Category: философия

Gorky

(no subject)

"Я должен изучать политику и войну, чтобы мои сыновья могли изучать математику и философию. Мои сыновья должны изучать математику и философию, географию, естественную историю, кораблестроение, навигацию, торговлю и сельское хозяйство, с тем чтобы дать своим детям право изучать живопись, поэзию, музыку, архитектуру, скульптуру, гобелены и фарфор". (с) Джон Адамс, 1780

41977898_1968081283238744_983484731247034368_n.jpg
kerl

Мир рушится



Орднунг должен быть. Но с весной он нарушается всегда, стол становится всё теснее. На очереди высылка Мао и европейских философов. Изображение вроде как поддаётся увеличению, если на него кликнуть.

Вот и мои собеседники воплотились в настольные бюсты

Зашёл в книжный и купил двух любимых философов. В их компании я чувствую себя адекватно, особенно когда пишу, эти лица были со мной с прошлого года, как я увидел их в отделе иностранной философии пекинского Дома Книги. Но тогда не купил. И весь год жалел. А теперь приехал и купил. Жаль, Платона, Сенеку Достоевского и Бетховена уже продали. То были незабываемые тоже лица. Горького (Ницше?) я покупать не стал, так как это очень уж большие бюсты, по четыре килограмма весом, я купил по девятьсот граммов этих двоих.

IMG_3839.JPG


Collapse )

Современная немецкая философия и старинная франкфуртская кулинария

В центре Франкфурта обилие книжных магазинов с интеллектуальным содержимым повышенного класса: редкие книги, книги о литературе, философия и о философии. Но всё это какое-то неживое. Например, сочинение "Общество сингулярности" (единичности, исключительности) философа из пригорода Берлина, по структуре и простоте является кулинарной книгой, но богатой, толстой, обильно унавоженной иллюстративным материалом (без картинок): мысль одна, тупа, проста, основательна - мы живём в символическом капитализме, и здесь ценится исключительное, единичное, особенное. И дальше разделы книги: исключительность в политике, исключительность товаров, исключительность в чувствах и так далее. И это вот считается в Германии теперь философией.

Хотя нет, кулинарные книги сложнее и интереснее, Вильгельм Гауф написал здесь мою любимую сказку "Карлик-нос" с замечательнейшими описаниями тонкостей местной кухни, а мой муж, потомственный франкфуртец, знает такие травки, которые только очень редко и дорого можно встретить на рынках и никогда в магазине, и за три травины, нужные для какого-нибудь блюда, он платит по десять евро, а называет он их моментально и точно, будто по наитию, лишь посмотрев на имеющиеся продукты и прикинув, что можно приготовить из них. А однажды нам на Рождество его родители подарили самодельную книгу их семейной кухни, так вот там все эти десятки трав в сотнях рецептов описаны, и половину этих блюд мой муж готовит быстро и не задумываясь, не смотря в рецепты никогда, и нисколько не хуже Карлика-носа.

Вообще же, самое моё первое впечатление от Франкфурта так и остаётся основным: лет в двадцать я увидел фильм Фассбиндера "В год тринадцати лун", начинающийся с того, что в предрассветных сумерках по набережной Франкфурта идёт какая-то женщина, ей встречаются там два пьяных мужика, и она очень с ними хочет совокупиться, всё происходит в молчаливом бессловесном сопе, и вот они её довольно таки лениво щупают и обнаруживают, что она мужчина вообще-то, и затем долго, так же сосредоточенно и молчаливо, но уже страстно сопя, избивают её/его, молча же пытающуюся убежать. Сцена вызвала во мне тогда дичайший хохот. Сейчас, хорошо зная город, я смотрю эту сцену только как сцену о тотальной скуке здесь.
hund

(no subject)

Товарищ биолог-просветитель размещает непонятный ему, но, тем не менее, простейший фрагмент из текстов Гегеля, ставит ему диагноз шизофрении, ухахатывается со всем своим френдятником над цитатой, якобы высмеивая философов. Примечательно, что философам не свойственно размещать куски из диссертаций по молекулярной биологии или из учебников по математике и ухахатываться над тем, какая каша в голове писавших, какой непонятный волапюк и шизофрения в их речи, и не скромность, не хорошие манеры тому причиной.


здесь ещё хохот стоит дикий
hund

(no subject)

Перед отпуском всегда выкидываю старьё из дома. Папка личного моего дела от психиатра: аспирантура по философии записана в анамнезе. А вот в другой папке, от психотерапевта, записана в биографии!
hund

(no subject)

Естественная поэзия - это когда рифмы сами складываются. На улице Долгого Конца встречаешь офис старейшей немецкой фирмы с замечательной фамилией: старший брат, всемирно известный философ, писал трактаты о любви, а младший открыл фирму по производству резиновых изделий № 1, "Fromms". Я так прибалдел от этого поэтичного подарка собственного мозга, завёдшего меня в ходе экскурсии на эту улочку, что решил и дальше брести с маленькой группой куда кривая выведет. Вывела на улицу Быстрого Конца по дороге к старому лётному полю Karow-аэропорта. На улице Быстрого Конца глаз выцепил вывеску фирмы, производящей экологичную и съедобную (питьевую) красную краску для карнавалов, театра и кино. Клюквенная кровь на улице Быстрого Конца, и ничего больше на этой улице! Почитал об этой фирме, они ещё сиреневую краску для шоколада Milky Way делали. Зачем так размениваться, такой улице пристало производить только благородную театральную кровь.
hund

Философский отдел

Маленький отдел философии самого большого книжного магазина Пекина - это аппендикс на этаже детской литературы. Совершенно правильное решение. Наряду с переведёнными на китайский язык европейскими классиками там стоят фантастические романы, антиутопии, а также в одном ряду с ними философский бестселлер Томаса Пикети, о том, что деньги тормозят экономическое развитие своей инерцией (мысль для Китая, по-моему, пока что бесполезная и совсем неусваиваемая в местном только начавшемся угаре потребления и перехода к чистому и самому экологичному товару - к кредиту и деньгам), а ещё там же обретается книга о Трампе. В общем, это всё по современной философии в этом магазине, так как всякие серии "Познай себя", "Разрабатываем сознание" и ""Великий цитатник Мао", которые там тоже стоят обильно, к философской литературе я отнести не могу.



hund

(no subject)

С детства людям вбивают в голову вредную установку: у жизни есть смысл. Да, иногда это работает поддерживающе. Но это бред. И потом трудно перестать играть с этой побрякушкой. Мальчик, с которым я занимаюсь русским языком, пошёл в школу. Итак, прошло два месяца. Видимые результаты: неврозы, падение зрения, плюс сегодня задал мне вопрос о смысле жизни, есть ли он. Честно ему сказал, что он есть, чтобы тебя в школу в дождь по утрам выпихивать и заставить надеть очки, а маленько подрастёшь, тебе ещё и бога и другую шнягу придумают. Ребёнок сначала задумался, загрустил, но потом стал естественнее, расслабился.

Ехал домой, на какой-то тёмной остановке электричек мужик кричал в трубку "Нинок! Ну Нинок! Я же еду!" Старое забытое такое сокращение имени, из СССР, подействовало волшебно.

Вот здесь интересно комментируют тоже эту запись.

UPD.: а мне вот здесь sexreflexion подсказывает, что смыслом называют справедливость. Это интересный поворот! Если люди разочарованы во всём, то они непременно будут любить справедливость и места её раздачи! То есть, то, что гарантированно будет присмотрено высшими органами или попросту будет всеми признано приоритетно честной игрой. То есть, будет тогда непременно иметь смысл, как самый честный игровой автомат! Т.о., смысл становится там, туда, в те вещи, которые избраны как справедливые, важные. Это, конечно, будет несколько ущербный смысл, но зато его будут блюсти, он будет всеобщей игрой, и потому ценен.
hund

Припадание к источникам как элитная практика гуманитариев

Вячеслав Данилов: "Вот достаточно типичный, пусть и уважительный, взгляд социолога на философию, с которым я радикально не согласен на все 146 процентов выборки.

Социолог пишет, что книжки типа "философия товарища Канта за 90 минут" вредны. Это не так. Они очень полезны даже там, где откровенно упрощают или лгут. У мысли есть интересное свойство - она проходит безболезненно через перевод, даже такой радикальный. (Это я Деррида цитирую, великого философа идиоматичности).

Социолог пишет, что философские идеи великих мыслителей не сводятся к кодексам или к некоей одной мысли, одному понятию. Это не так. Иначе мысли великих философов не влияли бы на историю, и наоборот, с чем социолог как раз согласен. Чтобы понять, что такое мысль Канта, не надо читать все 6 томов русского издания, не надодаже читать пресловутый первоисточник. Ты либо понял Канта, либо нет. И понять его можно по паре-тройке предложений. Всякий философ в жизни мыслит одну лишь только мысль, и никак не много. (Это я цитирую Мамардашвили). А все мышление философа сводится к выражению одной интуиции (Бергсон).

А дальше мне читать социолога и опровергать его уже совершенно лень".

А я вот помню с моего студенческого и аспирантского прошлого девяностых и первой половины нулевых, как все были помешаны на аутентичности, медленном чтении и проч. пурге. Между тем, например, как военная проф. тайна передавалось следующее: "Бытие и Ничто не читал, только никому не говори", "Гегеля читать? - совсем надо на голову больным быть, чтоб ещё и читать то, что он написал. Только никому не говори, что я не читал его". Ну и так далее. А, как правило, те, кто читал священные кирпичи, начинали они с первой страницы, но так никогда и не доходили дальше первой трети книги. Но уж как любили поговорить об аутентичности и нюансах перевода. Так и остались в нюансах. Канта, например, я освоил только с пяти лекций о нём, ни разу не открыв его книг, достаточно было цитат и реконструкции его соображений на лекциях. Потом, в Германии, усвоив немецкий более-менее, уже через пятнадцать лет после лекций, довольно посредственных, кстати (не потому, что лектор не поднялся до высот аутентичности текстов и мысли Канта, а потому что... ну куда подниматься-то, всё уже вошло в воздух и само собой разумеющееся), я прочитал две книги Канта влёт, но ничего нового не нашёл. Но этот культ аутентичности и припадания по первоисточникам, о господи, я не забуду. Потому что молчал я, они ведь все были такие милые люди, кто за аутентичность и читал хотя бы по одной трети от кирпичей.