер маршрута, который здесь проходит, указывается верно). История повторяется, всегда быв фарсом: когда-то в Берлине поставили первый в Германии светофор, на Потсдамерплац, чтобы как во Франции было. Светофор этот с самого начала просто так мигал, красиво, как гирлянда на новогодней ёлке, и наверху через год участившихся из-за него аварий поставили на него сразу двух регулировщиков движения, и так родилась в Германии служба ГАИ.
hund

Чернобыльская катастрофа на дому

У кого как, но в моей ленте идут споры по моральным вопросам Чернобыля, затронутым в известной киноленте, а именно, под замком идут споры о мужчинах, оттуда вернувшихся, о том, что от многих родились неполноценные дети, о том, что эти люди безответственны и почти свиньи.



Нет, они не свиньи. Они и сами не знали. Многим из них не сказали, чтобы воздержались от деторождения. У меня в Берлине парень был, ух как мы с ним зажигали, отстрели-башка парень был (был, так как теперь нет, быстрая форма рака и привет, ушёл на тот свет), мучился своей бесполезностью, от того, что родилась от него девочка-уродка, пожила неделю, или около того, и умерла. И жена с ним после этого разошлась, и больше за него замуж никто не шёл.



Так он докатился, Collapse )

hund

Двойная демонстрация на тему Израиля в Берлине

По субботам и воскресеньям в Берлине практикуют дешёвые массовые развлечения: гуляния-демонстрации. Сегодня была антиизраильская демонстрация и рядом с ней шаг в шаг демонстрация против этой демонстрации.

С первой было веселее: большинство собравшихся там были молодые красивые палестинские парни, многие из них в исступлении плевали и топтали израильские флаги, рвали их на части ради селфиков, выкрикивали "евреев в газ", пускали в небо цветные шутихи, светящиеся хлопушки с цветными дымовыми хвостами улетали сериями одна за другой, будто ракеты из сектора Газы, в сторону противоположной демонстрации - настоящие страсти.

Потом я пошёл немного поддержать тех, кто против такого ужаса, "произраильскую демонстрацию", там были почти одни старики, преимущественно советские евреи Шарлоттенбурга, царила атмосфера стариковского припугнутого затишья перед бурей, приятная, мещанская расслабленность, тишина и сознание своей правоты.

Полиция отделяла большой колонной одну демонстрацию от другой, но не препятствовала проходу туда и сюда.

Скучно было с про-израильтянами, но я с ними немного тоже поорал и посвистел против палестинского терроризма, ещё стоял с одной женщиной рядом, старой пышной еврейкой с чёрными почечными ввалившимися кругами вокруг глаз, мы плакали стояли вместе. Потом я всё же тусил снова с палестинцами против Израиля. Потому что с ними живее, интереснее на демонстрациях.

Нет, это не о цинизме и не о том, что я умнее всех и поднимаюсь типа так над ситуацией. Мне нравится поотираться с людьми, с разными, это интересно, впечатляет, какие люди разные. Для такого опыта и развлечения такие двойные демонстрации самое то, что надо.
hund

Трагедия ликвидаторов Чернобыля по версии авторов нашумевшего сериала

Потрясла трагедия ликвидаторов в последней серии "Чернобыля": они почти час эфирного времени ходили убивали доверчивых пусек в упор - кошек, собак, коров, и так они каждым выстрелом они вышибали слёзы из зрителя и тем самым окончательно ликвидировали последние остатки здравого смысла и у себя и у зрителей.

Но так как психологией сериал не блещет, она там поддельная как поддельны советские люди в американском и английском исполнении, сошла за психологию и задачу ликвидаторов в наше био-, ЗОЖ- и эко-время и эта примитивная психология экологической любви к котикам. Ну должен же зритель с чем-то, кем-то, как-то себя ассоциировать?

Нет нормально прописанных характеров, драмы, мотивов поступков, ну что ж, сойдёт и это, последнее, но верное средство: в упор перед камерой стрелять пушистиков. Зритель не будет себя ассоциировать с распоследним пролетариатом (короче: с ёбаным быдлом - и не иначе, а именно так называют людей, из которых делают скот), который погнали зачищать область от последствий взрыва, так хоть давайте вдуем пролетариату проблему слезинки ребёнка, прочую пошлость и страдания от убийства котиков.
beijing mummi

Весенние самоубийства в Берлине

Суицид в Берлине - это маленький пожар Нотр-Дама. Маленький, но зато часто, особенно по весне, особенно к Пасхе и в пасхальные дни. Куда только девается немецкая технологичность при этом событии? Я всегда поражаюсь тому, как электрички метро встают как по команде смирно отдать последние почести в полях, если кто-то спрыгнул под поезд. Сидишь в вагоне или стоишь и думаешь о вечности.

Вчера поезд "наземного метро" стоял в полях у Темпельхофа сорок минут, пока не поехал обратно - самоубийца на рельсах. Его / её что, с путей соскребали сорок минут, и дольше? Эта на сорок минут затянувшаяся минута молчания, огромное количество прибывшего народа из скорой помощи, пожарных, полиции. Ладно, самоубился человек, но зачем же останавливать движение так надолго. И каждый раз всё как в первый раз, по-разному, и никакой технизации процесса год от года так и незаметно, будто событие настолько табуировано, что его техницировать и обдумывать не моги. В прошлую весну я полтора часа провёл в душном запертом вагоне, пока под присмотром полиции пассажиров не стали выводить в полях из поезда, оформив им дорогу в поле красными лентами и оранжево-полосатыми конусами. Вчера сорок минут. Сегодня пятьдесят, тоже в полях. Завтра Пасха. Эх, а нам как раз на экскурсию в Заксенхаузен по уже иссушенным солнцем полям Бранденбургской области пятьдесят минут на электричке ехать.

Во всю голову инфантильный, тормознутый город: одни придурки с жира бесятся под поезд прыгают (ну как в этой стране можно самоубиться? здесь что, можно остаться без дома? без еды? без отличной медицины для всех, даже ни дня не работавших в жизни? без помощи? ну нет же!), другие по полтора часа им устраивают для всех пассажиров кольцевого метро массовое прощание с безвременно ушедшим от нас рабом божиим в духоте и неизвестности. Да чтоб они бляди все попрыгали, кто хочет ещё, в эту весну на рельсы. Только скорее.
beijing mummi

Еврошок



Полицейские в Нидерландах не представляются, а хватают - и в кутузку без объяснений. Однажды у моих туристов, решивших податься в одиночку (не экономьте на гиде!) в самую гущу берлинского Первомая, в места традиционных боёв с полицией, стражи порядка раздавили очки, отобрали документы (чтоб пойманные далеко не ушли от места сбора провинившихся и вели себя тихо), угрожали выебать дубинкой на месте и в отделении, фоткались на мобилки с этими задержанными русскими, неприлично приставляя к парням дубинки и лапая их за жопы, хлопнули, отобрав его, плакатом на палке старшего по голове, порвав так картон с воззванием и надев ему раму с палкой на шею как ярмо, вылили им остатки их пива на головы и в рюкзак. И всё это демонстративное унижение было проведено прилюдно. В общем, удивили наших людей европейскими манерами. Потом ещё въезд в ЕС на пять лет запретили.
Jruesse aussem Kiez

Пожар

Вчера примерно в полночь полиция подняла на ноги весь подъезд, тарабанили в двери, будили всех, потому что польско-украинская молодая пара новоприехавших устроила пожар, сожгли поросёнка в духовке. Жителей выгоняли во внутренний двор под дождь. Страшный топот стоял по лестнице полчаса. Я не пошёл никуда, отказался. Некоторым выбили дверь, кого не было дома. Дым был, но дым не от стен, не собственно пожарный дым, а дым от сгоревшего поросёнка, всё пропахло салом и перегоревшим жиром, копотью. Как же так. Треть жителей дома турки, старый костяк. То, что это был поросёнок, стало известно сегодня, его останки, пригоревшие прямо на противне, выбросили на помойку, все видели. Всё утро вернувшаяся домой поутру славянская пара ругалась о том, что сгорели и продуктовые карточки на февраль, как теперь жить, а также как жить без стекла в окне кухни, которое треснуло и выпало от пламени.
beijing mummi

Рак и мы

Русские и немецкие ровесники уже как год как мухи мрут от рака, почему-то именно ровесники и чуть постарше. Быстрые агрессивные формы рака. Сегодня умерла одна журналистка по Африке. Знала одиннадцать тамошних мелких языков, не вылезала из нищих деревень оттуда, ела жареных летучих мышей и разных мандрил вместе со своими подопечными месяцами, терпеть не могла этнографические фотки, научила меня их тоже ненавидеть, два месяца назад приехала в Берлин домой зубы лечить, трудно, заметила она, стало подниматься по лестнице, дыхания не хватает. Рак лёгкого. Далее бабах рак кишечника. Прихожу месяц назад в гости, забрать книжки, которые она брала у меня пять лет и не отдавала, бабамс, а у неё мешок для говна привешен и мешок для мочи с другой ноги болтается и метастазы в печени и в поджелудочной уже. Книжки мои она проебала, я такое не люблю. Выпили, попиздели, уходя я понял, что не увижу её больше, пожелал ей легко умереть или же, если вдруг выкарабкается, найти мои книжки и вернуть их мне и поехать с нами летом на одну выставку в Шанхай, остановиться у нас. Она пригласила на свои похороны, умерла почти как и сказала, в первую неделю декабря. Муторные бессмысленные два месяца, когда все были взбудоражены её болезнью среди друзей, позади. Меня занимало то, что все вокруг боятся смерти, но самые здравые умом не боятся, а действуют практично. Как и покойница.