?

Log in

No account? Create an account

Категория: психология

Gorky

(без темы)

Ссоры и любовь, по-моему, всегда проходят на языке слабой стороны. А повседневность, её, так сказать, диктатура, на языке сильной стороны. Наблюдаю по двуязычным парам.

beijing mummi

Драмы сейчас действеннее

Суть нарративной психотерапии и анонимных алкоголиков в том, чтобы придумать себе историю, пламенно верить в неё, разжечь этим пламенем весь костёр мотивации, витальности, активности. Хорошо. Я вот лишь думаю, почему чаще всего люди используют как дрын удачно именно что статус ужасного события, изъяна, жертвы: в АА человек строит (рассказывает, делает, нарративизирует) свою жизнь вокруг воображения себя алкоголиком, в психотерапии чаще всего люди припоминают себя как жертвы, и это становится их борьбой, шилом в жопе и ядерным реактором исцеления.

Всем нужно что-то аффективное, аффектное, горячее, драма. Недаром и расстрелы целыми школами - человек натужно хочет громко значить, пердануть, каяться, а тихое событие, шептуна пустить - это подло, это не жертва, не трагедия, не в счёт, это медленно, это долго. Натужное желание что-то значить, что-то яркое иметь, делать очень сейчас в ходу. Образы, вырвавшиеся из мелких связей в грубость одной линии, вектора, протуберанцев - кинообразы, книжкомысли в ходу. Яркие, но оторванные от всей-наличности - выхолощенные от конкретики, как при параноидальной шизофрении.

Так, помню, я в Гамбурге рассказал одной психотерапевтке, которая пять встреч пыталась искать мне травмы детства, как меня насиловал отец, я плакал, рыдал, я сам в это стал верить в те минуты, мне казалось, что я вспомнил то, что крепко упрятала моя память, я сам был шокирован, меня трясло, как оно несло меня, прорвало, в говно, в сопли, в хлам удалось. Доктор Ф. была в ударе, потом мы после паузы смотрели видео с этим моим катарсисом, обсуждали его, я иногда подхлюпывал носом, мне очень нравилось новое переживание жертвы, обретшей поддержку, совершившей каминг-аут, я ещё поплакал, потом время вышло, я очнулся, потребовал стереть видео с признаниями, терапевтка прихуела, расстроилась. Но пару раз мы ещё виделись с ней, мне хотелось с ней обсудить то, чем она занимается. Она отшучивалась и на этом я её бросил.

Она мне показалась непрофессионалкой, маленькой, неопытной: с эмотивной пластичностью можно работать как со здоровой чертой психики, не искать в этом раздолбанности нервов от травм, а в этих слезах и смехе за ними потом патологии, неискренности. А как раз наоборот.

Но немцы такие немцы, они практикуют понятия стыда, искренности и т.п.. Так как у них предусматривается, полагается много грязи, постыдного, мерзкого, лживого в людях, говна (и потому тоже, вследствие честности и пессимизма немцев, можно было серьёзно считать евреев исчадиями ада до честной борьбы с ними посредством физического уничтожения даже). Потому или благая холодная война вынужденного лицемерия, или эти все искренности, каминг-ауты, глубина душ и прочее надуманное убожество и терапия.

Хотя, конечно, в ситуации с доктором Ф. я её нагрел, наверное, несправедливо: она играла в игру, в которой травма взаправдашняя, насилие должно было быть взаправду, и взаправду должно было быть хорошо забыто. С другой стороны, травму она нашла бы и без рук и генитального насилия, так уж она её искала и провоцировала этот катарсис, лавину слёз, крещение, этот пограничный опыт. С ещё более интересной и другой стороны, раз уж лечиться собственными россказнями, то с каких херов стесняться, если помогает, если все симптомы к тому же налицо, если вообще люди просят, согласны сотрудничать на основании этих историй.

Я ведь мог бы и взаправду вспомнить. Думаю, способность "вспомнить взаправду" и поддаться насовсем ужасу того, что ты сам себе придумаешь, "вдруг взаправду вспомнишь" (даже если оно и было на самом деле) - это и есть пиздец и сумасшествие. С другой стороны, это и есть основа гомеопатии, лечения говном, уговорами, верой, колдунами. Суггестия и шаманизм, что интересно, таким образом, работает именно на самой рафинированной кушетке самого дистиллированного европейского психоанализа.

beijing mummi

Непросто с "просто"

В Китае нет слова "просто", понятия-прокладки "просто". Хотя люди здесь, как и в Германии, не способны отчётливо, однозначно и просто говорить "нет", а лицемерие, как и в Германии, распространено более других полимерных покрытий, однако же, такое упрощение, редукцию, инфантилизм как в русском и немецком "просто" ("einfach"), в "нас просто так воспитали", "просто он начал первый", "я просто подумал, что" в китайском языке не практикуют. Говорят в целом просто меньше, впрочем. Но понятия-паразита "просто", популярного в России и Германии, в Китае вообще-то нет. Здесь всё или действительно просто, тогда вообще просто лучше сэкономить слова, или очень непросто, тогда попросту лучше просто застрелиться или же просто вообще начать говорить по делу без слов "просто" и "вообще", а просто по делу и вообще короче, или же будут топить конфликт ну просто-напросто бесконечно долго и пространно в словах не хуже, чем у Кафки, заливая искусно очень много, красиво и долго, но тогда тоже без просто и вообще, а очень интересно, по делу, на совесть будут гнать пургу и шнягу, не на отъебись.

beijing mummi

Гомофобная свинья

Мало что бывает пошлее берлинского ЛГБТ-активизма. Пятый день они не могут успокоиться, оповещая самые разные берлинские сообщества о том, что я гомофоб, расист, антисемит, вне зависимости от того, искал я там жильца в комнату или нет.





Gorky

Незатейливый защитный механизм рождает роман

Что мне показалось действительно интересным в тексте Старобинец: достаточно открыто описанный защитный механизм рационализации, отвлечения, переноса внимания, очень метко отражающий общую психотичность, пограничное состояние очень и очень многих. Мне было вот что интересно в этом романе: психологически он точен, хотя и совсем не так, как это хотелось бы представить самому автору. Вот она лежит в начале романа, своих хождений по мукам, в гинекологическом кресле. У неё страх, отчаяние. Ей непонятно, кто же отвечает за эти её чувства (как-то ей не приходит в голову самой взять на себя ответственность за эти чувства).

И здесь происходит перенос внимания со своих чувств на врачей, на осмотр, на раздумья о врачебной этике, страх вытесняется обидой, думы о внутреннем, о плоде, о своей болезни замещаются обидой, наконец-то льются слёзы - наступает разрядка. И уже не страшно. Да тут ещё и пятнадцать студентов подоспели к креслу рассматривать её промежность, а страдалице теперь можно рассматривать пятнадцать студентов - всё заделье, всё не чёрные мысли. И уже включилась обличительная риторика, мощь правдорубства, гуси полетели караваном. Один раз оседлав этого беса, эту обиду, эту восхитительную безотказную табуретку, героиня-мать уже не слезает с неё, и эта борьба за правду, за обиду, за ответственность, собственно, отвлекает её от реального осознания реальной херни, в которую она попала с неудачной беременностью.

Это роман "Мир глазами заполошенной дуры", в этом мире сумбурное и неумное правдоискательство является защитной отвлекающей реакцией, деятельностью, не дающей времени вдуматься в действительное положение дел.

Gorky

Ускорение от стыда

Один дед на улице, идя передо мной, оконфузился - шёл и пёрнул. Сразу же заговорил сам с собой вслух, как будто вышибло пробку, вернее, всего лишь громко пошёл звук его внутренней речи, отчего он моментально рефлекторно оглянулся, о майн готт, заметил меня, после чего сразу же ускорил шаги. И тут же, ах манн о манн, от настигшей его резкой неизбежности совершенно развязно, распердяйски затянуто и витиевато, это уже ни в какие ворота не лезет, выпустил газы ещё раз.

Деда аж подкинуло, и он заговорил с собой (всякую чушь) ещё громче и быстрее, побежал теперь совсем уже быстро и не оглядываясь, и через несколько секунд исчез во всё ещё стремительно наступающей в пять часов дня темноте.

Осталось полное впечатление, что он так и передвигается, намеренно используя этот простой и надёжный двигатель внутреннего сгорания чего-то вроде картофельного салата, а точнее, двигатель внутреннего угорания от собственного стыда, так как с каждым конфузом скорость деда значительно возрастала, он с заметным ускорением удалялся вверх под гору.

В "Вавилон-Берлине" большой бочкообразный комиссар полиции пердит всегда от уверенности в себе, в моменты правильности, а также попыхивает сигарой в эти минуты.



Но теперь в Германии редко встретишь здоровое уверенное выпускание газов, осталось только малодушное попёрдывание. Я так за 10 лет моего здесь пребывания и не увидел ни одного бодро пердящего немца, о которых мне столько рассказывали перед отъездом сюда из России, что немцы пердят прилюдно. Денацификация, что ли, вышибла из немцев какую-то фундаментальную уверенность в самих себе (именно преступной нацистской свиньёй оказался в конце второго сезона берлинский уголовный комиссар), традиционные ценности пострадали. По ситуации было видно, что дед мучительно копил газы, ехав в метро, и потому и вышел из него в тёмный переулок. А мне оказалось по пути с ним, я всегда так домой путь срезаю.

Немцы и евреи

Израильтяне и немцы очень похожи: консьюмеризм, например, культ работы, культ наличного, жизни без воображения - это всё помогает и тем и другим избегать правды. В случае израильтян это правда о том, что они регулярно оттяпывают то, что им не принадлежит, убеждая всех вокруг и прежде всего себя самих тем, что они в силу этого своего продвинутого стиля жизни имеют право быть хозяевами захваченных, ой, ну да, культурно освоенных, ими в оазисы из руин превращённых территорий. В случае немцев консьюмеризм, вещи помогают им не видеть правды того, что жить они, попросту говоря, не хотят, что они не умеют жить по принципу "хочу", а не по принципу "я должен" - консьюмеризм, щупание руками купленных на свой труд вещей, окружение себя мелкими вещами, ритуалами, инструкциями помогает им не помнить о том, что всё это барахло - это совсем не то, чего можно хотеть, о том, что не только покой и воля составляют удовольствие, о том, что в жизни вообще есть удовольствие, а не только мелкие вознаграждения.

hund

Благополучие жертв

А почему мужчины, которых принуждал и пользовал Вайнштейн, не кричат теперь, когда можно, о том, что они жертвы, а видят в сексе сделку, в то время как женщины видят грязь, а не сделку? А дело в самой жертвенности: 1) жертвой быть стыдно, не пристало мужику; 2) у мужчин не так много нарциссизма, как у женщин, у последних, воспитываемых как жертвы, нарциссизм имеет компенсаторную функцию (стать великой актрисой из обиженной очкастой девочки - типовой сценарий); 3) мужчины проще относятся к сексу, так как на изнасиловании мужику много в суде не выбить, а вот продюсер трахнет если - это только на пользу, не психотравма, как то стараются постфактум выдать вопиющие теперь жертвы-женщины, так что мужчины Вайнштейну по гроб жизни благодарны и довольно молчат припухли благополучно оттраханные, в то время как женщины задним числом демонизировали секс, выставляя его не добровольной сделкой, а общепринятым грязным делом, средством унижения.
Метки:

hund

Апатия

Самая характерная реакция на Berlinale - апатия от дезориентации в программе фестиваля, она очень показательна как настроение теперь в общем. Так во всём. И я не знаю других людей, так равнодушных к культурным событиям, как берлинцы: в городе переизбыток культурных событий, но люди предпочитают сидеть дома, не посещая годами даже кинотеатр. Это не пресыщенность, это именно что апатия.

kerl

Книжка с комиксами о психоанализе

Обычно комиксы я только с порнографией покупаю и читаю, или же на острые темы, но вот набрёл на одну небездарную серию комиксов по естественным и гуманитаным наукам. Купил сначала себе, по психоанализу, так, ознакомиться с продуктом, продукт понравился исключительно - компактно, по делу, без упрощений, без перекосов, так что теперь на Рождество купил там же теперь и ребёнку сразу несколько. Кстати, милое дело, чтобы учить язык, если кому что интересно очень из подобных тем.


Photobucket


Несколько страничек из книжкиСвернуть )