Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

hund

Половой статус в философии

Совершеннейше понимаю, что никто мне на эту тему денег не даст, а ещё и в тюрьму посадят, если разошлю это с заявками на стипендию, но всё же я попробую, а вдруг стрельнет в области "риторика жертв", тоже сейчас популярно. Ну, пустить как исследование риторики затравленного сознания.

А именно: продолжаю читать Витгенштейна и всё больше поражаюсь тому, насколько же изощрённо его сознание выработано (выработано трудами его бессознательного - сознание генерируется бессознанкой) так, чтобы скрывать от Витгенштейна причину его депрессии, а именно его гомосексуализм.



Рефреном варьируется "мои страдания - это моё предназначение", а за этим следует стилизованное под формально-логическое и даже под математическое доказательство рассуждение о том, почему его страдания - его предназначение.

И вот я подумал: а что, если деструктивное поведение - поведение поэтов и писателей - это как половое поведение вообще в животном мире, то есть, поэтика губительной излишнести - тяжёлые перья и хвост павлина мешают ему укрыться, улететь от врагов, но раз он с таким отягчающим барахлом на жопе как-то может выжить и передвигаться, стало быть, он ух какой. Такова логика полового статуса, логика павлиних.

Так вот, может быть, и вся ахинея, которую параграфами, пунктами и подпунктами излагал Витгенштейн в своём "Трактате", а также его самоубийственное поведение в жизни - это тоже знаки, которые должны были привлечь к нему требуемого сексуального партнёра (и два, да! всего два раза, но два великих раза, это сработало, клюнул умный розовощекастый высокий парень-ровесник - искомый тип Витгенштейна)?

То есть, Витгенштейн показывает: смотрите, парни, как я силён, как я маскулинен, как я с такой хуйнёй в голове ещё могу вас хотеть, как я силён такую поеблотину выдерживать, держать в уме - несмотря на этот транспиздос между ушей я ещё выживаю и сохраняю крохи либидо.



Такова же логика поэтов, пишущих с голодухи лучшие стихи - привлекает это, такая их сила. Такова же логика тех, кто очерняет себя в сети, пишет всякое говно про себя. Такова же логика многих сексуальных перверсий. И да, сама ахинея и конструкции транспиздоса тоже интересны. Хотя "Трактат" Витгенштейна типовое сочинение из хрестоматии к учебнику по психиатрии из разряда систематический бред, но и это произведение обладает своей красотой.

И красота эта, по-моему, прежде всего половая. Сила полового статуса, выраженная доступным Витгенштейну языком, который он считает козырным на момент написания (потом он потерял интерес к философии и к "Трактату").
hund

(no subject)

"...философы оплачиваются наихудшим образом, ибо являются никчёмными лакеями международной буржуазии, но то, что они вдобавок повсюду выставляют напоказ свою зависимость с таким гордым убожеством, стало для меня новостью" (Вальтер Беньямин, письмо из Неаполя в дни международного философского конгресса 1924 года).
hund

Страдание и искупление немецких философов первой половины двадцатого века

В то время как Людвиг Витгенштейн совершенно как любой бегающий от своей порочности гомосексуалист делает прыжок за прыжком в жизнь истинную, чистую, прекрасную (хотя и срывается, постоянно пишет в письмах о том, что родители его учеников это животные, а не люди, а также избил в школе подростка по голове, когда тот ему неправильно ответил на вопрос о том, где родился Исус Христос), то есть персонаж ещё круче в своём падении, в барочности своей душности - это немецкий философ еврейского происхождения Вальтер Беньямин. Как жизнь чистую, истинную и прекрасную, апофеоз свободы он полагает свою связь с ебанутой Асей - левачкой, которая ебёт ему мозги двадцать лет одной левой. Но Беньямину это и в кайф, он изобретает на основании связи с этой ебанэ теорию парадоксальной свободы в своей же судьбе. Судьба - это обречённость на свободу (парадокс, но его это не смущает, это даже изюминкой считается его философии). Двигатель движет сам себя. Ася вытирает об него ноги - но в этом и свобода, в этом жертвенность, в этом противостояние, в этом просветляющее страдание. В блядстве же и освобождение от блядства (связь с Асей прекрасно романтично двойственна, и так и осознаётся Беньямином - как предательство прекрасной жены и как долг свободы и коммунистической любви - только я вообще не понимаю его увлечения проститутками и того, как можно было побираться у друзей, не отдавая им деньги вообще и одновременно зависать по борделям, оплачивая букеты цветов с доставкой безымянным обильным блядёшкам). У Витгенштейна этого не получилось: просветлённо чалиться с кормы и в этом обрести оправдание самой греховной карм, в действе найти причину самого действа - вечный двигатель в жопе разместить не удалось. Был ли Витгенштейн честнее Беньямина? Нет, не думаю. Он был всего лишь инфантильнее.
kerl

Мрачное философии

Итак, Людвиг Витгенштейн, наследник одной из самой богатых австрийских семей, отказывается от наследства и идёт учиться на курсы учителей начальной школы. Одновременно с этим он горит желанием опубликовать свою книгу. Пишет в переписке с вышестоящими чинами по философской иерархии, что нет, он не может сделать этого теперь, когда у него совсем нет денег, но это было бы и неверно, если бы "мир принял бы мою книгу только моей волей" (публикация за свой счёт). Я вот думаю, какой же он дурак. И что от наследства отказался, и что лебезит перед людьми, которых теперь даже несмотря на усилия биографов Витгенштейна представить не удаётся. Вообще его дневники оставляют мрачное впечатление: человек в психозе, который он воспринимает как романтическое служение некоей истине, философии. Впрочем, и его "Трактат" это мама дорогая и прямая дорога в дурку, евангелие аутизма. Трактат он любил особенно и высказывался о нём всегда в самых выспренних фразах. Витгенштейн - блестящий, ослепляющий образец метафизической интоксикации. Решил перечитать на немецком, хочется понять, как строилась его харизма и влияние так, что этот ужас весь приняли за коперниковский переворот в философии. Философия - прекрасное поле для понимания того, как из пустоты можно делать нечто. Кстати, это один из основных вопросов самой философии :)
hund

Чувственное и коммерческое

Девочек готовят к бесплатной работе, а мальчиков к платной - отмечается в книге "Управляемое сердце". Я могу добавить, что девочки, т.о., готовятся к тому, чтобы находиться под чьей-то властью, не выходить за предоставленные границы, не участвовать в обмене самостоятельно, а мальчики готовятся к "платной жизни", к тому, чтобы применять свою силу вовне, обмениваться с другими (пространство денег - это пространство силы и обмена).

Ещё в книге очень интересно описывается то, как чувство существует в коммерческом мире. Коммерческий мир сочетает в себе чувственную логику - привлечение, угадывание, мягкое убеждение, и силовую логику - нагибать, подчинять, перебивать.
hund

Воздействие силой и воздействие привлекательностью

Сейчас в мире принято привлекать, а не брать силой. Приманивать, вызывать желание изнутри, а не ломать границу. Принято увлекать, а не приказывать. Вот почему я слежу за весом: чтобы мне сами давали. А если бы я был толстым, мне пришлось бы, наверное, быть как Харви Вайнштейн - всех нагибать, через колено, брать что нравится. Сила, как мы видим, это распространение единого в разное. Подчинение, гомогенизация.

А вот когда люди увлекают друг друга - это способствует разнице, возрастанию разнообразия в мире или же, наоборот, его гомогенизации? Если думать так, что вот, мы разные люди, но я в себе другом по отношению к другому другому выращиваю то, что привлечёт другого, является его ценностью (худобу выращиваю) - выращиваю, то есть, как грибницу в себе, на себе, этот кусочек ценностей другого, чтобы привлечь этого другого - по этой логике я способствую гетерогенному миру, разнообразию. Так как сохраняю две сущности - себя и другое. А если я воздействую на другого силой - получаю ли я другое или лишь пролонгирую, проталкиваю свою ценность? Скорее именно так и есть. В мире силы существенно, т.о., сокращается количество разницы, количество других.
hund

Трансы в Берлине

До сих пор я под впечатлением от обилия трансов на вечере-вернисаже сегодня. Под впечатлением страха, который от них исходит. Философия трансов восходит к Хайдеггеру, к понятию о подлинности. Подлинность - вот истина и желание трансушек и трансов. Особенно страдают в этом, я заметил, те, кто перековывается из молодых женщин в молодые мужчины. Они так трепетно растят свои жидкие позорные бородёнки, так стараются похудеть и так далее. Те, кто перековывается в женщину, те как-то спокойнее. Не знаком с проблематикой, но мне представляется по тому обилию трансперсон вокруг, в котором я оказался вечером, что перековаться в женщину из мужчины проще. Это как если бы была деградация, расслабление. Пришло в голову, что врезать вагину - это проще, чем замастрячить нормально работающий половой мужской уд. Да, так вот, философия трансов - это философия страха. Транс - существо конвенциональное. Но принужденное искать подлинности. Соединить несоединимое - вот судьба транса. Назвался груздем - полезай в кузов, казалось бы. А кузов не даётся. А оказывается, чтобы попасть в кузов, мало только номинально назваться груздем, назвать кузов, нужно ещё что-то подлинное. И оно совершенно никогда не достижимо. Казалось бы, детка, да плюнь на подлинное. Тебя не отличить уже от подлинной цели перековки, от твоего финала. Но детка беспокойна постоянно. Детка хотела бы выскочить из мира договора в мир вещей. Странное желание трансов, эта неосуществимость. Они будто хотят быть подлиннее, чем мы все тут (подлинные, но и договорные в то же самое время). И мне потому постоянно хочется улыбнуться плотоядно хищно ужасно в ответ на тревожный трепет трансов: дитя, не мучай себя, нам и так несладко в этом мире, в который ты силишься попасть, ведь мы тут хотели бы давно выскочить из своей подлинности в чистоту конвенциональности, в чистое совпадение представления с самим собой, а ты, дурилко, хочешь быть наоборот и загоняешь себя в место, которое не существует. В героику места, которого нет, в некоторое ни-там-ни-здесь. И вот за эту героику хочется уже вторично улыбнуться омерзительно - они ведь чувствуют себя героями, трансы. Да, они герои, конечно. Такое выдерживать. Но ты же сама в это влезла, деточка, в эту гонку неосуществимых вооружений, в вечно несостоявшуюся ядерную войну и политику сдерживания. Ты само культивируешь этот ужас хайдеггеровского вопрошания, не хочешь от него очнуться, прекратить этот декаданс.
Gorky

А "нет" ей всё равно сказать не получится

Пересмотрел книгу Франкла "Скажи да жизни" и теперь, десятью годами после первого её увлечённого прочтения, нашёл, что это противоречивый психологический кодекс, наряду с утверждением благой роли метапозиции ("пребывайте в духе в концлагере, и это поможет, подняться над обстоятельствами хотя бы духом") встречаются уродливости, вкраплениями, вроде вот этого "коперниканского переворота":

"Вся сложность в том, что вопрос о смысле жизни должен быть поставлен иначе. Надо выучить самим и объяснить сомневающимся, что дело не в том, чего мы ждем от жизни, а в том, чего она ждет от нас. Говоря философски, тут необходим своего рода коперниканский переворот: мы должны не спрашивать о смысле жизни, а понять, что этот вопрос обращен к нам — ежедневно и ежечасно жизнь ставит вопросы, и мы должны на них отвечать — не разговорами или размышлениями, а действием, правильным поведением. Ведь жить — в конечном счете значит нести ответственность за правильное выполнение тех задач, которые жизнь ставит перед каждым, за выполнение требований дня и часа".

Ты скажи мне, где цветы, где все маки (с)

Тяжело одновременно читать биографии великих и одновременно видеть не поддержанные приглашения к дискуссиям от признанных писателей философов и в писательских и философских интернет-сообществах. Одновременно очень много этих приглашений, но впечатление, что все эти обильные конференции спешно проводятся под галочку, пока ковид есть и зум-формат, ведь их так легко проводить. Большинство мероприятий - презентации. Или обсуждение одного произведения. А у великих была всегда тема, а не презентация. Движения были. А в Берлине, например, давно никаких групп нет, интеллектуальных группировок, интеллектуалов как таковых нет. Студенты, даже технари, да и интересующиеся "простые люди" раньше в движения сами вовлекались массово, обсуждая, что такое структура, что такое стиль, что такое литература и разные в ней и в критике явления. Нет ничего теперь, не видно. Левое болото постоянное и неизменное, практически немое и всё на деньги партии движением я не считаю. Да и до ковида, по-моему, всё движение составлялось из презентаций. Каких-то узловых тем в философии и в литературе уже не было видно давно.
Gorky

(no subject)

Кьеркегор правильно сказал о скуке: "Жизнь - это непрерывный побег от скуки". И Бертран Рассел хорошо сказал: "Поколение, которое не может выносить скуку - это поколение духовных карликов". Я добавлю то, что скука есть у всех, даже у тех, кому якобы некогда скучать, якобы у кого работа, дети и т.п. взрослая жизнь (люди чаще бегают от скуки посредством этих практик и отговорок, чем находят настоящий смысл в них, если уничижительно говорят о скуке, я замечал). Даже у животных есть скука. Их вообще мне очень жаль, когда им скучно. Больше никогда не заведу ни крыс, ни даже рыбок, не могу забыть, как крысам в детстве хотелось выбраться из клетки, как они её трясли и злились, как они к ней привыкли только с возрастом. Привыкли, со временем вытеснив её из сознания, но так и не приняли её.