Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

борьба с короновирусом

(no subject)

Погода сегодня так хороша (впервые), что парк у шёнебергского райисполкома превратился почти что в бар под открытым небом: сидит очень много людей с ноутбуками и кофе. Только кофе в термосах. Один парень так и вообще притащил раскладной столик и раскладной стул. Столы для тенниса и для шахмат оккупированы людьми с ноутбуками, к ним хипстеры подтащили скамейки. Я очень редко видел, чтобы кто-то играл в теннис, в шахматы - никогда не видел такого, так что пусть. С какой силой, однако же, люди хотят вновь вернуть бары.

Гулял с бадминтоном. Позавчера шёл снег, а сегодня плюс двадцать пять. Люди стали знакомиться прямо на улице, у меня клевали на бадминтон, я носил с собой ракетки и воланчики, подходили спрашивали, не хочу ли я поиграть. Вот что значит закрыть все бары, дискотеки и другие места знакомств. А я всем отказывал, а потом увидел одного парня и подошёл к нему, спросил, не хочет ли он со мной поиграть, он повернулся весь такой маскулинный, классный, но рот открыл - и это Рената Литвинова оказалась. Я давно не встречал манерных геев в Германии. Им здесь нет условий для формирования, уже нет, не место. Но вот среди интеллектуалов манерная речь встречается, с растягиванием гласных и с оттяжками. Манерно парень высказал какую-то остроту сразу, хотел сразить своим остроумием. Но мне пришлось сказать, что нет, извини, я обознался.
Jruesse aussem Kiez

(no subject)

Какая болезнь, такие и жертвы. В соседнем доме два старика за лето и осень оборудовали себе в одной комнате спортзал, занимались всю зиму, я видел через окно их большой телевизор с онлайн-тренерами. Сегодня они стали жертвами ковида: один тренажёр завалился на деда, сломал руку деду и ногу бабке, приезжала скорая. Кстати, что примечательно в Шёнеберге: при внешней тихости и безлюдности здесь множественные соседские связи, мощно работает сарафанное радио, все обо всех всё знают. Скорую я увидел сам, а историю мне рассказала бабушка с собакой, очень добросердечная бабушка, гуляет с собакой не десять минут, как большинство собачников, а по два - три часа.
Gorky

(no subject)

Третий раз бываю в поликлинике за последние два месяца, и уже сложилась картинка этой зимы в Берлине: мутно оцепенелые нестриженые месяцами люди в очередях к психиатрам и неврологам. К другим врачам очередей нет.

До вчера на улице несколько дней было от плюс четырнадцати до плюс восемнадцати, в парках были очереди к скамейкам, скамейки были заняты не целиком, люди сидели в отдалении друг от друга. Большинство людей в эти дни ослабленно сидели в парках, но также было много людей бегающих, скачущих - застигнутых солнцем, и солнце активировало в них компульсивные, однообразные тиковые, навязчивые движения (наверное, навязчивые движения - это и есть спорт). Я сидел на скамейке, занятой без всяких пропусков вплотную - скамейка не боящихся ковида старушек. Все говорили о погоде. Это какие-то навязчивые разговоры. Ощущение того, что с людьми в состоянии спорта и со старушками, говорящими о погоде, что-то не то произошло этой зимой, и мир уже не будет по-прежнему молчаливо расслаблен, а будет расслаблен только так, натужно, оно оставалось от часов, проведённых в парках.
Jruesse aussem Kiez

(no subject)

Взрослею. Два месяца назад, покупая в афганском магазине чай и лакомство, не знаю, как оно называется, но это ровным слоем высушенное пюре из слив или яблок, или из винограда, так вот, меня там красивый иранский юноша, продавец, а там все юноши красивые, не порченые спортзалами или ожирением, так вот, спросил "Это детям?" - я смутился на миллисекунду и сказал "Да".

А сегодня я уже не смутился, что сладость не детям, а признался в ответ на этот же вопрос, что нет, это мне, к вот этому вот чаю. И мы разговорились. Про чай, про это лакомство (оно кислое, без сахара, вырви глаз на вкус, если яблочное или сливовое, а я люблю такое). Там покупателей всегда мало, и поговорить можно. И так приятно, когда у человека нормальный немецкий, но он не немец. Как будто бодибилдер с книжкой, а ведь обычно парни или книжные, умные, или красивые. И то и то чтобы совпало это ой как поискать ещё надо.

Так и с турками или иранцами. Разве что палестинцы и умные и красивые сразу. Но, скорее, это от голода и хитрости они и стройные и умные без всякого спортзала и книжек.

А вот в Лидл набрали каких-то танкообразных турчанок молодых, кофе с молоком, они ни бельмеса не говорят, только по кассе щёлкают, а вот уже "Кефир пробейте пять раз, остальные четыре кефира уже в сумке" не понимают.

Готовлюсь к НГ

LED-гирлянды светят полным простым светом, немного ледяным, даже если имитируют оранжевый свет. Купил много, потому что приедет дочка. Её парень, судя по фотографиям, годится мне в отцы по внешнему виду, хотя они одногодки, я не люблю себя чувствовать слишком уж субтильно и ювенально. По-моему, потому я и решил поставить ёлку. Она будет стоять, всем своим великолепием говоря: папа поставил для меня огромную ёлку. А гирлянды эти тоже не из детства привет, у меня приветов из детства нет, а детство моё прошло лет от тридцати до сорока как я приехал в Германию, учил язык, работал гидом и так далее масса нового опыта. А обильными гирляндами-LED я освещал моё жильё в Веддинге (беднотный район Берлина, когда жил в квартире-коммуналке с геймерами первые четыре месяца в Берлине, с октября по январь, в квартире за неуплату отключали электричество и тепло), они могли здорово светить от крохотной батарейки и обилием света давали и иллюзию тепла в моей тогда маленькой, гробовидной и очень холодной комнатушке. И ещё гирлянды мне помнятся тем, что почему-то все самые чувственные и спортивные парни, уже в Германии, которые со мной были, у них в комнатах и особенно около кровати постоянно был этот Новый год, круглый год мигали эти гирлянды, оборачивая всю комнату, свисая с потолка, описывая спортивные награды и дипломы.
Gorky

Перчатки для консульства

В российское консульство можно войти только в резиновых перчатках. Но известно об этом становится только на входе туда, а не два месяца назад, когда вы записываетесь на приём. И со входа охранник разворачивает вас искать перчатки в центре города, махнув куда-то и сказав, что аптека там. Ближайшая аптека там в восьмистах метрах от консульства. И её надо ещё поискать. Так что идите сразу в "Ульрих", он всего в пятистах метрах от консульства. Но, внимание, там тоже надо искать перчатки, и они почему-то не в хозяйственном отделе, а в товарах для спорта и отдыха. Зато очень красивые можно купить - розовые и разворачивающиеся до локтя, всего девяносто шесть центов за пару. Других для спорта и отдыха не предусмотрено в "Ульрихе". А в аптеке по карточке только от десяти евро покупки обслуживают и продают сразу сто перчаток за восемь с чем-то евро, тонкие, узкие и короткие.
борьба с короновирусом

Спортивные клубы города

Продолжаю вяло искать партнёра для бадминтона около дома. Не в том районе я для таких игр поселился. В руки попал флаер спортивного общества северо-восточного района, он красно-чёрного цвета, а точнеее, чего уж там, он красно-коричневого беззастенчивого цветового сочетания. Фон красный, силуэты коричневые, взносы на зал подозрительно крохотные, а среди волейбола, баскетбола, бадминтона, совершенно запросто в середине строки (дальше следуют петанг и др. виды спорта) стоит защита и нападение. Ну и мелкими буквами, что клуб не для женских лиц.

Истинная радость vs. эйфория

Бадминтон - смех и радость от каждого удара и подскока, награда за сделанное усилие пять раз в минуту. Фитнес-зал: аж мутно иногда в голове, тупо очень, молчаливо тупо тикает в голове и темнеет от всего этого повторяющегося в одиночку тягания, зависания, бежания в никуда, механичности, настроение по ходу занятий отвратительное.

Награда будет только через год, ну окей, через месяц. Но всегда по принципу "не сейчас, а потом", после занятий, через месяц или при подходе к зеркалу или при ежевечернем запощивании фотки с треньки в фейсбук. О как же заманал этот принцип уже. Сколько же говна делается потому, что люди к нему привыкли, к тому, что бесчувствие - это нормально.

Зато как только заканчиваешь - да, взрыв эйфории, о которой все посетители фитнес-залов охотно говорят (как сектанты какие-то). Эйфория от того, что это противоестественное издевательство закончилось. Ясное дело! Отпустили! Выходишь потому из зала или с работы - радость такая, что ещё бы день отпахал, аж вернуться охота!

Можно человека просто бить даже, и так он и будет купаться в эндорфинах, каждый раз, как бить заканчивают. Увы, это всё не радость, а эйфория. А вот от бадминтона радость.
hund

Рак и мы, часть вторая - Марк

Более всего шокирующей обещает быть скорая смерть моего друга Марка. Хоккеист, высокооплачиваемый вратарь одной известной хоккейной команды, застенчивый человек Марк, математик и высокооплачиваемый программист, Марк вследствие своего увлечения хоккеем и застенчивости получил рак яичка, а потом быстрые метастазы, длиной в полгода, и сейчас уже не работают никакие терапии, все лишь замерли в ожидании.

С Марком мы познакомились поебаться. Как всегда, как произошли мои лучшие дружбы, связи, знакомства. Марк ебался поначалу анонимно, только в заброшенном парке по пути с работы домой, у него никогда не было времени на удовольствия вследствие его воспитания в одном маленьком, замечательном ГДР-городке на берегу красивейшей реки, теперь в центре национального экозаповедника в часе езды от Берлина на северо-восток. Потому в темноте, в дождь и в знойную ночную жару или в зимнюю стужу, он был всегда поначалу в маске и без имени два года, без лица, мы встречались, я ехал к определённому времени в тёмный парк на другой конец города, вернее, за город, всегда новое место в парке, всегда быстро.

Но потом необычно. Марку нравилось получить с ноги по яйцам или в живот, всегда сильно, чтобы он почти терял сознание, удар всегда как бы непреднамеренно, и тогда он в этот момент кончал. Потом и я расчухал этот охуенный секс, поняв, что хуй может быть клитором, большим, бесстыже разроссшимся, а яйца произошли из эмбрионального кусочка, который у женщин стал влагалищем и так далее. Туда далее, буквально если.

Марк, всегда такой восхитительно рациональный, свежий, ясный парень объяснил мне эту теорию ещё в маске в темноте четыре года назад, когда я его расспросил, что происходит, что у него вместо яиц-то, деревяшки или протезы что ли, и тоже был декабрь, предрождественские дни. Его яйца не чувствовали боли. Они сразу перефразировали её во взрыв удовольствия. Его шары можно было пинать и бить как грушу кроссовками и руками, они не страдали, он кончал только от этого, неважно, что было в прелюдии. И они всегда были здоровые, без следов пиздилова.

Да, для этого нужен хороший понимающий, что происходит, партнёр. Не думаю, что если вам ёбнет с ноги со всей дури по яйцам случайный человек с улицы, это будет приятно и не оставит следов. Это филигранный, крайне эмпатичный и осторожный секс. Сильный, игровой, весёлый, больше похожий на спорт. Партнёра для этого дела найти крайне сложно: редкий фетиш, практика, особенно когда все это почему-то понимают как садомазо (пиздят же типа, ну значит, это насилие, боль, подчинение, хотя, ахахахах, никакой боли там подавно нет, только безумное удовольствие), а ни Марк, ни я всех этих смешений секса, удовольствия с властью и страданием не понимаем (вернее, я понимаю, что да, это важно - проигрывать в режиме удовольствия, в постели, то есть, тоже, общественно магистральные линии, типа власти, подчинения как принципа жизни теперь в популяциях с групповым поведением, но мне неинтересно, скучно смешивать секс и власть).

Впервые он так кончил в пятнадцать лет, случайно, когда ему в эту тогда ещё не пизду наружу, а просто в развесистую грустную большую тройственную (два огромных красивейших тяжелючих шара, каждое из которых не помещалось в руку, и конский хуй) висячку в хоккейных штанах, прилетела шайба от парня на поле, в которого он был тайно влюблён, и шайба оказалась единственным способом контакта Марка и того парня, так оформился его фетиш.

Потом и я научился этому бешеному взрывному яичному удовольствию, взрыву в голове от удара по яйцам. Но я всего лишь любопытен плюс легко, охотно осваиваю удовольствия, свойственные людям, которых люблю. А Марк сидел на этом крепко. Тотально аутичный Марк. С постоянным чувством вины за это бешеное наркотической природы крайне аддиктивное удовольствие и секс.

Когда три года назад я нашёл ему наконец-то русскую бабу, которая согласилась ему в Америке родить ребёнка, год его (её) кормить грудью и потом за большие деньги отказаться от ребёнка и приезжать только четыре раза в год видеть дочку, он был счастлив. Он даже забросил яйцепиздилово. Он весь был погружён в счастье быть с ребёнком. Наконец-то его кто-то любил безусловно. Наконец-то можно было совсем никуда не ходить из дома кроме как на тренировки и на работу иногда.

Мы ебались тогда простецки классично, от души, утопая в эмпатии и ласке, и всё чаще без этого бешеного удовольствия. Марк и его забросил.

А потом ему нравилось уже то, что понять я так и не научился: кончать от ударов в живот и в грудь до обморока, а лучше до блевотины.

Он не кончал по три месяца, чтобы научиться кончать от пиздилова уже не по шарам, а в живот ногами.

И через полтора года обнаружился рак яйца.

Собственно, вся история.

Сейчас приехала русская московская мать, успешница, спортсменка и комсомолка, директор центра организации досуга, лектор по бизнесу. Занимается восстановлением родительских прав. Огромный стресс для Марка все эти коммуникации. Плюс поэтика размышлений, про смерть и прочий пафос, ему совершенно была всегда чужда. Но ему приходится вникать во всё это человеческое, слишком человеческое сейчас, когда на правой ноге болтается мешок с говном, а на другой ноге мешок для мочи, а его роскошные шары уже ампутировали.


shatny_zhene

Типичный замес первой полосы немецкой прессы: скорбь и радость мы приносим людям

Не удержался, купил сегодня подешевле, по ангеботику, если вчерашние то в три раза дешевле, газетынек немецких, в бумажном варианте они гораздо полнее, чем в интернетном. Во Frankfurter Allgemeine и в ещё трёх из шести на первой полосе всякие шпионские штучки вроде париков и другой игривый киноинвентарь про шпионов. Это уже давно. Русские шпионы - это никогда не скучно. Единственное, что удручает: попытка соединить риторику спортивного матча со скорбью и моральной миной. Если рассказывают про матч, рассказывать надо без этих абы как подшитых моральных поучений, слишком уж приторно и нелепо получается, тормозит триллерно-футбольный драйв. Все шуточки и мемы про Петрова и Васечкина, всё, что мы наработали начиная с интервью героев у Симонян, доставлено к усладе немецких бюргеров.