Category: путешествия

Немецкий средний класс повышенного уровня

Средний повышенного уровня класс Франкфурта - это очень интересно, наблюдаю десятый год, приезжая на Рождество в семью моего мужа, проездом с ним через Франкфурт, на семейные праздники, а иногда и просто так, сам по себе пожить пару недель на крыше старого дома в одиночестве на пятом этаже как Карлсон, в большой двухъярусной чердачной комнате-призме.

Комната эта - это рабочий кабинет стариков-родителей, если нет гостей, но работы с годами уже почти не стало, зато женились и нарожали обильных внуков обильные дети. Настоящий средний класс плодится охотнейше и уже до тридцати лет это начинает делать, а не сверлит себе мозги карьерой, работой, он является носителем нормальных жизненных ценностей, это его задача, а вовсе не какой-то там прогресс и инновации. Эй, Москва, учись жить истинно европейски, жить действительно буржуазно и хорошо, качественно жить учись!

Комната моя стоит на крыше, выделяясь конусом со стеклянными стенами, она венчает отдельной квартирой крышу старого дома, дома-достояния ЮНЕСКО в Holzviertel (престижнейший, старейший район Франкфурта, теперь жилой придаток банковского квартала).

В этом доме жил один немецкий известный сказочник на первом этаже, а моя квартира-комната (зацените этот поворот мысли, сопоставление) вот на крыше оказалась. Комната с высоченными косыми потолками, с бойницами окон через древнюю черепицу, с большой террасой-балконом и с основательной сауной, с видом с одной стороны на старый туристический город, а с другой на небоскрёбы банков, до которых пятнадцать минут идти, и до дома Гёте на другой стороне десять минут идти. С огромным чистым звёздным небом над головой (во Франкфурте небо как в тропиках, видны и цвета созвездий порой, потому что здесь производят самый чистый продукт в мире, самый экологичный и безотходный, по кр. мере, для страны-производителя, то есть, производят кредит).

Все прозаично, всё предсказуемо. Но всегда в среднем классе и в поездках сюда есть удивительное, несмотря на повторяемость здесь всего за десять лет, всего до мелочей вообще до самых-самых, каковое явление (повтор, застывшее время) я люблю, и меня всегда здесь действительно тепло и неподдельно в семье любя принимают и ждут.

Вчера за ужином в ресторане, в который ходят совсем не столько поесть, сколько отпробывать, переживать новый кулинарный мир, экспириенс, красоту, ходят также удивить гостей красотой и необычностью блюд, кухней, наличием в городе такого ресторана, новизной блюд, которые стоят... лучше и не говорить, сколько они стоят и не фотографировать еду, к тому же её там было кот наплакал (почти за все такие ужины средний класс может списывать процентов от пятидесяти до ста их цены с налогов как представительские расходы в рамках своих бизнесов как владельцы бизнесов), так вот, вчера за ужином в одном приподнятого уровня ресторане помимо интересной еды и т.п. были интересные гости (как всегда).

Средний повышенный класс - это не только родители-менеджеры среднего звена из банков, люди повышенной среднести, но с наличием креативного ума, изобретатели новых международных инвестиционных стратегий, в юности левые, а потом в шестидесятые и семидесятые они-то и накачивали кредитами весь, якобы освободившийся, постколониальный мир в рамках его поддержки, развития.

Средний класс повышенного уровня теперь - это ещё и их дети, летающие по этим странам как консультанты, работники фондов, экологи, активисты, журналисты, педагоги и да, конечно же, и как новые менеджеры и кредиторы.

Последние помалкивают. Скучные потому что как говно. Или понимают, что за риторикой развития стран и инвестиций в них стоит разграбление стран, жуткие проценты по кредитам в них, пробивание крайне высоких, как в Европе, цен на лекарства там. Вообще, как я понял, пробивание всяких днищ, окончательное разрушение нищих стран, массовое искоренение населения целых стран - это основное занятие стратегических финансистов важнейших банков Германии. Потому за ужинами они помалкивают.

Экологи любят попиздеть, пробздеться зато как следует. Вчера одна рассказывала снова (все дети повышенного среднего класса постоянно летают по всем развивающимся и борющимся за свободу странам мира, и большой праздник, если дитя снова пролетает через родной Франкфурт, второй или уже, впрочем, третий, не помню, самый большой аэропорт мира, и решило остановиться на пару дней у родителей), как она отдыхала в одном национальном парке неделю, потом во втором, в другой стране в пяти часах полёта неделю, в третьем, ещё четыре часа полёта, провела последнюю неделю своего отпуска, и везде почти каждый день пять часов на машине в горы туда и пять обратно, а парки национальные круче всего в горах беднейших стран, и там каждого туриста потому возит отдельное авто, и она ещё после этого борется против выбросов углекислого газа в мире (и одиннадцать часов полёта к родителям в гости на четыре дня, а послезавтра тринадцать часов полёта обратно в Африку к станку).

Ну как? Ну как так?! Это же сколько газа выбрасывают эти старые драндулеты в беднейших странах, дизельное топливо, она ездит и канистры с топливом в машину там ещё берёт, так как заправок нет, и ездит чтобы только попасть на вершину горы и там час посмотреть на мир с горы - они все, кто из среднего класса, они обожают попадать на вершины гор, да повыше. Это их инстинкт, потому они любят ходить, вернее, сначала ездить, ехать в горы, и там потом ходить кругами - чтобы тренировать себя на нахождение на самой высокой площадке, на вершине пищевой и любой другой пирамиды мира, на стремление вверх, на смотрение на мир сверху как его хозяин, как рачительный жалетель мира, как ангел, да хули как ангел, как господь бог.

Я её спросил, ну и как, ты годами уже ездишь по этим горам по всему миру - они отличаются хоть где-то, виды с вершин гор? Засрала уже всю планету свинцом и углекислым газом, своими селфиками в горах и со слонами, растопила ледяные шапки и все вершины своими катаниями на драндулетах по горам, и всё руководишь раздачей стипендий на исследывания развала транспортных инфраструктур стран четвёртого мира, на выбросы свинца, ну и как голова? Не болит от шизофрении? Обиделась. Задумалась. Но ненадолго.

Мне зато всё можно. Во-первых, я красив, гениален, обаятелен, с правильными чертами лица, в которое впечатан богом интеллект и сексуальность, с лицом, которое сразу доказывает всем без слов мою правоту, экологичность, моё право говорить от лица всего разумного, нежного, хрупного, земного, живого, природного.



Плюс я не езжу по горам, я по ним только хожу, и то редко. И я русский, я по традиции могу быстро занять нишу, притом бесплатно, мне за это ничего не будет, это моё ведь природное свойство, ниша честняги и правдоруба, и тогда за столом, и со мной такое часто, если меня пригласить, то часто все сидят и обтекают с застрявшим куском в горле, как я чего-нибудь ебану, резану правду-матку, рвану тельняшку на груди.

Средний класс Германии мазохистичен малость. Самую малость, впрочем, ровно так, чтоб сказать, что и нам приходится нелегко, обтекать приходится, совеститься, ломать голову, уколы совести.

На картинке садик одного такого ресторана, вчера там сидели как раз с экологической дочерью и её родителями. Интересно было вот что: свечки в антикварных стаканчиках были принесены на столики в саду с началом потемнения (нет, не в мозгах, а на улице), и так стало уютно, интимно, хорошо с этими фонариками и свечами...



И тут хуяк! В одиннадцать вечера. Включили огромные фонари, как на стадионах, вокруг ресторана, он был, оказывается, на музейном острове, я и не заметил, и там для охраны включают эти фонари. И они высветили каждый квадратный метр, каждый столик, каждую морщину у всех, каждый куст.



Дас ист Германия. Когда пиздык хуяк - и такие фонари вдруг как на зоне, как в кино о том, как семья бежала из ГДР и хуяк влупили эти фонари вдруг, всю семью высветили сразу как на ладони, мать застрелили сразу на колючей проволоке, когда она её перерезала, в лохмотья изрешетили, они так и осталась висеть и стекать по проводам вниз на землю, маленькую сестрёнку разорвали собаки, сына-подростка тут же запинали ногами солдафоны, отца пытали и закололи потом сывороткой правды до овощного состояния к суду. Вот что такое дойчланд дойчланд убер аллес, это вот так когда влупили фонари, а вовсе не эти рестораны в музеях с невероятными блюдами, которые я даже не стал фоткать.

Ещё потрясли собаки в этом ресторане. Им не дали ни еды, ни воды, как то делают в ресторанах в Берлине, если приходишь с собакой. Но они и не просили еды или воды. И не рвались знакомиться друг с другом, как в Берлине, например, в дорогом мексиканском ресторане у меня в Нойкельне на районе я впервые видел оральный, к тому же межрасовый, секс у собак: болонка-мальчик не мог нормально выебать добермана, так доберман лёг, приоткрыл рот и болонка жарил его в алые жаркие губы минут сорок с перерывами под столиком на пожрать и попить воды, и потом с новыми силами принимался за своё, у добика аж уши тряслись, и все фоткали и радовались, и смеялись такому шоу в ресторане и, по-моему, кончил и доберман тоже, и, кстати, я впервые увидел тогда такой огромный и пульсирующий от счастья член у собак, как у того добермана. А в этом ресторане вчера собаки сидели как живые. Ничего не просили, никуда не стремились. Странные собаки во Франкфурте.


Берлинский пляж на одном пригородном озере

А нудистские пляжи как-то насчёт сексуальных преступлений регулируются в Германии? Если мужской половой член висит, то это не преступление, насколько я знаю. Окна с таким членом можно мыть, встав во весь рост. А вот по улице ходить нельзя. Но если и пройтись, это не сексуальное преступление. А вот со стоячими членами всё иначе, с них начинается порнография. Журнал "Браво" для девочек от семи до пятнадцати лет, например, печатает фотки голых парней и ровесников читательниц, но члены там висячие. Но известно несколько дел о непристойном поведении в саунах, когда их посетители демонстрировали стоячие члены посетительницам и посетителям. Мне пришла мысль засудить организаторов одного нудистского пляжа в Берлине, я там проезжал неделю назад и в кустах и на песке видел мужиков со стоячими писиками. И мерзких стариков, они призывно теребили свои висячки, показывая их мне. Также мне известно, что сами нудисты очень отрицательно относятся к стоячим членам в местах своего отдыха, уважают то ли висячки, то ли закон, то ли фетиш у них такой.

Заработки на празднике в тибетском монастыре Лабранг



Профессионалки за деньги методом простирания отмаливают грехи гостей монастыря Labrang в день праздника учреждения постоянной Планка и атомной массы во Вселенной. Восемнадцатое мая этого года. На втором видео монах сметает в кучу деньги - праздничные подаяния. Второе видео совсем короткое потому, что экскурсию вёл строгий лама и он не позволял отбиваться от группы, сам указывал, что и где снимать, и прямо дёрнул меня буквально за футболку, чтобы я не отставал.



Через месяц после поездки в Тибет нехилая масса фотографий и видео стала сама оформляться в истории, в кусочки их. Альбомами я публиковать не стал, так как все они блёкнут и превращаются в несуразный ворох, интересный только тем, кто был в те дни рядом со мной или тому, кто совсем уж мой фанат. Да и я очень люблю истории. Фотографии и видео - не более, чем кстати пришедшиеся и сохранившиеся иллюстрации.
hund

Заработки на празднике в монастыре Labrang в Тибете

Парень-номад зарабатывает деньги своей молитвой, зашибает бабло на празднике учреждения постоянной Планка и атомной массы в нашей вселенной. Он выбрал неплохое для этого время, это была самая жара там, два часа дня, почти все участники праздника - горожане, монахи Лабранга, гости городка и монастыря, а также подобные ему молитвенницы и молитвенники - спрятались от зноя в монастыре слушать проповеди, лекции, участвовать в молебнах попроще, а также по кафешкам в городе, кроме него и кроме меня (я бродил вокруг монастыря в оставшиеся последние два часа в моей недельной поездке по Тибету, выискивая что-то замечательное, из ряда вон выдающееся, и наконец-то нашёл его, этого парня).

Очень также понравилась мне лесба в конце первого видоса - все лесбиянки и лесбияны в монастыре этого городка в Тибете примерно годам к сорока утратили пол и обрели милый одинаковый вид бритоголовых дуриков-зожников, прекрасно иллюстрируя тем самым финал работы постоянной Планка в нашей вселенной!

Снимал же я парня-номада, не утратившего пол, а спустившегося в городок на заработок в монастырь Лабранг на этот праздник на позапрошлых выходных.

Первое видео - я только-только что на него наткнулся, обходя монастырь вокруг (надо было это сделать раньше, парень там уже с очень раннего утра простирался, деньгу зашибал).



Ещё стоит отметить, что два дня я обходил монастырь несколько раз правильно - по часовой стрелке и раскручивая барабаны, вырабатывающие пространство-время (бытие), а тут я решил, что хватит, и пошёл наперекор всему, то есть, против часовой стрелки стал обходить монастырь, и вот, это оказалось решительно верным шагом!

На втором видео он пересчитывает бабос с каким-то стариком из города. А уже тогда, мгновенно уже и не растерявшись, я понял, что праздник только начался, заплатил парню сам, мы тяпнули амфетамина из моей бутылочки с минералкой, и понеслась! Молитва-отжиманье его (заработок посредством простирания) и видео- и фото-сессия моя (для выставок и публикаций).


Gorky

Степь среди гор

Здесь природа как в детстве по формам, но миниатюрнее: горы огромные, скудная тундра, равнины без границ между ними, пресные и солёные лужи-болота, по которым километрами можно брести по пояс, по колено, они перемежаются огромными озерами, тоже за горизонт не видно их, которые являются залитыми водой ущельями, они глубиной до полукилометра.

Плато Путорана мощнее. Ничего мощнее природы моего детства я не видел никогда и нигде, даже на фотках других планет. Нет нигде больше таких гор-столов, трапеций как там, срезанных когда-то очень ровно под одну гребёнку на тысячи километров шедшим там ледником, и нет нигде одновременно такой сильной и сильной своей непредставимой скудостью тундры и одновременно такой буйной летней тундры, как там.

Здесь всё тоже ярко, но не буйно, не сверхогромное, не бесчеловечно красиво, а человечно. Для скота, к примеру, очень даже приспособлено. Скотски, так сказать, скотоводчески красиво-масштабируемо. Некоторые горы, даже очень высокие, очеловечены статуями будд, которые еле сверкают вдали. Однако, вот, здесь есть даль как понятие, и они сверкают, образуя даль, единую связность.

Нет явления такого, как там, на плато Путорана, чтобы всё, даже самое огромное, терялось, чтобы понятие "даль" было тоже бессмысленно, как и расставление будд-маячков. Нет того, чтобы было вообще непонятно, сколько до той горы, которую видно вот, перед тобой стоит ясно и заманчиво близко, совсем, без преувеличения, как стол - день, два? Ехать, идти два дня? Лететь два дня? Бывало и так и так и так.

Норвежские и исландские фьорды, горы и рядом не стояли с природой плато Путорана, как детские пластмассовые танчики с настоящими танками рядом - разочаровавший меня прошлым летом, ухоженный, то ли самой природой там, то ли людьми уже, засиженный и, в общем-то захоженный людьми детский сад и диснейленд. Полностью пробитый, пронизанный электричеством, связью, дорогами и т.п. мир. Ничего этого нет на недели походов и на долгие часы полетов на плато Путорана. Но здесь, в Тибете, тоже есть.

Но здесь я вспомнил о Норвегии и Исландии, здесь те же размеры природы: она уже не совсем для людей своей величиной, но вполне для скота, для будд подходит, для богов. Полной свободы нет, так, чтобы и будды казались мелочью, чтобы ну их нахуй вверх ногами плиз уберите эту мелочь отсюда смешную многоножек золотистых с сиськами и оттянутыми ушами - такого нет, они здесь увенчивают горы, как макушки на ёлках, и нет такого, чтобы и скот был не виден совсем даже и в бинокль, а здесь он в бинокль на дальние горы у горизонта всё же виден, смотрится еле различимыми тлями.

Да и вот, здесь к горам прилагается скот, прям как в Норвегии, Исландии. А на плато Путорана никакого скота не было, хотя мха, лишайников, кустарников, деревьев было больше, чем в Скандинавии. А здесь порой воздух, ветер пахнет скотиной, сенозаготовкой и навозом по полчаса, будто ты снова в Германии, набитой свинарниками и колбасой, где совсем нет горизонтов, одна еда вокруг ходит и пахнет тебе подручно, и промышленность торчит, спеша принести пользу, оборот, развитие, доход.

Неделю назад, подумав сюда уехать от неожиданно как говно всплывших в Пекине из моего другого детства - степного сибирского - тополей, я почему-то думал, что Тибет - это будет как моё детство из Заполярья, с плато Путорана, только летом, без полярных сияний и ночь чтобы летом была, а не постоянный день. Но так же свободно, без слов и чтобы вообще неописуемая немасштабируемость была. Такого нет :(

Здесь всё же скотско-человечески-буддистские масштабы всего, забавно внезапно с этими буддами, городками, с монастырями возникшее пространство - пустое, звонкое, настоящий Андрей Платонов, его кургузая, гулкая, объёмная дуротень - городки в безмерной степи с горами, речки типа Потудань, Вникудань, долины Нигдень, деревни Ничтонь, Никтойя, Нетнас, Намнездесь, и так далее.

Здесь есть хорошо ощутимая далекая степь, поднятая ради её безопасности, неприкосновенности в горы, расположенна,я между гор. Очень хорошая, продувная, без всякого аллергичного тополиного пуха свободная степь, и её так много, что из скота я видел только пару раз пару семей свободно гулявших диких яков и уходящее за горизонт стадо овец, явно под совхозным присмотром, их явно гнали, прочь с пейзажа колбаса.
beijing mummi

Город-музей Тунжень

Фактически тибетский город Туньжэнь - это БАМ-овского типа городок, только не с панельными девятиэтажками, а с тридцатиэтажами, на 80.000 населения, что делает его ещё компактнее, он расположен в долине между гор и озёр, являет собой одну длинную улицу с несколькими аппендиксами и одним центром (огромная площадь для праздников и огромное здание-зиккурат музея градообразующего промысла - изготовление икон и предметов буддистского и ламаистского культов).

Ведёт свою городскую летопись с 1978 года почему-то. Плотно окружён огромными древнейшими обильными ламатстскими и буддистскими монастырями, а также странными мелкими, им по три тысячи лет и больше, некоторыми немногими святилищами странных культов козлов, быков и прочего скота и пропитания, это полная поебень, венцом которой, на мой взгляд, является статуя будды-многоножки на одной горе, размер которой я определить не могу, она огромная очень, совсем, а о местном крае крайне мало написано в интернете.

Я видел гадину только в бинокль издали, поехав погулять в горы далеко, шесть часов на такси в один монастырь в горах, и это отстрел башки: баба (на лицо), одинокая, без монастыря, вштыренная на скалу, с накладной грудью, с мужской короткой гаврош-стрижкой, лежит как сфинкс, смотрит на город, только у неё по три поджатых как у таракана к продолговатому лежачему как лодочка туловищу ноги с каждой стороны, а рук шесть, тоже по три с каждой стороны, огромная позолоченная падла с наркоманской сальной рожей, скорее это насекомое, готовое прыгнуть, как бешеный, отравившийся дихлофосом таракан, а не человек.

Делать фотки мне расхотелось и вообще это занятие разонравилось, словами я описываю лучше, но могу сделать пару штук в доказательство, что оно всё так и есть, так и существует. Но это если кому понадобится репортаж, очерк, эссе и так далее за деньги, я наделаю к нему отличных фоток хорошим фотоаппаратом, на кой-то хер я взял его с собой, ещё и пару объективов.
Gorky

Гори гори ясно

В итальянском баре Nina (место китайско-европейской дружбы) услышал дельное о Нотр-даме от одного китайца. Начну чуть издалека: когда я услышал, что Нотр-дам горит, я узнал это по телефону, я моментально и неожиданно для себя, не дослушав до конца, не узнав, оно совсем сгорело или только чуток занялось ещё, я в тот вечер заржал совсем упорото и дебильно в голос, ибо что ещё более логичного может произойти с подобной хуйнёй, чем взять и выгореть как пустышка, как эти исхоженные и засмотренные до пустоты памятники с открыток, эти намоленные лицемерием до состояния невидимого даже в упор говна все эти нотр-дамы, представить сложно. Да ещё так вовремя, так к месту! Это лежало на поверхности! Гениально! Бинго!! Вот я и возоржал в то мгновение, не дослушав своего собеседника (композитор В. В.) в тот вечер.



Гореть и тем вызывать сопли и священные сучьи слёзы до состояния единения наций в минуту смут, гореть красиво и величественно, отшибая мозги и память о проблемах - суть этих симуляций, нотр-дамов. За пару дней собрать миллиард? Чтоб упороться лучшими чувствами? Да запросто. Когда проблем выше крыши, которая сгорела, и миллиард потратить бы на их решение, но хуюшки, только угорание упоротое по поводу Нотр-Дама вызывает движение. Тупое. На миллиард сразу, как ничто другое, реальное, а не дерево ебаное, крыша!!

А, так вот. В баре сегодня один образованный интеллигентный китаец мне сказал, что у вас там Нотр-Дам сгорел - так это вам за то, что французы сожгли огромный красивейший старый летний дворец в Пекине. И ещё ответочка будет, сказал он, ведь бог не тимошка видит немножко, прилетит пока вы носитесь со своим хламом, его отстраивая, когда Париж это уже город-помойка, и на миллиард можно много чего сделать вместо сгоревшей крыши.



Кстати, да, китайцы так до сих пор и не восстановили старый летний дворец. Хотя уж денег здесь море, казалось бы. И его понемногу восстанавливают. Понемногу. А он китайцам памятнее любого храма и многих, многих зданий. Он был огромной прекрасной долиной до горизонта и дальше, полной красот, лучших храмов, деревьев, строений, там нотр-дамов было и по стоимости и по значению далеко за десяток штук.

И ещё, у китайцев и нет особой, сверхценной идеи восстанавить свой летний дворец. Им нравится сам процесс, да и он уже перифериен. Что сгорело, то сгорело, они вообще много потеряли культурных ценностей, они лежат в Тайване, после разграбления страны и вывоза всех реликвий, святынь и т.п. в прошлом веке, но и их Китай уже раздумал возвращать.
beijing mummi

Вот я и дома наконец-то (снова)



А из нашего окна хоть площадь красная и не видна, до неё ещё почти два километра к горизонту по прямой ещё идти, до Тяньаньмэнь, до, то есть, Небесного Спокойствия, но вид этой деревни около дома, вокруг нашей единственной, как хуй в чистом поле торчащей над километрами одноэтажного центрального округа девятиэтажки-брежневки (пробный шар, все девятиэтажки стали строить только в следующем за нашим округе-кольце да, при Брежневе) вид округа Донгжень, окружающего деревенским кольцом Запретный город, меня всегда радует.

Радует то, что в Пекине ебеня и деревня в центре города, двухтысячелетне нетронутые целые километры, и десяток километров даже по прямой есть отрезок, не тронутый перепланировкой, а часто и капитальным ремонтом полуторатысячелетних улиц, домиков.

По утрам кричат петухи, часов в шесть утра их и другую живность типа индюков, кур, кроликов и т.п. выносят в клетках гулять (потому что улицы Донгженя намеренно сделаны как тесные лабиринты, и не все дома имеют выход во внутренние дворы).

Раньше округ Донгжень служил кормовой базой, а также поставщиком обслуги и лучших преданных солдат для Запретного города, а также попросту стеной специфической, почему его никогда и не перестраивали именно как округ, окружность, то есть: чтобы врагу и мятежным армиям и генералам было не так-то просто подобраться к Дворцу (то есть, к Запретному городу, коий и есть, собственно дворец, и если идти прямо к горизонту от нашей девятиэтажки, то уткнёшься в круговой широкий канал-ров, и за ним высоченная глухая из точно пригнанных друг к другу и сцементированных каменюк стена Гугуна (Запр. города).

Жизнь в непосредственном центре, не побоимся этого слова, в самом сердце, ну окей, в предсердии, в одном из в внутрисердечных желудочков Поднебесной империи, в её самом как будто специально, как иммунное кольцо и родимо-народная стена вековая, торфе, навозе, гумусе и подробном народном слое и корме, на берегу Императорского канала, тянущегося по прямой с юга на север на тысячи километров через весь Китай, жизнь на участке его окончания и больших амбаров - бывшие ещё при Ши-Хуанди

(это который похоронил с собой заживо 50.000 граждан, преимущественно мусульман, ах, как же предусмотрительно! похоронил этих бедняков мятежных, кто не смог, не имел средств сделать свою точную терракотовую копию для его загробной теракотовой армии)

таможенными амбарами, складами здесь под окном и далее, если километр от нашей девятиэтажки пройти направо,

то это изумительной теперь красоты и туристическая первая пекинская достопримечательность под галочку, и слава богу, отделенная от нас тремя кругами КПП, к нам через КПП вход только по прописке -

там искусственное озеро, куда отгоняли корабли купцов стоять в очереди на растаможку, а теперь там катают на лодочках только по великим саммитам и первомаям гостей столицы рангом не ниже народного депутата Верховного Совета КНР, то есть, абсолютная лишь да гладь там до горизонта водная всегда, кроме первомаев, никого не катают.

Вообще, здесь тихо. Да в Пекине вообще тихо, свежо. На видео не смог, его два года как почти избыли в Пекине, на видео приятный влажный скопившийся к обеду тёплый туман. Потому хотя маска на моём юзерпике теперь бессмысленна, я ещё не сделал свежего фото, с этой поездки. Надо отоспаться, потом пойду гулять.

beijing mummi

(no subject)

Дождь заливает улицы, Нойкёльн, всё блестит, чистота, понедельник подступает, окурки, бычки, следы, плевки, усталость рабочих выходных (напр., у гидов, у меня) смывается, свежесть, работники выходных идут в свои выходные. Мой травопарень, двадцатилетний палестинец, с лучшей травой в Берлине, долго не мог по телефону определиться, сегодня - это вчера или уже завтра, и дождь сейчас - это сейчас или это уже прошлое, которое наступает. Я понял, что трава сегодня отличная, новая партия. Он решил к тому же прям к дому моему подойти, чего он никогда не делал. И тут!

Уау... роскошная новая BMW у него была летом, а тут сегодня, сейчас вообще Tesla! И он в умат укурен, из машины запах дорогого парфюма, травы свежайшей прекрасной настоящей, его сорт, гибрид с лимонником, здесь растит, и он такой ласковый, как кошечка впервые прильнул ко мне, прям руками меня в машину затащил со светофора, хотя неделю назад всего виделись, я ему троих парней туристов для качественной накурки на выходные сдавал. И вообще парень не гей. А тут... ууууу... медленно на автомате ехала его машина, я сначала не понял, что мне эта роскошная машина сигналит, стоял у светофора. И хотя и нельзя на светофоре садиться, он меня за руку затащил, открыв дверь, я думал, что меня украли, в эти пару секунд. А далее... я растерялся.

Парень изумительно в моём вкусе - смуглый, небольшой, компактный, стройный, подвижный, огромные глаза, неговорлив (в силу незнания немецкого), но... я знаю его три года уже. И вот он говорит, что давай отъедем вот туда, подальше, и там я тебе дам попробовать новый сорт. А я растерялся, говорю: да не надо, вот тебе полтинник, давай этот, который с лимонником, фирменный. И он тоже растерялся. С сожалением посмотрел на меня. И вдруг поинтересовался, почему я Саша, а не Алекс, если я Александр. Я ему это рассказал, пока Тесла, на автомате, что ли, плыла в этом прекрасном ароматном дожде сама до следующего светофора.

И мне было страшно его оставлять. Потому что он явно был накурен, и потому что по салону валялось много травы и других пакетиков разных веществ рассыпанных. И дождь ливнем, шумный такой, что как только откроешь дверь машины, так сразу не слышно друг друга. И выходить не хотелось. И я ему сказал, что будь осторожен, будь осторожен, будь предельно острожен и езжай домой, срочно домой. И обнял его. Он прикрыл глаза и покрылся мурашками, откинув голову на сиденье. Блин. И я всё же вышел. А его Тесла дальше по улице вниз медленно и красиво как катафалк какой-то поплыла (нет, без трагических коннотаций, видимо, действительно на автомате она).


beijing mummi

Еврошок



Полицейские в Нидерландах не представляются, а хватают - и в кутузку без объяснений. Однажды у моих туристов, решивших податься в одиночку (не экономьте на гиде!) в самую гущу берлинского Первомая, в места традиционных боёв с полицией, стражи порядка раздавили очки, отобрали документы (чтоб пойманные далеко не ушли от места сбора провинившихся и вели себя тихо), угрожали выебать дубинкой на месте и в отделении, фоткались на мобилки с этими задержанными русскими, неприлично приставляя к парням дубинки и лапая их за жопы, хлопнули, отобрав его, плакатом на палке старшего по голове, порвав так картон с воззванием и надев ему раму с палкой на шею как ярмо, вылили им остатки их пива на головы и в рюкзак. И всё это демонстративное унижение было проведено прилюдно. В общем, удивили наших людей европейскими манерами. Потом ещё въезд в ЕС на пять лет запретили.