Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

(no subject)

Прочитал, что на месте города был огромный ледник, и всё было ровное-ровное, и картинка с берлинской телебашней, торчащей надо льдом и снегом, а теперь здесь так сыро потому, что ледник тот растаял. И так стало нехорошо от этого чтения, что пошёл на улицу и в автобус - так лучше видно, что там неровности и что там нет никакого ледника, а в метро, например, тоже, как и из дома из окна, этого не видно, а так и кажется, что там лежит ледник и тишина. А там громко, красочно, много людей, магазины (которые с едой) и автобусы работают, метро тоже, никакого локдауна нет, хотя люди стали в большинстве и по улице ходить в масках. Доехал до Нойкёльна, до моей любимой парикмахерской, а вот парикмахерские в Берлине, кажется, закрыли, три неработающих встретил. Неужели так и есть, и три недели все переживут нестрижеными, к праздникам-то.
борьба с короновирусом

Человеку душно

Одна женщина этим ранним утром в метро попалась работникам метро, а она была без маски. Но у неё документ был, что ей можно без маски. В вагоне завязался разговор, хотя мы ехали в вагоне всего пятеро, если не во всём подвижном составе, но мы переговаривались громко. Женщина, как в кино вышло, на повизгивании вагона на повороте прокричала, что справка у неё по поводу психоза именно от маски. Пошла и пожаловалась, что ей душно в маске, даже в шёлковой полупрозрачной от тонкости и от величины пор. Мы трое, кто участвовал в разговоре, я трезвенник и двое с бухлом, все довольно подкрикнули "а, классно", а пятая личность уставилась в пустоту и черноту окна с деланным, как говорится, лицом. А я не пойду жаловаться, мне ни в какой маске не душно, в них просто теплее, это я ещё зимами в Пекине для себя открыл, там все добровольно носили, от смога. А когда там смог повывели, масочники остались. По-моему, маска у кого-то сейчас это последняя капля того, что человек живёт в психозе, с зашитым ртом и с презервативом на голове. Маску надел — совсем задохнулся, логично.

борьба с короновирусом

Борис Рыжий

В те баснословные года
нам пиво воздух заменяло,
оно, как воздух, исчезало,
но появлялось иногда.

За магазином ввечеру
стояли, тихо говорили.
Как хорошо мы плохо жили,
прикуривали на ветру.

И, не лишенная прикрас,
хотя и сотканная грубо,
жизнь отгораживалась тупо
рядами ящиков от нас.

И только небо, может быть,
глядело пристально и нежно
на относившихся небрежно
к прекрасному глаголу жить.

Collapse )
Gorky

Трясущиеся впереди уши

В автобусе ехал на заднем сиденье, и на место впереди меня быстро успел в автобус, заскочил, древний, совсем седой, с некрасивыми проплешинами и разными грязными оттенками седины, небольшого роста старик.

С мальчишечьим телом, если не смотреть на голову, на старые вещи и не замечать старческой частой одинокой завонявшести. Сейчас много стариков с телом мальчиков, эпоха. Или же маленькая собачка попросту до старости щенок.

Не суть. Он напугал меня тем, что он уже на сиденье, когда автобус ехал, он, надевая маску, долго не мог найти свои уши. А ведь уши у стариков немаленькие. Он так их искал руками, так нервничал, что уши аж тряслись, но найти он их был не в состоянии. Потом, конечно, одно за другим нашёл.

Я ехал с выставки, у нас выставки огромные всю неделю, Berlin Art Week называется неделя, и фотографии оттуда припомнились к этому сюжету, вот эти три:



Collapse )

1) я думаю, любой старик бы променял весь свой опыт на свежесть, пусть даже это простецкая свежесть свежевырубленного и покрашенного скучной краской буратино, как те, что лежат на цветной картинке;

2) а вот все эти многозначительные графически благородные хорошо прописанные морщины и уши с двух ещё картинок - нет, они, конечно, интереснее буратин штабелями, но не нужны они никому.
борьба с короновирусом

Прогулки и идеи

Читаю у людей умственного труда прошлых лет, десятилетий, столетий, что они в одиночестве гуляли, и это приносило много идей и т.п. хорошего для мозга, для работы. Это правда? Кто-то практикует такое? Почему-то в транспорте ездить на меня действует креативно, читаю там с увлечением. Вернее, читал. У меня даже был для этого специально проездной, чтобы так "гулять". А теперь так не поездишь, потому что маска на лице, это достаточно мучительно, чтобы не ездить долго ни на автобусе, ни в метро. А вот гулять я не пробовал для стимуляции мозгов. Скажите, кто практикует, это скучно? Скучно только на первых порах? Мне вот тотально скучно уже с первых пяти минут. Но, может быть, надо зайти дальше, идти дальше?
борьба с короновирусом

(no subject)



Самые модные и типовые берлинские подростки северо-восточной части Берлина. Только что сфотал в метро (U-8 до конца).

Светофор

В Берлине теперь сделали как в Пекине - время прибытия электрички в метро или автобуса на остановку обозначается заранее на электротабло. Обезьяны как есть. Табло пишет что-то очень правильное и что-то своё, с реальностью соотносящееся слабо (только номер маршрута, который здесь проходит, указывается верно). История повторяется, всегда быв фарсом: когда-то в Берлине поставили первый в Германии светофор, на Потсдамерплац, чтобы как во Франции было. Светофор этот с самого начала просто так мигал, красиво, как гирлянда на новогодней ёлке, и наверху через год участившихся из-за него аварий поставили на него сразу двух регулировщиков движения, и так родилась в Германии служба ГАИ.
kerl

Плоды Первомая

Так вот ты какой, Первомай. Полчаса обхода полок, полчаса танцев с зеркалами наконец-то в больших примерочных, с ровными наконец-то и огромными зеркалами и с возможностью отойти от зеркала на три и на пять метров, и без очередей, и без духоты, и всего сто десять евро, и вот, шестнадцать единиц летнего гардероба от носков, трусов до ветровки, плюс отличные кожаные снова на годы сандалии за тридцать евро, всё лучших американских марок, которые в Германии я не мог бы себе никогда позволить, качество вау, давно таких вещей в руках не держал, и никакой возни со скидками и купонами, так неистово свинячьи любимой в Германии, до перевода бумаги тысячами тонн ежедневно в никуда под сладкие, там же, на пару страниц к купонам, рассуждения на этой же бумаге о лесе, парниковом эффекте и углекислом газе, возни с читкой, блядь, в Германии жизнь проходит в постоянном чтении всякого крючкотворства и текстов про то, как правильно жить, и с иллюзорной экономией по паре евро, по десять, по вообще по сто и так далее, так утомительно, постоянно, так однообразно безыскусно бессмысленно десятками лет всегда и отовсюду долбящей в каждом магазе в Германии... Кстати, в молле в Пекине звучит негромкая спокойная музыка и никогда никаких объявлений о распродажах, скидках, отпробываниях и так далее, и минимум рекламы (только редкие и не на пути висящие неброские плакаты).

Итак, сегодня час всего, плюс полчаса на метро до магазина и обратно, и всё в одном магазине, и в нём в пределах двух залов, так как я ненавижу выбирать одежду и тратить на это время, и эти совсем небольшие деньги - и всё: виза и билеты в Пекин и обратно окупились, и даже немного больше.

И вот это тоже истинно Первомай: капиталисты, желавшие мне эту простую приятную обычную одежду в Берлине продавать в пять раз дороже, а в Москве и в десять и в двадцать раз дороже, остались с носом. И простые, а вовсе никакие не богачи, китайцы, одеваются здесь же, что тоже приятно, и мы едем потом в метро в один район на одной линии, иногда улыбаясь друг другу.
beijing mummi

Весенние самоубийства в Берлине

Суицид в Берлине - это маленький пожар Нотр-Дама. Маленький, но зато часто, особенно по весне, особенно к Пасхе и в пасхальные дни. Куда только девается немецкая технологичность при этом событии? Я всегда поражаюсь тому, как электрички метро встают как по команде смирно отдать последние почести в полях, если кто-то спрыгнул под поезд. Сидишь в вагоне или стоишь и думаешь о вечности.

Вчера поезд "наземного метро" стоял в полях у Темпельхофа сорок минут, пока не поехал обратно - самоубийца на рельсах. Его / её что, с путей соскребали сорок минут, и дольше? Эта на сорок минут затянувшаяся минута молчания, огромное количество прибывшего народа из скорой помощи, пожарных, полиции. Ладно, самоубился человек, но зачем же останавливать движение так надолго. И каждый раз всё как в первый раз, по-разному, и никакой технизации процесса год от года так и незаметно, будто событие настолько табуировано, что его техницировать и обдумывать не моги. В прошлую весну я полтора часа провёл в душном запертом вагоне, пока под присмотром полиции пассажиров не стали выводить в полях из поезда, оформив им дорогу в поле красными лентами и оранжево-полосатыми конусами. Вчера сорок минут. Сегодня пятьдесят, тоже в полях. Завтра Пасха. Эх, а нам как раз на экскурсию в Заксенхаузен по уже иссушенным солнцем полям Бранденбургской области пятьдесят минут на электричке ехать.

Во всю голову инфантильный, тормознутый город: одни придурки с жира бесятся под поезд прыгают (ну как в этой стране можно самоубиться? здесь что, можно остаться без дома? без еды? без отличной медицины для всех, даже ни дня не работавших в жизни? без помощи? ну нет же!), другие по полтора часа им устраивают для всех пассажиров кольцевого метро массовое прощание с безвременно ушедшим от нас рабом божиим в духоте и неизвестности. Да чтоб они бляди все попрыгали, кто хочет ещё, в эту весну на рельсы. Только скорее.
Gorky

После праздника в транспорте

Ехал в метро, сидела передо мной женщина в чёрных очках, хотя и так-то сумеречно в эти дни постоянно, немного суетливая. И вот на повороте под землёй стала она немного наклоняться, естественным образом в обратную от поворота и движению поезда сторону при увеличивающейся скорости.

Внезапно поезд резким толчком стал притормаживать, и женщина в этот момент кивнула головой одновременно влево и вперёд, теперь уже в сторону его хода. В этот же момент она через нешироко приоткрывшийся рот аккуратным, точным и беззвучным залпом розовой кашицы с чёрными крапинками блеванула в проход, то есть, в сторону, по ходу движения поезда, а не между нами. И сразу же вернулась в обратное положение, ненаклонённое.

Всё прошло в какие-то доли секунды, как если бы от резкого толчка, например, при землетрясении, наклонился бы набок и немедленно встал на место кувшин с водой, пролив на стол лишний глоточек. Затем она неспешно достала платочек из сумочки, зеркальце, вытерла рот и посмотрела на меня улыбнувшись, встала и пересела, прогулявшись по поезду, подальше. Какая скотина, подумалось мне. И очки ещё сняла, проблевавшись, чтоб все уже увидели шары её бесстыжие наркоманские безумные.

Помню, ехал я однажды в электричке из Омска в Новосибирск, там сидела напротив меня женщина в больших квадратных очках и кашне в горошек, и тут поезд стал набирать скорость, а она стала бледнеть, краснеть, крутила глазами, очки её стали запотевать, она их сняла и стала долго и очень мучительно протирать, закрыв глаза с силой, и тут я увидел, что она блюёт, но в себя.

То есть, блевала в полный рот, а наблевав, сглатывала, запрокидывая лицо вверх, так, чтобы никто не заметил, типа сижу тут никого не трогаю, отдыхаю и очки протираю. Какая интеллигентность. Смотря на её запрокинутую вверх голову и горло, я думал, что женщина плачет и сглатывает слёзы.

Ну потом-то, конечно, не смогла сдерживаться, открыла рюкзачок свой розовенький, еле развязав его между рывками рвоты, и охуенно громко, со злобным рыком, со сдавленными криками, с подвизгиванием отвращения, клацая зубами то ли от судорог рвоты, то ли от злости между своими громкими плевками и с матерщиной досады, с предсмертным очистительным хрипом она от души туда проблевалась, и смех и грех, еле успела вытащить какие-то свои молескины. На меня она не взглянула, убежала сразу как удалось встать.